Гульнара Бекирова, историк, кандидат политических наук
Депортация крымских татар в 1944 году сопоставима с уничтожением Россией Крымского ханства
18.05.2018 09:00 1574

18 мая 1944 года – трагический день в истории крымских татар. Память о нем всегда будет болезненной, а душевные раны вряд ли заживут. Как депортация коренного народа Крыма стала возможной, почему она, спустя 74 года, консолидирует людей и насколько изгнание крымских татар с родной земли связано с сегодняшней ситуацией на полуострове, корреспонденту Укринформа рассказала историк, кандидат политических наук, член украинского ПЕН-клуба Гульнара Бекирова.

- Гульнара, сегодня исполняется 74 года со дня изгнания крымских татар из Крыма. Если смотреть в исторической перспективе, чем для народа стала депортация 1944-го года?

- Это, безусловно, самая масштабная трагедия крымскотатарского народа в ХХ столетии, сопоставимая с трагедиями Холокоста у еврейского народа и с Голодомором у украинского. Важно не только для крымских татар, но и для украинского государства и общества, что сегодня депортация 1944 года признана в Украине геноцидом.

- Были ли в истории крымских татар аналогичные по масштабам трагедии?

- Думаю, что геноцид крымских татар 1944 года можно сравнить с потерей государственности – когда в 1783 году в результате аннексии Крыма Россией было уничтожено Крымское ханство. Последствия этого события были по-настоящему разрушительны для крымскотатарского народа. Всего за полтора столетия после него крымские татары превратились в меньшинство на своей единственной исторической родине.

Эмиграционный процесс продолжался практически непрерывно, но самой катастрофической была эмиграция крымских татар во время и особенно после окончания Крымской войны 1853-1956 годов. В результате  проводимой царским режимом политики выдавливания родину покинуло такое большое количество представителей коренного народа, что уже в середине ХIХ века, вскоре после массовой эмиграции крымских татар, публицист и исследователь Крыма Феоктист Хартакай писал о «конце истории крымских татар в Крыму».

Его современник Герцен в своем журнале «Колокол» в статье «Гонение на крымских татар» был куда более справедлив и точен: «Правительство вытесняло из Крыма преданное ему татарское население с тем, чтобы заселить Крым русскими – и только когда не стало 100 тысяч татар, догадалось оно, что русские в Крым не пойдут». Как свидетельствовал "Колокол", Крым вследствие политики царского самодержавия превратился в безлюдный край: «Едва ли самая кровопролитная война, общий голод или моровая язва могли в столь короткое время обезлюдить край – его опустошило самою администрациею укорененное переселение татар».

- Непосредственных участников депортации с каждым годом становится все меньше. О многих из них вы рассказывали в своих телепроектах, книгах. Можете поделиться историей или биографией, которая вас взволновала и удивила больше всего?

- Таких историй множество – практически в каждой есть очень запоминающиеся драматические эпизоды. Но есть, конечно, особенно потрясшие меня судьбы... Зелиха Пашиева родилась в 1918 году в красивейшем уголке Крыма – деревне Кучук-Узень Алуштинского района, до войны вышла замуж. Муж работал в деревенской пекарне, родились дети. В первые дни войны муж ушел на фронт, а Зелиха с родителями и детьми осталась в родной деревне. Маму расстреляли гитлеровцы. В 1942 году мужа из-за контузии комиссовали, он вернулся в деревню, тоже стал помогать партизанам. В конце 1943 года во время прочесывания леса фашисты его убили. А спустя несколько месяцев, 18 мая 1944 года Зелиху, как и всех крымских татар, депортировали из родного Крыма... Уже в первые годы изгнания она потеряла отца, похоронила пятерых детей, осталась одна...

Да и история моей семьи драматична. Ни отец, ни мама после 1944 года так ни разу и не посетили родные очаги. Отцовская деревня Байдары (ныне Орлиное) Балаклавского района входила в закрытую севастопольскую территорию, куда крымских татар не пропускали даже в качестве туристов. Он так и умер в 1991 году, не увидев свое село. А мамина деревня Аджименды, что недалеко от Керчи, была стерта с лица земли, как и многие деревни после депортации, – они были практически моноэтничными крымскотатарскими...

- Была ли у крымских татар в ужасных условиях депортации и репрессий какая-то общая формула выживания? Применима ли она в сегодняшних условиях в Крыму?

Латентная депортация, выдавливание крымских татар продолжаются и сегодня. А запрет въезда лидерам Меджлиса – это уже очевидный акт депортации

- Много учиться, любить родину и бороться за нее, сохранять традиции, культуру и язык, никогда не сдаваться, помогать друг другу. Думаю, этот жизненный «рецепт» вполне применим в нынешних крымских реалиях.

- Сразу после оккупации Крыма там поползли слухи о новой депортации крымских татар. Если провести исторические параллели с 1944 годом, насколько вероятной она была в 2014-м и остается вероятной сегодня?

 - Увы, латентная депортация, выдавливание крымских татар продолжаются и сегодня. Инструментом этой политики являются ежедневные репрессии в отношении крымских татар. А запрет въезда на родину лидерам Меджлиса и общественным активистам – это уже очевидный и не скрываемый властями акт депортации.

- Какова, на взгляд историка, «логика» в депортации народов Крыма, Кавказа, Прибалтики с точки зрения советской власти?

- Слово «логика» здесь, конечно, может использоваться только в такой редакции – с кавычками. В каждом конкретном случае, разумеется, у власти были свои мотивации и формулировки. Однако очевидно одно – в большинстве случаев это были сравнительно немногочисленные этносы, которые легко было обвинить в неблагонадежности, свалить на них вину за поражения, а неподготовленность к войне списать на наличие среди них диверсантов или врагов... В конце войны Сталин уже четко определился – победителем в этой войне будет «великий русский народ».

Поэтому 24 мая 1945 года во время приема в Кремле по случаю победы Сталин произнес свой знаменитый тост «За русский народ»: «Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа, потому что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. Я пью за здоровье русского народа, потому что он заслужил в этой войне и раньше заслужил звание, если хотите, руководящей силы нашего Советского Союза среди всех народов нашей страны»...

- Гульнара, вы часто ездите по регионам Украины, много раз бывали на западе страны. Как вас там воспринимают на бытовом уровне, не как историка, а как крымскую татарку – дружелюбно, сдержанно, заинтересованно?

- Наверное, если бы не аннексия Крыма, я бы никогда не узнала – насколько огромна, разнообразна и прекрасна страна Украина. За последние четыре года я объездила практически все ее регионы... Везде встречали и воспринимали хорошо. Так получается, что чаще я езжу в Западную Украину – несколько раз в году бываю во Львове, недавно была с лекциями на конференциях в Дрогобыче, Черновцах, Ужгороде, Мукачево, Ривно – и могу ответственно сказать, что везде принимают очень тепло, с большой сердечностью.

В истории этих регионов, этносов, их населяющих, очень много печального и порой трагического. Это роднит их с историей Крыма и крымскотатарского народа. Я не припомню проявлений непонимания или вражды ни в общении научном, ни в бытовом...

- Для украинцев по-прежнему является откровением тот факт, что в истории их отношений с крымскими татарами было не только противостояние, но и вполне мирное сосуществование?

- Да – но в этом мало их вины. Эти люди также стали жертвами советского мифотворчества, исторического невежества, которое культивировалось долгие десятилетия нечистоплотными историками и писателями, выполнявшими заказ властей.

Страницы общей истории, совместной борьбы крымских татар и украинцев с тоталитарным режимом в ХХ столетии – это та тема, которой я занимаюсь в последние годы и стараюсь максимально популяризировать в Украине.

- Вы получили образование в московском вузе, защитились и живете в Украине, тема ваших работ – крымские татары. Есть ли у вас как у крымскотатарского историка претензии к украинским и российским политикам?

Украинские президенты прошлых лет должны признать: они боролись в Крыму не с российским сепаратизмом, а с крымскими татарами

- Я осмеливаюсь считать себя профессиональным историком – а это предполагает объективность, поиск исторической правды вне зависимости от национальной принадлежности. Но, как у крымской татарки, чья семья до сих пор не вернулась на родину, – у меня есть претензии и к российскому государству, как правопреемнику СССР, и к украинскому государству, где до сих пор не осуждены преступные действия тех деятелей УССР, которые вместе с представителями центральной власти проводили в жизнь политику «Крым без крымских татар». Это они обрекли на самосожжение Мусу Мамута (крымский татарин, которого отказались прописывать в Крыму и осудили за "нарушение паспортного режима", а после отбывания наказания в 1978 г. пытались арестовать повторно – ред.), и это именно они на долгие годы  и десятилетия «закрыли» Крым для его коренного народа.

Я считаю, что украинские президенты прошлых лет должны не сквозь зубы, не между делом, а четко и ясно сформулировать простую мысль – четверть века, вплоть до аннексии Крыма 2014 года, они боролись в Крыму не с российским сепаратизмом, а с крымскими татарами, и приближали день крымского «референдума» 2014 года. Без осознания этой личной ответственности руководителей государства не будет движения вперед ни у украинцев, ни у крымских татар, которые по-прежнему ищут понимания... 

- Есть мнение, в том числе среди крымских татар, что сегодня они как самодостаточный народ должны консолидироваться не вокруг «18 мая», а вокруг других, более оптимистичных дат и событий. Что, по-вашему, означают такие настроения – прощение депортации или слишком болезненное отношение к прошлому, не позволяющему «выздороветь» и жить будущим?

- Мнения могут быть разные, но то, что день памяти жертв геноцида 18 мая 1944 года – по-прежнему то самое масштабное историческое событие, которое консолидирует и цементирует крымскотатарский народ, для меня очевидно. Это и понятно – нет ни одной крымскотатарской семьи, которой бы эта трагедия не коснулась.

А вот для того, чтоб народ «выздоровел» – нужна реальная реабилитация, а не пустые слова... Следствием Холокоста было создание государства Израиль, а крымские татары, пережившие геноцид, до сих пор доказывают украинскому политикуму прописные, банальные истины о том, что они – коренной народ Украины, имеющий право на самоопределение на своей исторической родине в Крыму и на восстановление своей государственности в рамках украинского государства.

Зера Аширова, Киев.

Фото: Анатолий Сирык, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>