Безопасность в Черном море и новые базы ВМС: подробности сотрудничества с НАТО

Безопасность в Черном море и новые базы ВМС: подробности сотрудничества с НАТО

Укринформ
В результате оккупации Крыма в 2014 году около 80% военного флота Украины были захвачены

Сейчас ВМС Украины насчитывают около 50 кораблей, катеров и вспомогательных судов. О тактических планах перевооружения и модернизации Военно-морских сил Украины, а также о строительстве баз в Бердянске и Очакове шла речь в программе телеканала “ДОМ” "Код безопасности" с ведущей Татьяной Поповой и гостями эфира: экс-командующим войсками США в Европе генералом Беном Ходжесом, адмиралом ВМС Украины, экс-первым заместитель главнокомандующего ВМС Украины Игорем Кабаненко и представителем Немецкого фонда Маршалла Бруно Летте.

Т.П.: Станет ли сотрудничество украинской армии и НАТО плотнее с вероятным приходом к власти в США демократа? В чем это проявится? В военной поддержке, совместных учениях? Морских или сухопутных? Послушаем ответ генерала Ходжеса.

Б.Х.: Я думаю, новая администрация США, вероятно, будет более жесткой по отношению к Кремлю. Конечно, мы пока ждем, когда будет оглашена кандидатура министра обороны. Это будет ключевым моментом к пониманию того, как администрация может подойти к Черноморскому региону и Украине, а также сдерживанию России и Китая. Избранный президент Байден уже дал понять, что США будут более тесно сотрудничать со всеми нашими европейскими союзниками и партнерами, чем нынешняя администрация.  Так что, относительно Украины, я буду осторожен, но оптимистичен.

Бен Ходжес
Бен Ходжес

Т.П.: Спасибо Бен. Вопрос к Игорю Кабаненко. Скажите, адмирал, сможет ли такое сотрудничество снизить градус напряженности между Украиной и Россией в Черноморском регионе?

И.К.: Я не думаю, что непосредственно это снизит градус напряженности. Потому что агрессия Российской Федерации против Украины продолжается и, к сожалению, на сегодняшний день не достигнуто тех результатов, о которых мы говорим все эти 7 лет. То есть, не возвращены территории: оккупирована территория Крыма и территория Донбасса, где продолжается противостояние. Конечно, эти учения, эти взаимодействия на разных уровнях позволят сбалансировать агрессивные устремления Российской Федерации, которые мы видим сегодня в наращивании военного присутствия не только в Краснодарском крае, не только на территориях Российской Федерации, которая граничит с Черноморским, Азовским регионом, но и в Крыму. Мы видим там серьезнейшее наращивание – это ракетные комплексы, это различные системы воздушного, наземного, надводного, подводного базирования, которые могут использовать различное оружие, в том числе ракеты «Калибр», которые имеют большую дальность, в том числе с ядерной боеголовкой. Соответственно, вот эти действия, совместные учения, совместные мероприятия позволяют, во-первых, обеспечить стратегическое сдерживание, которое необходимо в этом регионе, и принести баланс сил... Ну и, конечно, тренинги, совместная подготовка личного состава, имплементация стандартов НАТО, о которых сегодня очень много говорят и которые действительно нужно во всех сферах имплементировать. Не только в сфере изучения английского языка, что тоже очень важно на мой взгляд, это первично важно, но и оперативные стандарты, тактические стандарты, административные стандарты, индустриальные и так далее. 

Игорь Кабаненко / Фото: ukr.media
Игорь Кабаненко / Фото: ukr.media

Т.П.: Генерал, а вы как думаете?

Б.Х.: Я думаю, что это уменьшит амбиции и агрессию Кремля. Черноморский регион - это то, что я бы назвал котлом конкуренции. Это место, где Запад должен сказать русским, что нельзя применять силу для изменения суверенных границ европейских стран. И что Россия - Кремль, вы не можете выбирать, как поступать Украине, Грузии, или Молдове. Я надеюсь, что администрация Байдена будет действовать более решительно. 

Т.П.: Может ли сотрудничество со странами НАТО в Черном Море гарантировать защиту газовых месторождений украинской акватории для привлечения в том числе иностранных инвестиций в их разработку? 

Б.Х.: Значение Черноморского региона усиливается не только в разрезе военной, но и экономической конкуренции. Например, Россия из-за незаконной аннексии Крыма теперь выступает против экономической зоны Румынии в Черном море. Возможность разногласий по поводу этих претензий тоже немаловажна. Я полагаю, что Европейский Союз обратит на это внимание. И здесь речь идет о соблюдении международного права. Нам действительно нужно, чтобы Германия играла более активную роль в оказании давления на Кремль. Я считаю, что Германия - единственная страна, которая может изменить поведение Кремля или хотя бы повлиять на него. 

Т.П.: А ваше мнение, адмирал? 

И.К.: Я бы разделил заданный вопрос на 2 части. Первое, это обеспечение защиты газовых месторождений, ведь ряд больших площадей оккупированы. Значительное количество газовых платформ бывшего «Крымнефтегаза» были захвачены  Российской Федерацией еще в 2014 году, она продолжает их эксплуатировать и, в том числе, разместив на них мини-военные базы со спецназом, с радиационными системами.

Т.П.: Но есть же какие-то месторождения в нашей акватории?

И.К.: Да. Если говорить об этом, то никто, кроме Украины, возвращать, защищать, обеспечивать безопасность не будет. То есть, мы должны четко понимать, что помогать – да, вместо нас что-то делать – нет. Если касается инвестиций и развития тех газовых месторождений, которые находятся вблизи Одессы, вблизи Змеиного – это очень выгодное месторождение с точки зрения добычи этого газа, потому что он достаточно дешевый и он необходим Украине с точки зрения покрытия её дефицита. То, что касается второй части – это инвестиции, обеспечение инвестиций, открытия возможностей для добычи углеводорода и других полезных ископаемых на континентальном шельфе Украины вблизи Одессы, вблизи Змеиного и других районах. И здесь, конечно, очень важно, чтобы были открыты возможности для захода серьезных  западных инвесторов.

Остров Змеиный
Остров Змеиный

Т.П.: Последний вопрос. Какие ещё формы взаимодействия со странами НАТО могут быть выгодны Украине? Допускают ли в Альянсе возможность более тесного сотрудничества с Киевом, нежели проведение совместных учений? В чём оно может выражаться?

Б.Х.: Есть три особенности. Во-первых, я хотел бы увидеть развитие инфраструктуры для США и, возможно, трех или четырех других стран в Украине для военно-морского флота, для обучения, где американским войскам было бы легче войти в так называемую ротационную базу для учений. Во-вторых, у нас есть широкомасштабные учения на Черном море, в которых будут отрабатываться продвижение, командный контроль и взаимодействие в воздухе, на суше и в воде. И третье - это усиление обмена разведданными, как это уже делают Румыния и Украина. Я хотел бы, чтобы мы расширили это. Потому что украинский флот, армия и разведка будут знать о России больше, чем мы когда-либо узнаем. Но мы, конечно, должны быть уверены, что русские не проникли в украинские спецслужбы.

Т.П.: Год назад в Украине разработали программу развития военного флота на ближайшие 15 лет. Документ "Стратегия ВМС-2035” предполагает создание в ближайшие три-четыре года так называемого "москитного флота", состоящего из небольших скоростных и хорошо вооруженных кораблей. Основой такой модели должны стать британские, турецкие и американские катера и корветы. Обсудим это с адмиралом Игорем Кабаненко и представителем Немецкого Фонда Маршала - Бруно Летте из Брюсселя. Прежде всего давайте поговорим о двух военно-морских базах, которые для украинских ВМС поможет построить Великобритания и которые мы упомянули выше. Насколько реальны запланированные сроки строительства этих баз? Почему для них были выбраны именно Бердянск и Очаков?

И.К.: Конечно, это очень важный инфраструктурный проект, серьезный - для обеспечения базирования Военно-морских сил Украины. Также важна и подготовка персонала, потому что персонал, учитывая возможности этого «москитного флота» - современных катеров с очень важным, серьезным, летальным современным вооружением. То здесь, необходимо думать об абсолютно новом подходе к политике подготовки персонала, отбора персонала, кадровом менеджменте. Военно-морская база – это не только причал, не только причальный фронт, это - система, масса взаимосвязанных элементов военного назначения. Допустим, если взять причальный фронт - там должны быть системы обеспечения электропитания кораблей; системы обеспечения водой, подачи боеприпасов, хранения, обслуживания боеприпасов, базы, арсеналы, технические позиции. Это обеспечение современных мотивационных условий жизнедеятельности личного состава: соответствующие тренажеры, обеспечение служебной деятельности, в том числе жилищный фонд. Этот персонал - современный мотивированный, образованный, тренированный - должен жить в нормальных условиях, по западном стандарту. Вот это - военно-морская база, масса других элементов, которые обеспечивают её жизнедеятельность, поддержание боевой готовности базирующихся сил и обеспечение боеспособности и боевых возможностей сил. Тут очень много таких тонкостей, нюансов. Безусловно, это требует и инвестиций, и профессионального подхода при создании этих баз.

Т.П.: Бруно, вы согласны с этой мыслью?

Б.Л.:  С точки зрения Брюсселя, Чёрное море является важнейшим элементом в системе безопасности Украины. Как мы знаем, Украина имеет морскую береговую линию большой протяжённости, включающую побережья Чёрного и Азовского морей.

В прошлом нам уже доводилось наблюдать, как Россия начинала свои агрессивные действия именно с морского побережья, поэтому очень важно, чтобы Украина инвестировала в обороноспособность и делала свой вклад в эту сферу.

Бруно Летте
Бруно Летте

На самом деле здесь, в Брюсселе, нам очень приятно узнавать подобные новости – для НАТО и Европейского Сообщества очень важно знать, что Украина решилась на такой важный шаг. Это означает, что Украина показывает свою полную надёжность как партнёр НАТО с расширенными возможностями. 

Для НАТО действия Украины являются символом того, что она является не просто «потребителем» безопасности, – это чёткий сигнал к тому, что Украина готова «поставлять» и обеспечивать эту безопасность. Поэтому модернизация вооружений, как справедливо подчеркивает адмирал Кабаненко, имеет решающее значение, поскольку её целью является приведение украинских Военно-Морских Сил к стандартам НАТО. Соответствие украинского флота стандартам НАТО – это неотъемлемая часть отношений с Альянсом. 

Более того, мне хотелось бы особо подчеркнуть важность этого шага, поскольку логично было бы предположить, что в будущем НАТО, совместно с Украиной и другими международными партнёрами, будут проводить регулярные учения или определенные операции в Чёрном море. 

И если Украина будет обладать такими военно-морскими базами, она сможет оказывать значительно более существенную логистическую поддержку потенциальным совместным учениям в Чёрном море. Я сейчас нахожусь в Брюсселе и могу подтвердить, что здесь все очень рады этому важному шагу со стороны Украины.

Т.П.: Адмирал, скажите, какой из этих проектов будет воплотить проще, а какой сложнее и почему? В чем будет отличие Бердянской базы от Очаковской? Бердянск – это же Азовское море, Керченский пролив, насколько это безопасно?

И.К.: Я думаю, что базы нужно развивать параллельно и на Азовском и на Черном море. Потому что у нас два направления, два морских театра на сегодняшний день – это Черное море и Азовское море. И здесь должны быть базы, которые обеспечат базирование этих сил, опять же говорили про «москитный флот». Это важно для Украины как ассиметричное средство сдерживания и обеспечения адекватного противодействия. Важный элемент тоже – это персонал. Потому что мотивация персонала включает много-много аспектов. Это не только зарплата, хотя она действительно важна, но это условия обитания, это условия жизнедеятельности, это жилищные условия в первую очередь. Персонал, который приходит на много лет, должен иметь мотивацию и стимулы для того, чтобы служить, как профессионалы.

Т.П.: Профессиональные военные. Вопрос к вам обеим. Украина много лет принимает участие в совместных учениях “Си-Бриз”. Насколько сейчас мы технически совместимы с НАТО? 

И.К.: Конечно, существуют проблемы относительно технической совместимость с НАТО. Что нужно сделать сейчас для того, чтобы улучшить эту техническую совместимость? Во-первых, нам следует очень серьезно заниматься трансфером технологий, который нам дают. Сегодня есть британские проекты по ракетным катерам и американские - по патрульным катерам и по амфибийно-десантным катерам, и возможности взаимодействия с Турцией, об этом много говорилось. Эти технологические  вещи очень важны. 

Важным также является все, что ассоциируется с коммуникацией. Коммуникация – это не только передача речевого сообщения или каких-то месседжей, это символы, которые передаются в автоматическом режиме и отображаются на соответствующих дисплеях, позволяют соответствующими системами собирать нужную информацию, анализировать её и выдавать необходимые параметры для принятия решения: начиная от командира корабля и заканчивая высшими начальниками. Автоматизированные системы. Это другая ментальность, другие подходы, если хотите - другая техническая культура. Вот эти вещи должны внедряться, чтобы мы стали современными.

Т.П.: Бруно, скажите, а как Вы считаете, по градации от 1 до 100, на каком уровне сейчас наша техническая совместимость с НАТО в военно-морском флоте? 

Б.Л.: Вы задали очень интересный вопрос. Прежде всего, позвольте мне сначала поздравить Украину с теми достижениями, которые она совершила в течение последнего года, поскольку, действительно, когда мы говорим о реформах и модернизации в Украине, то достижения в военной сфере выходят на первый план, – именно в модернизации этой сферы Украина совершила настоящий прорыв.

Не следует также забывать, что все эти важные шаги Украине удалось реализовать в ситуации военных действий и во время мирового кризиса. Поэтому мне кажется, что вам есть чем гордиться, особенно в военной сфере.

Очевидно, что существуют ещё области, в которых есть над чем поработать. 

Несомненно, Украина проделала огромную работу, и это была весьма полезная работа. Но, естественно, стопроцентной интеграции в соответствии со стандартами НАТО пока не произошло. Просто потому, что это процесс, который занимает определённое время. 

Я также хотел бы особо подчеркнуть, что Украина обладает отличным потенциалом оборонной промышленности. Украина всегда производила высокотехнологичную военную технику отличного качества, которая высоко ценится военными специалистами по всему миру.

Если говорить о разработках в военно-морской сфере, сразу вспоминается противокорабельная крылатая ракета «Нептун», создание которой лишь подтвердило признанный авторитет Украины в этой области. 

Поэтому определённо, прогресс есть, и он происходит быстро. 

Вместе с тем, существуют некоторые сферы, где, по моему мнению, Украине ещё предстоит найти интегрированные решения.

Например, нужно поработать над тем, чтобы обеспечить более надёжные возможности профессионального роста для офицеров среднего звена. Это что касается человеческих ресурсов. 

Также существует проблема устаревшего оборудования. Некоторые системы и техническое оборудование требуют немедленной модернизации и обновления. 

Поэтому можно констатировать, что прогресс есть, он заметен, и это очень похвально.

Т.П.: Спасибо большое, Бруно. Но вот как раз договор с Лондоном, он же и заставил злые языки говорить о том, что эти базы в итоге будут принадлежать Лондону. Насколько это правда?

И.К.: Конечно, неправда. Потому что речь идет о базах и причем это не значит, что они будут строиться исключительно по этому меморандуму и вот исключительно эта стройка будет обеспечиваться специалистами и так далее. Это не так. Эти базы будут строится совместно и британское участие по тем кредитам очень важно для Украины. Потому что эти деньги под небольшой процент возвращения. И, безусловно, присутствие специалистов с точки зрения технической помощи, дизайна проекта, правильного расставления приоритетов – это очень важно. Потому что никогда в Украине до сегодняшнего дня не строились военно-морские базы по стандартам НАТО. 

Т.П.: Но это будут наши базы?

И.К.: Это будут наши базы. Это будут базы для обеспечения базирования наших сил. Ни о каких базах исключительно для британских или других кораблей речь не идет. Но, безусловно, поскольку эти базы будут взаимосовместимы с НАТО, то заходы кораблей стран НАТО на эти базы будут.

Т.П.: Безусловно будут. Они сейчас захотят в Одессу, но стоят на обычной гражданской.

И.К.: И это, кстати, логистически не совсем удобно. Если это будет военно-морская база, допустим как «Констанца», то там будут созданы все условия, в том числе и условия по безопасности стоянки кораблей со всеми атрибутами, инструментами обеспечения, техническими и соответствующими силами военно-морских сил, – это важно и нужно. И именно так это происходит в других странах - не только в странах Альянса, которые принимают корабли.

Т.П.: Еще несколько технических вопросов. Бруно сказал про «Нептун». Оснащение наших катеров или вот этих катеров ракетным оружием, насколько оно возможно, чтобы это было украинское оружие, или какое оружие мы дополнительно будем для этого закупать?

И.К.: Я хотел бы обратить внимание, что на сегодняшний день версий ракетного комплекса «Нептун» для корабельного базирования пока не существует. То есть это еще сделано. Но, опять же, нам же нужно защищаться сейчас, вчера нам нужно было защищаться. Потому что, к сожалению, за эти годы много утрачено. Известно, что из 137 000 квадратных километров нашего моря мы не контролируем 100 000. Это огромная территория и с этим что-то нужно делать, защищать нужно эти территории. Для этого нужно иметь соответствующие активы, платформы. Поэтому - «москитный флот», катера разных видов и типов.

Т.П.: Это правильная идея на ваш взгляд?

И.К.: Безусловно, это единственная идея, которая, вот если взять все остальные варианты, может обеспечить сдерживание. Вот эти две важные функции: сдерживание и адекватное противодействие, если возникнет кризис.  Возвращаясь к ракетному оружию: есть несколько опций по обеспечению ракетным оружием вот этих платформ. Безусловно, ракетные катера должны быть британские, должны иметь загоризонтную дальность больше 100, минимум, - до 200 км, учитывая размеры нашей исключительной морской экономической зоны, которую мы должны защищать. И амфибийные платформы, другие патрульные платформы могут иметь ракетные системы малого радиуса, которые позволяют эффективно противодействовать в случае кризиса. Но опять же, первый важный элемент этого щита – это сдерживание, чтобы ни у кого не было желания его попробовать на действительные возможности.

Т.П.: Вопрос к вам обоим. Только что стало известно, что Грузии все-таки в ближайшее время предложат ПДЧ - план действий относительно членства в НАТО. Украины пока в этом списке нет. Что нужно сделать, чтобы в этом списке появилась Украина? 

И.К.: Я считаю, нам самим нужно очень активно работать именно на рабочем уровне. Потому что с политическими заявлениями у нас все хорошо. На рабочем уровне очень предметно нужно работать в направлении взаимосовместимости.  Второй аспект – военная культура. Должно быть единое мнение, как мы двигаемся туда - стратегически, с четко обозначенными дедлайнами. И, безусловно, у нас не должно быть “концептуальных спагетти”. Это третий аспект. “Концептуальные спагетти” – когда мы пытаемся какой-то опыт из прошлого вставить и вот как-бы это все еще залакировать или как-то еще сюда добавить. Это не работает. 

Т.П.: Бруно, а ваше мнение?

Б.Л.: Дорожная карта или План действий по достижению членства в НАТО – это крайне важный шаг на пути к обретению статуса полноправного члена НАТО.  Не следует забывать, что в 2008 году в Бухаресте обеим странам – и Грузии, и Украине – было обещано получение членства в Североатлантическом Альянсе как конечная цель. Поэтому теперешнюю ситуацию следует рассматривать именно с этой точки зрения. Как и Украина, Грузия на протяжении нескольких лет пользуется статусом партнёра с расширенными возможностями. Партнёры с расширенными возможностями – это, как правило, особенные партнёры Альянса.

У Грузии с НАТО уже установились прочные и весьма плодотворные отношения. Я бы сказал, что эти отношения длятся немного дольше, чем сотрудничество НАТО с Украиной. 

Возможно, поэтому осуществление реформ и модернизацию чуть легче проводить в такой стране, как Грузия. Очевидно также, что вооружённые силы Грузии меньше по численности и количеству вооружений, чем украинские. Но это что касается технической стороны вопроса. Однако получение Дорожной карты – это не в последнюю очередь политическое решение. Конечно, нужно не забывать о тех бесспорных достижениях Украины, о которых мы только что говорили. Очевидно и несомненно, что они прокладывают Украине прямой путь к получению Дорожной карты. 

Так думаю не только я – здесь, в Брюсселе, существует согласие по поводу того, что в конечном итоге Украина обязательно получит статус члена НАТО. Но, повторюсь, вопрос о предоставлении членства в Альянсе – это политическое решение. Действительно, сроки принятия такого решения нигде не указаны, и временные рамки для него не установлены. Но при этом все прекрасно понимают, что положительное решение о вручении Украине Дорожной карты так или иначе будет принято. Это доказывается и тем количеством времени и средств, которые обе стороны уже вложили в сотрудничество.

Подчеркну ещё раз, что не стоит акцентировать внимание на том, что Грузия получает, а Украина не получает. Грузия – это другая страна, имеющая свои особенности. Но что здесь по-настоящему важно – это тот факт, что обе ваши страны уже заручились заверениями по поводу будущего членства. 

Телеканал “ДОМ”

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-