Не рассчитывала, что современные диссиденты будут появляться у меня на глазах

Не рассчитывала, что современные диссиденты будут появляться у меня на глазах

Блоги
Укринформ
Человека, который помогал тем, кого посадили по надуманным обвинениям, посадили по надуманным обвинениям. Такой вот страшный крымский парадокс

Первый раз я увидела Наджие, когда ей исполнилось два месяца. Было собрание "Крымкой солидарности", это, кто не знает, такая гражданская инициатива в Крыму, которая возникла в 2016 году, после ряда массовых арестов крымских татар на полуострове. Она объединила вокруг себя гражданских журналистов, адвокатов, родственников политзаключенных, активистов, а потом и очень многих неравнодушных, кто солидарен с тем, что все обвинения по отношению к украинцам и крымским татарам в Крыму - являются политически мотивированными делами.

Вот когда я познакомилась с Наджие впервые, ежемесячное собрание "Крымской солидарности", координировал ее папа, правозащитник Сервер Мустафаев. Потом я встретилась с Наджие, когда ей было пять месяцев, дома у Мустафаевых, сразу после ареста Сервера. Его обвинили в организации ячейки "Хизб ут-Тахрир" в Бахчисарае и упекли в Симферопольское СИЗО, где он находится и сейчас. Человека, который помогал тем, кого посадили по надуманным обвинениям, посадили по надуманным обвинениям. Такой вот страшный крымский парадокс.

Потом я видела Наджие, когда ей было семь месяцев, опять же на встрече "солидарности". Сервер два месяца, как был в СИЗО, собрание уже вел другой человек. Я помню тогда, по привычке спросила у одной из активисток: "а Сервер сегодня появится? Мне бы короткий комментарий с ним записать". Прошло два месяца с момента ареста, а осознание так и не пришло. Снова мы увиделись с Наджие, в ее полтора года. Она пошла за неделю до моего приезда.

Несколько дней назад я наконец-то увидела ещё одного хорошего знакомого и коллегу, гражданского журналиста Наримана Мемедеминова. Последний раз мы встречались с ним под крымским судом, где Нариман помогал мне с новостями: диктовал по буквам фамилии судей и прокуроров, которые в очередной раз кому-то продлили арест на пару месяцев. После этого случая мы встретились с ним больше, чем через год, в суде. Только Нариман был за решеткой, а я в зале, в качестве слушателя. Он тоже сидит "за призывы к террористической деятельности", которые сотрудники "центра Э" узрели в двух видео на странице Наримана, в ютубе.

Почему встретились только через год? Потому что заседания закрывают. Официальная причина: "для обеспечения безопасности участников процесса". Только не пытайтесь разобраться кто от кого кого защищает в этих странных судах. Но чудо свершилось: нас пустили на заседание. Мы долго ждали в коридоре, очень хотелось курить. Я спустилась вниз на проходную и сказала приставам, что вернусь через пять минут. Они ответили: 

- Мы вас обратно не пустим. То вы, девушка, рветесь на заседание, то бегаете туда-сюда.

- Ну и ладно, - легко согласилась я и вернулась. Реально, не пустят ещё. 

Перед началом заседания и в перерывах, с Нариманом можно было разговаривать только через адвоката. Хотя я сидела в 2 метрах, все прекрасно слышала и он тоже. Это смешно, конечно.

Я: - А вы можете передать, что я поздравляю его с днём Рождения?

Адвокат Эдем Семедляев: - Саша передает, что поздравляет тебя с днём Рождения.

Нариман: - Передайте ей спасибо.

Адвокат Эдем Семедляев: - Саша, тебе Нариман передал спасибо. 

Дурдом, короче говоря, но хоть так.

Все страшнее и страшнее уезжать отсюда, потом проснуться с утра и узнать, что кого-то из твоих знакомых снова посадили. А ты даже на избрание меры пресечения не успеешь. Вот, как 27 марта, например, после массовых обысков в Крыму. Или как с Сервером, когда он в 4 утра согласовал мне интервью на следующей неделе, а в 7 утра его арестовали. 21 мая 2019 - ровно год с момента его ареста. И вот я здесь на фото с его дочкой Наджие, которая уже ходит, но ее отец этого не видит. Не видит, как она растет, какой она растет: очень серьезной, вдумчивой и такой славной. По сути, эта история не только про Сервера, Наримана, Ремзи, Ризу, Руслана, Османа и остальных. Это - история про всех, кто сейчас сидит, чьи дети пачками эти письма в СИЗО пишут и рисунки рисуют. Чьи жены в год получают одно свидание часа на полтора, чьи родственники, друзья да и просто нормальные люди регулярно приезжают под суды и стоят там часами, пока за закрытыми дверями продлевают очередной арест.

Всегда любила читать и смотреть о протестном движении, но не рассчитывала, что современные диссиденты будут появляться, буквально, у меня на глазах.

Александра Ефименко, Fb
Фото: Eskender Haniiev

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-