Олег Покальчук, социальный психолог
Мы не можем навести порядок даже в своей голове, поэтому и живем в бесконечном кино Кустурицы
20.03.2017 16:42 176

Разговор с социальным психологом Олегом Покальчуком я начала с вопроса, почему нам сейчас стало трудно отличить плохих людей от хороших.

Он объяснил, что поскольку мы живем в так называемую эпоху постправды, те нормы, которые раньше считались абсолютно незыблемыми, модно считать относительными, мол, не все так просто и не все так однозначно. По его словам, в постправде важен феномен работы не с фактом, а с интерпретацией фактов и с тем, что образуется в результате этих интерпретаций в нашем сознании.

- То есть хаотичная информация накапливается ступенеобразно, а в результате происходит блокада в том числе и морально-этических норм, - отметил Покальчук. - Причиной этого является инстинкт самосохранения: лучше не занимать никакую сторону, пусть лучше будет хаос, чем ты ошибешься, и это может иногда стоить тебе жизни.

Откровенно говоря, абстрактное научное объяснение нынешнего смятения в море информации не очень прояснило картину, поэтому я перешла к конкретным примерам из нашей жизни.

ПОЛИТИКИ У НАС НЕ ЛОРДЫ, НО И УКРАИНА НЕ КОРОЛЕВСТВО

- Олег, было много разных версий по поводу мотивации людей, которые инициировали недавнюю блокаду железной дороги на Донбассе. Как людям разобраться, где правда, кому верить и на что ориентироваться?

- Ориентироваться на себя и верить себе! Любая информация, которая попадает в прессу - это всегда интерпретация, то есть определенным образом обработанный факт. Юридически он обрабатывается якобы для того, чтобы общество его лучше усвоило, а по факту это определенная коммерческая установка, чтобы человек эту информацию купил и употребил, возможно, не в прямом материальном измерении, но, по сути, так оно и есть.

Поэтому любую информацию надо воспринимать просто как некое атмосферное явление, но не более. Особенно когда в информации сразу содержится механизм или определенный протокол, как именно ее надо воспринимать.

- Однако блокада железной дороги на Донбассе - это факт. На что человеку опираться, чтобы определить свое отношение к нему?

- У людей нет необходимости формировать свое отношение к тем вещам, в которых они не собираются принимать непосредственное участие.

- Но ведь мы живем в этой стране, и нам говорят, что подобные вещи влияют на наше настоящее и будущее, в конце концов, на курс доллара.

Не надо путать индивидуальное сознание людей с массовым, потому что индивидуально люди умные, а массово всегда дураки

- Если люди хотят вестись на то, что им говорят, это, конечно, их право. Тогда они будут находиться в ситуации хаоса, а значит, ими будет очень легко управлять - это достаточно эффективный прием. Потому что стоит сказать людям: «Я избавлю вас от хаоса», и они побегут за кем угодно, лишь бы только их отсюда вывели. А куда их заведут при этом, их не интересует или интересует во вторую очередь.

Поэтому не надо путать индивидуальное сознание людей с массовым, потому что индивидуально люди умные, а массово всегда дураки - в любой стране, это не украинская прерогатива.

Итак, я еще раз повторяю: все, что не касается их лично или их родных, должно волновать людей в третью очередь. А то, что они живут в этой стране... В ней происходит очень много разных вещей, а информационное пространство фактически силой определяет приоритеты и объясняет людям, что они должны воспринимать их именно в такой последовательности и взаимосвязи.

Но, должен сказать, что в 42-миллионной стране, наверное, миллионов 40 вообще даже не подозревают, что происходит в информационном пространстве, - у них сейчас огороды, сады и весна. А несколько сотен людей оперируют несколькими тысячами людей. Знаете, была такая фраза времен гражданской войны - война красного меньшинства против белого при молчаливом созерцании большинства.

У государства есть гораздо больше механизмов и возможностей организовать блокаду без кавычек, то есть сделать ее реалистичной

- А как вы лично относились к блокаде? На чьей стороне были?

- Я сторонник прекращения торговли с воюющей стороной через законодательное поле - путем принятия закона об оккупированных территориях, последовательного ряда законодательных актов, потому что у государства есть гораздо больше механизмов и возможностей организовать эту блокаду без кавычек, то есть сделать ее реалистичной.

А в таком отчаянно-самодеятельном варианте, учитывая, что на Донбассе есть 17 узловых мест, через которые не первый год проходят товары, делать это в одном-двух местах усилиями отдельных людей, я как практик считаю неэффективным.

К тому же у меня есть личные предостережения относительно лидеров этого процесса, но они субъективны.

- То есть вы поддерживаете решение СНБО о прекращении перемещения товаров через линию разграничения?

Власть не понимает, что у нас появилось гражданское общество, и не в интернете, а в реальной жизни, и оно будет влиять на власть

- Конечно! Жаль, что оно было принято под давлением общественности, потому что очень часто в нашей стране власть сначала пытается сделать так, как выгодно ей. Она не понимает, что у нас все же появилось гражданское общество, и не в интернете, а в реальной жизни, и оно будет на нее влиять. Эффективно или нет, это другой вопрос, но с фактом влияния она должна будет считаться, потому что это уже величина, которой нельзя пренебречь.

Пока что власть этих уроков не выучила. Она снова пробует по-своему: может, как-то пролезет, прокатит, а потом, видит - не получается!

К сожалению, это глупая трата времени, но хорошо, что она заканчивается таким образом, потому что «папередники» упирались до последнего, и это им стоило известно чего.

- По вашему мнению, организаторы этой блокады достигли своих хотя бы политических целей или их переиграли?

- Я не политик, а практик, поэтому меня это не очень волнует. Повторюсь: у меня есть история личных отношений с лидерами этой блокады, не буду конкретизировать, но она отрицательная.

К тому же, в истории, и не только украинской, часто бывает, что люди, которые делают поступки, часто не обременены какой-то моралью или этикой. Потому что спокойные добропорядочные люди сидят, смотрят телевизор и думают, как же нам жить лучше. А люди аферистичного склада характера что-то делают - так заведено в обществе.

- То есть не очень нравственные люди способны делать хорошие дела?

- Нет-нет, они просто способны делать дела, а оценку, хорошие они или плохие, уже позже дает история.

Есть такая фраза, что историю пишут победители. Пока что этот процесс точно не завершен, и о каких-то оценках вообще говорить рано. Главной ошибкой было бы пытаться унифицировать этот процесс, называть всех какими-то одними словами, вешать ярлыки, потому что чем он масштабнее, тем больше людей с разными убеждениями принимает в нем участие, как это было на Майдане. Он объединил огромное количество людей с абсолютно разными платформами - идеологическими, религиозными и так далее. Поэтому он был действительно уникальным и мощным явлением.

Феномен блокады, кроме того, как он был затеян, и какие цели преследовали организаторы, действительно всколыхнул определенную романтическую часть украинского общества, призвал к действию людей, которые считают, что таким образом могут что-то изменить. По меньшей мере они что-то меняют в себе - это уже неплохо!

- Мне кажется, что один из активистов Майдана и организаторов блокады Владимир Парасюк пытается уже который раз зайти в одну и ту же реку. Как вы оцениваете его политическую деятельность?

- Я считаю, что в Украине политическая деятельность как таковая отсутствует в принципе, потому что в результате она должна иметь какие-то законодательные формы, которые, в свою очередь, потом воплощаются через статьи бюджета и так далее. Поскольку этого нет, то это никакая не политическая деятельность.

- А с этической точки зрения как вы относитесь к тому, что этот политик часто пускает в ход руки-ноги?

- Я не делал бы из этого большой трагедии - политики бьются в целом мире, в том числе в британском парламенте.

- И пусть бы дрались между собой, но он бьет людей!

- Это ваше субъективное отношение, а я вам говорю о своем: меня это абсолютно не волнует и никаких моих морально-этических принципов абсолютно не поднимает: ну, люди бьются и бьются, подумаешь, проблема! Повторюсь: парламентарии бьют и друг друга, и на улицах в целом мире, на эту тему есть много нарезок видео, не надо делать из этого какую-то эксклюзивную историю.

Да, политики у нас не лорды, это точно, но ведь и Украина не королевство!

ЗА ТРИ ГОДА НА ОККУПИРОВАННОМ ДОНБАССЕ ПРОИЗОШЛИ НЕОБРАТИМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

- Каков ваш прогноз, решение СНБО о прекращении перемещения товаров в ОРДЛО будет выполнено полностью или появятся какие-то обходные лазейки?

- Я знаю только, если обществу что-то кажется, то для него это так и есть. То есть, если власть убедительно сделает вид, что блокада происходит, то общество будет этим удовлетворено.

Но то, что все эти разговоры о блокаде, что это торговля на крови и прочее, почему-то в значительной степени возникли на третьем году войны, вызывает определенное подозрение и недоумение. Поэтому, очевидно, они могут так же активно и сдуться, поскольку это все же словесно-политический конструкт. Он имеет под собой правдивую основу, иначе не получил бы резонанс в обществе, но обстоятельства его появления и динамика развития вызывают у меня глубокую иронию.

- Сейчас можно услышать мнение, что решение о прекращении торговли с ОРДЛО существенно отдалит перспективу возвращения Донбасса.

- Оно на это никак не повлияет! Возвращение Донбасса - это глобальная геополитическая проблема. Мы являемся заложниками мировой ситуации, и случай с Донбассом не уникальный - есть Абхазия, Южная Осетия, но Грузия значительно быстрее, нежели Украина, интегрируется в европейские сообщество, и эта проблема там не предполагает решения. Есть Приднестровье, был Кипр, какие-то штаты или провинции между Индией и Пакистаном. То есть это замороженный конфликт надолго.

- Но Украина потеряла поддержку людей на оккупированных территориях в связи с закрытием там украинских предприятий?

- Я думаю, что у них отношение к Украине и так уже сформировалось, потому что три года - это срок, за который происходят необратимые изменения. Там произошло то же самое, что и при разделении Берлина на зоны оккупации, когда сначала было отчаяние, потому что там же родственники и одно, второе, третье. Но ведь надо как-то жить, ну, тут ГДР, а там ФРГ. Так и жили. А кое-кто прыгал через стену.

Вполне возможно, что на какой-то юбилей или под какие-то очередные российские путинские выборы Путин объявит присоединение ОРДЛО к России

- А мы точно ФРГ?

- Я думаю, это абсолютно очевидно! А там чистый «ГДР», и для Путина как бывшего чекиста, который там служил, это абсолютно комфортная ситуация - он понимает, что именно строит на оккупированных территориях.

Я думаю, вполне возможно, что на какой-то юбилей или под какие-то очередные российские путинские выборы Путин объявит присоединение ОРДЛО к России.

- И мир это проглотит?

- Да-а! Конечно, будет высказано глубокое беспокойство, даже очень глубокое! У мира же нет рычагов воздействия против таких вещей. Как когда-то Сталин говорил по поводу недовольства Папы Римского какими-то его действиями: «А сколько у Папы Римского дивизий?». Так и здесь. Мир же не собирается в этой конфигурации как-то эффективно противостоять вооруженной России, ему хватает Сирии, Афганистана, Ирака. Они там увязли, Россия продолжит это раздувать, а Украина будет неким «билетом за проезд».

- По вашему мнению, как сказалась ситуация с национализацией боевиками украинских предприятий в ОРДЛО конкретно на Ахметове? Он теперь перейдет из олигархов в средний класс?

- Это вопрос не ко мне, я же психолог. Но то, что он человек, который по всем психологическим признакам не является «автором» этих денег, а только «смотрящим» - тоже очевидно. Поэтому он лишь играет роль олигарха. То есть, мы знаем людей, которые заработали свои состояния, и понимаем, как они это сделали и как они работают. Коломойский - олигарх, Порошенко - олигарх, Кононенко - олигарх. А Ахметов... ну, это несерьезно! Кроме того, у денег такого времени, места и вида происхождения никогда не бывает одного хозяина. Поэтому я бы сказал, что это такой puppet, то есть кукла, марионетка.

НЕЛЬЗЯ ИГРАТЬ ПО ПРАВИЛАМ ПРОТИВНИКА, ВЫИГРЫВАЕТ ТОТ, КТО СОЗДАЕТ СВОИ

- Последние события в Украине, в частности, картинка блокады, поведение наших политиков и элит, при взгляде со стороны могут создать впечатление хаоса. Насколько нам надо учитывать мнение со стороны и то, как нас воспринимают во внешнем мире?

- Нам надо учитывать то, что интересует нас лично. Любая мысль, которая направляется снаружи внутрь, всегда является информационной операцией, вопрос только в масштабе.

- Но Украина является объектом влияния и Запада, и России. Какое из этих двух влияний сильнее, и к какому у нас большее сопротивление?

Украина уже не первый десяток лет существует на средства западных налогоплательщиков

- Сейчас, безусловно, западное влияние сильнее по причине финансирования, потому что, как говорил когда-то Клинтон, есть деньги - есть влияние, нет денег - нет влияния.

Давайте начнем с того, что Украина уже не первый десяток лет существует на средства западных налогоплательщиков. Мы ничего особо не производим и не продаем, что может пользоваться спросом в мире, поэтому наша власть хоть и со скрипом, но очень четко выполняет распоряжения тех людей, у которых лопается терпение, и они спрашивают, куда деваются их деньги, и что это вообще за страна такая? Это называется украинские реформы.

Основная цель западного влияния - минимизировать собственные убытки. Украина в этом смысле не является исключением, Запад так работает со всеми странами, которым он помогает, к примеру, с Польшей, которая, будучи в Евросоюзе, тоже получает грубые миллиарды евро на развитие.

Украина тоже получала и получает деньги на эволюцию в определенном направлении, но она старается уйти вглубь - закопаться в какую-то нору и там себе «эволюционировать».

Поэтому цель этого влияния очень проста - не создать себе дополнительную 40-миллионную проблему на востоке Европы, потому что проблем и так хватает, не дать разгореться большому военному пожару, не дать возможности сделать Украину финансовым и политическим активом Российской Федерации, как это было раньше.

А российское финансовое влияние ограничивается в том числе и нашей властью, потому что, даже если абстрагироваться от политики, это олигархическая конкуренция, и им эти влияния, когда они здесь будут насаждать своих олигархов, совершенно не нужны.

Кроме того, сейчас существует консолидированный украинско-западный фронт против российского влияния. Да, он сильный, квалифицированный, но все слабее.

- Однако довольно часто можно услышать, что мы продолжаем проигрывать России информационную войну. Вы с этим согласны?

- Нет! Эта демагогия и крик касаются, собственно, узкой темы - трансляции СМИ и телевидения. Это очень сильное преувеличение, как и вся эта заварушка вокруг информационной войны, потому что это часть пропагандистских диалогов, которые на самом деле ни на что не влияют.

Пропаганда вообще не предусматривает обратной связи. Это такой себе баннер любого государства, который должен быть. Если его нет, то это плохо, но он особо ни на что не влияет. Поведение людей, особенно в 21-м веке, изменяется под влиянием совершенно других факторов - эта часть психологии называется аттитюд (социальная установка, предрасположенность к определенному поведению личности в ситуациях общения с другими людьми. - Авт.). Влияние на аттитюды - это современные методы, а пропаганда к этому не имеет отношения.

- Но Россия продолжает придумывать иезуитские методы, чтобы втянуть нас в противостояние. К примеру, как в случае с выбором российской конкурсантки «Евровидения». По вашему мнению, это спецоперация?

- Конечно! Не надо быть специалистом, чтобы сказать, что это так.

- Как нам этому противостоять?

- Мы сейчас (интервью записывалось 15 марта. - Авт.) будем разговаривать на эту тему с заместителем министра информполитики Дмитрием Золотухиным. Что-то придумаем.

- Вы считаете, что Юлию Самойлову надо пустить в Украину?

- Да, потому что нельзя играть по правилам противника. Всегда выигрывает тот, кто создает правила игры.

Россия делала ставку на такую нашу простую реакцию, как запрет въезда, потому что они видят украинцев примитивно-реактивными существами. Поэтому не надо на это вестись, их конкурсантку следует пустить.

Кстати, такие прецеденты в мире существуют. К примеру, в американском миграционном законодательстве есть пункты о визовых ограничениях для определенных групп лиц, но если эти лица находятся в составе официальной культурной делегации другой страны, где их маршрут четко очерчен, тогда это правило на них не распространяется.

В случае с российской конкурсанткой - это абсолютно та же история. Такой ход будет абсолютно понятен и Соединенным Штатам, и Европе, потому что в мире так предусмотрено. То есть индивидуально этот человек сюда никогда не въедет, и об этом нужно объявить, но поскольку он является частью большого европейского проекта, мы его пускаем, как исключение, и точка!

- Вы можете привести примеры, когда Украина адекватно реагировала на российские спецоперации и смогла переиграть Россию? Или мы обычно ведемся на провокации и играем по ее правилам?

- Нет! Я по понятным причинам не могу приводить примеры, но они есть. Здесь та ситуация, когда скромность украшает. Потому что когда вы рассказываете, как именно победили противника, второй раз на эти грабли он уже не наступит. Поэтому надо продолжать говорить: «Да-да, Россия на нас страшно давит, ой-йой-йой!» А на самом деле у нас все не так уж плохо!

- Может, таким примером является раскрытый хакерами план дестабилизации Украины под названием «Шатун»... А почему вы смеетесь? Не было «Шатуна»?

- Не скажу!

- Ладно, не говорите. Но политики не отказались от попытки расшатать ситуацию и добиться досрочных выборов.

- Расшатывание ситуации, как мы говорили в начале разговора, является одним из маркеров политики вообще. Когда ситуация стабильна, нет динамики, поэтому политики в любой стране всегда стараются ее расшатать - или в каких-то законных рамках, или не очень. А дальше надо рассказывать, что все это расшатывает противник. Тоже красиво! Иногда это совпадает. Просто когда ситуацию действительно расшатывает противник, как правило, об этом не говорится.

- У нас иногда вообще непонятно, кто свой, кто чужой.

- То-то же! Главное - чтобы вы находились в состоянии повышенной тревожности, а здесь вам скажут: «Вот политик, который вас лично спасет, поддерживайте его, голосуйте за него, этот хороший, а эти плохие!». Это является манипуляцией сознанием.

- То есть до досрочных выборов политики ситуацию не расшатают?

- Об этом спрашивайте у политиков. Меня это не интересует. Личные «выборы» происходят ежедневно и ежеминутно в каждой отдельной голове. Люди выбирают себе какую-то жизненную позицию. Или не выбирают. Есть масса людей, которым политика по барабану. Не надо думать, что у нас общество так политизировано. Но и то, что политизировано, оно же диванно-политизированное. Это как в футболе: вы же сами не играете, а смотрите его по телевизору с пивом. Так и с политикой и войной: люди сопереживают, но это аналог "боления" за любимую футбольную команду: ой, не туда побежали, ой, забили, как же они неправильно играют, воюют или волонтерят. У нас же все знатоки!

- Некоторые сравнивают нашу нынешнюю ситуацию с Руиной или предсказывает ее наступление. Вы видите признаки ее приближения?

- Да нет, нам до руины еще далеко! У украинца даже если дом разрушат, в погребе еще будет закопано продовольствия на три года. Все говорят: «Такая беда-беда», а выйдите на улицу и посмотрите на это «горе» и количество дорогих автомобилей, продажи которых ежегодно растут.

- А политическая апатия или политическая усталость фиксируется в обществе или это тоже навязанная мысль?

- Нет, они действительно есть, но это естественные вещи, к тому же они еще и сезонные, потому что после зимы весной анемия немножко сказывается, это факт. Да и люди устали, это тоже правда. Но устали те, кто напрягался.

Я еще раз подчеркну, что эмоциональное выгорание, разочарование или отчаяние есть у пропорционально небольшой части людей, где-то у нескольких миллионов, которые активно принимали участие в событиях последних лет. Но они или эффективно трансформируются и из волонтеров становятся профессионалами, или преодолевают это свое отчаяние и начинают какое-то активное действие. И здесь даже не важно, позитивное оно или негативное для них лично, важно, что это действие. То есть, это тот тип людей, для которых важнее действовать, чем бездействовать, и за это надо отдать им должное, молодцы!

Люди выживают по-разному в зависимости от возраста, темперамента, пола, характера, но они выживают. То есть наши люди не такие беспомощные, как они о себе говорят.

РОССИЯ ОСТАНЕТСЯ ИМПЕРСКОЙ СТРАНОЙ ХОТЬ С ПУТИНЫМ, ХОТЬ БЕЗ ПУТИНА

- Уменьшилось ли, по вашему мнению, влияние олигархов за три года после Майдана?

- Я думаю, что оно осталось константным, потому что у олигархов есть свои пределы роста и границы влияния. Они имеют иллюзию, что деньги решают все, но, как показывает жизненная практика, это далеко не так, а в критических для Украины ситуациях они вообще ничего не решают.

К примеру, как оказалось, не российские деньги решили теперешнюю судьбу Украины, хотя вливания в деструкцию были колоссальными. Но надо сказать, что значительное количество денег на развал Украины их же прихвостни просто украли. То есть, в этом случае у коррупции есть также и положительная сторона: данная национальная черта, которая подразрушает наш бюджет, изрядно подразрушила и российско-сепаратистский, не без того!

- Слышали ли Вы прогнозы или намеки российских политологов, что Путин в этом году куда-то надолго исчезнет якобы из-за проблемы со здоровьем?

В России коммунистическо-колхозное мышление существовало всегда, потому что они другие. Для них коммунизм, большевизм или монархия достаточно органические формы социального бытия

- Во-первых, я иронично отношусь к этим прогнозам - они милые сердцу, но это на уровне анекдотов. Во-вторых, это не имеет значения, потому что Россия - имперская страна с Путиным и без Путина, а их коммунистическо-колхозное мышление существовало всегда, потому что они другие. Для них коммунизм, большевизм или монархия достаточно органические формы социального бытия.

Кроме того, это единственный способ удержать в рамках федерации совершенно разные народы, этносы, религии и так далее. Рано или поздно она как-то треснет или обрушится, как случается с такого рода империями. Но не надо демонизировать Путина! Мы же вменяемые люди и знаем, что это ставленник кооператива «Озеро», его делегировали на эту роль. Только те, кто его выбрал, просчитались, потому что он их тоже зачистил и подмял, я бы сказал, с гитлеровским совершенством. Потому что если вспомнить времена перед Второй мировой войной, прослеживается совершенно четкая схожесть на третий рейх, партийные и внутрипартийные разборки.

- А каким вам видится будущее Украины?

- Таким, как есть! Мы и так живем в этом будущем, оно не меняется. Нет оснований говорить о какой-то динамике, потому что для этого нужны деньги, а их нет.

- Разве мы не сможем их заработать?

- А чем? Мы можем их нарисовать, напечатать, но заработать деньги значит, во-первых, что-то сделать и что-то продать. Как говорит старый анекдот, все, что мы делаем не руками, у нас получается хорошо, а все, что руками, как-то не очень продается. Кроме того, мир затоварен, существует кризис перепроизводства, и мы можем продавать разве что лес-кругляк, но это превращает нас в западную колонию. Мы нужны как ресурс, здесь есть много полезных ископаемых, и можем их продавать. Но дело в том, что мы столько задолжали, что нам могут диктовать любые условия.

Я не вижу людей в политике, которые могли бы не просто это прекратить или видоизменить, но и личным примером продемонстрировать, что они будут жить как-то по-другому.

Возьмем, например, Турцию и Эрдогана, безоценочно, нравится или не нравится, но это человек, который сказал Европе: «Мы стояли в прихожей Европы десятки лет, и с нами вот так? Тогда мы пойдем своим путем». И взял и пошел - недемократическим, убыточным, и так далее.

Но украинцы по своей природе демократы, и это мешает им быть дисциплинированными. Демократия и дисциплина - это немножко отдаленные вещи, особенно при нашем таком либералистическом мировоззрении. Поэтому, когда кто-то кого-то призовет к порядку, все будут кричать, что это диктатура. Мы не можем навести элементарный порядок у себя в голове, поэтому у нас такое бесконечное кино Кустурицы. Но, по крайней мере, весело!

- А сериал с Насировым вам нравится?

- Как и каждый сериал, это информационная проекция, поэтому этому нельзя и не надо доверять. А что там было на самом деле, мы вряд ли узнаем. Мы же уже были свидетелями, как наручники одевали просто в Кабмине (25 марта 2015 года на заседании правительства был арестован глава ГСЧС С.Бочковский. - Авт.)

Мы эти цирки уже видели безотносительно к тому, что все украинцы считают, что все должностные лица коррупционеры, и их надо не просто арестовать, а немедленно казнить. Наверное, у них есть основания так считать.

То есть это то, о чем я говорил: если человеку так кажется, то для него это так и есть. Насиров может быть ни разу не виноват, но если люди так считают, то с этим надо что-то делать. А государство ничего не делает.

Поведение людей определяет не реальность, а их представление о ней

- То есть мы не способны отличить реальность от проекции?

- Поведение людей определяет не реальность, а их представление о ней. Действительно реалистично мыслят отдельные рациональные люди, но они тогда успешные профессионалы и занимаются своим делом, им не нужны народные массы. То есть, они интегрируются в западный мир, который состоит из суммы эгоистов-индивидуумов. В этом его сила, потому что очень высокие конкурентность, эффективность так далее. Но, с нашей точки зрения, и слабость, потому что: «А поговорить?». А что говорить, работать надо!

- Ну, жителям западного мира тоже хочется поговорить - они вон какие деньги платят за это психотерапевтам!

- Это правда. А мы и здесь демпингуем - у нас можно поговорить и просто за бутылкой!

Надежда Юрченко, Киев.

Фото: Елена Худякова, Николай Мякшиков, Павел Багмут

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-