Росток, пробивающий камень. Что ждет крымскотатарский народ?

Росток, пробивающий камень. Что ждет крымскотатарский народ?

Укринформ
Участники фестиваля «Крымский инжир» – об исторической памяти, комплексе жертвы и примере для всего мира

Прошедший в киевском «Крымском доме» третий украинско-крымскотатарский конкурс-фестиваль «Крымский инжир» не только подарил новую книгу с произведениями на крымскотатарском и украинском языках, но и расширил горизонты знаний украинцев и крымских татар друг о друге и реальных процессах, которые сегодня происходят относительно Крыма и крымских татар в Крыму и за его пределами.

ВРЕМЯ «РАЗБИРАТЬ ЗАВАЛЫ» ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ

В ходе первой панельной дискуссии на тему «Прошлое ради будущего. Как истории очевидцев творят культуру памяти» поднимались вопросы – почему для любого народа важно хранить историческую память и как заинтересовать молодежь беречь историю народа.

Вахтанг Кипиани
Вахтанг Кипиани

Публицист Вахтанг Кипиани считает, что сегодня важна любая фиксация событий, связанных с историей народа. Газеты, фотографии, листовки, устные и письменные свидетельства – все это является ценным материалом для будущих поколений. Способность народа фиксировать важные события жизни свидетельствует, по его мнению, об уровне культуры памяти.

«Если мы запишем, снимем на видео, отсканируем максимально много, то через определенное время в будущем будет легче воссоздать наше время. Сегодня мы знаем, что с нами происходит, но через 10 лет написать историю этого дня будет довольно трудно. Нельзя будет сделать скриншот или скан какой-то важной новости, поэтому память немного «просядет». Для крымских татар это особенно актуально, поскольку Российская империя уничтожала их физически и пыталась стереть в Крыму память о народе, к примеру, переименованием топонимики. Поэтому разговоры об этом, фиксирование семейных историй – это возвращение утерянного и попытка восстановить память. Если вы максимальными источниками зафиксируете эту память, то вашим внукам будет легче понять, что происходило», – считает Кипиани.

Мавиле Халил
Мавиле Халил

Одним из способов восстановления исторической правды крымская журналистка Мавиле Халил, считает проект «Тамырлар» (Корни), редактором которого она является. По ее словам, суть инициативы в том, чтобы молодежь записывала на камеры мобильных телефонов воспоминания своих бабушек и дедушек о событиях 1944 года. Цель проекта – зафиксировать максимальное число свидетельств трагедии. Отснятые видео потом выкладываются в сеть в рамках спецпроекта киевского «Крымского дома».

«Если мы сейчас не зафиксируем каждого, то через поколение тема 1944 года станет пустым звуком. О трагедии не будут вспоминать, как не вспоминают о событиях 1918 года – что-то было в Крыму, а что конкретно, молодежь не знает, потому что нет историй, через которые прошли и которые сформировали крымских татар», – считает журналистка.

«И ПЛАКАТЬ, И УЛЫБАТЬСЯ, И ПРОСТО КРЕПКО ЗАДУМАТЬСЯ»

Еще об одном интересном проекте «Мектуплер» (Письма) поведала крымская журналистка Наджие Феми. Она основала этот проект, чтобы рассказывать о реальных судьбах и историях из жизни крымских татар с помощью писем, которые люди писали друг другу, несмотря ни на какие обстоятельства. Самое старое письмо в проекте датируется 1944 годом, много писем написано в период массового возвращения людей из мест депортации в Крым, есть интересные письма уже из периода после 2014 года.

Наджие Феми
Наджие Феми

Как считает Наджие, истории из писем заставляют людей «и плакать, и улыбаться, и просто крепко задуматься».

Данный проект звучит в подкастах на одной из крымскотатарских радиостанций, и по ее словам, держится исключительно на энтузиазме и активности людей, которые нашли форму подачи материала, не оставляющую людей равнодушными.

Но так ли уж нужна историческая память народам, разве она не мешает «отпустить травмы», жить завтрашним днем и двигаться вперед? – Такой вопрос подкинул модератор дискуссии, журналист Рустем Халилов.

«Депортация для моего поколения – это не травма, а память, которая помогает понять – кто я и откуда, и это очень важно. Новое поколение наследует не травмы, а память, которая формирует ценности», – дает свой ответ Мавиле Халил.

По словам Вахтанга Кипиани, если заменить слово травма на более подходящее к этому контексту «боль», которая «должна оставаться навсегда, как у евреев об убитых во время Холокоста, или украинцев о погибших во время Голодомора», то оно имеет право быть.

«КОМПЛЕКС ЖЕРТВЫ» ИЛИ «БАМБУК, ПРОБИВАЮЩИЙ КАМЕНЬ»?

Во время дискуссий говорилось и о качествах, присущих крымским татарам, о том, страдают ли они «комплексом жертвы» и чему они могут научить других.

По мнению первого заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Наримана Джелялова, крымским татарам присущи такие качества как стремление к справедливости и воля к достижению цели.

Нариман Джелялов
Нариман Джелялов

«Нахождение в состоянии борьбы за свои права в течение десятилетий выработали у крымских татар волю в достижении цели и плюс к этому – острое чувство справедливости, тревожное отношение ко всему, что они считают несправедливым», – сказал он.

Эксперт долгосрочных стратегий и основатель компании pro.mova Евгений Глибовицкий был солидарен с Нариманом Джеляловым.

Евгений Глибовицкий
Евгений Глибовицкий

«Те крымские татары, которых я знаю, – образцы невероятной воли. Они, как бамбук, пробивают камень, находят способ достигать цель. Мне кажется, что крымские татары имеют в своей истории очень много примеров, которые помогают им выживать, принимать правильные решения и обустраивать свою жизнь», – сказал Евгений.

Вместе с тем, отметила крымская журналистка, главный редактор сайта Crimeantatars.club Лиля Буджурова, «нынешняя геополитическая обстановка в Крыму закрывает возможности для самореализации крымских татар».

Лиля Буджурова / Фото: RFE/RL
Лиля Буджурова / Фото: RFE/RL

«Состояние несвободы серьезно отражается на людях – они больше думают о безопасности, чем о постановке каких-то амбициозных планов. Но с другой стороны, состояние опасности дает толчок к взаимной поддержке, помощи друг другу. В Крыму, например, сейчас бум благотворительности – если у кого-то случится беда, люди бегут ему на помощь», – рассказала Буджурова.

По мнению первого замминистра иностранных дел Украины Эмине Джапаровой, крымских татар как народ, отличает «желание развиваться, быть уникальными, проявлять эту уникальность», а также, не страшась ничего и сохраняя достоинство, «прорастать сквозь камень».

Эмине Джапарова
Эмине Джапарова

В то же время, отметила она, крымскотатарский народ является жертвой постгеноцидного общества, и это отразилось на самосознании крымских татар.

Главный редактор «Украинской правды» Севгиль Мусаева считает, что крымские татары при их положительных качествах имеют комплекс жертвы.

Севгиль Мусаева
Севгиль Мусаева

«Во-первых, крымским татарам присущи трудолюбие, доброта, но комплекс жертвы, к сожалению, сводит на нет все результаты, прибивает, не дает крылья, чтобы взлететь и думать о будущем. Что с этим делать? С этим надо работать, это подтвердит любой психолог», – считает Мусаева.

«У крымских татар нет комплекса жертвы, – возражает Лилия Буджурова. – Есть негативная память о депортации, и она не позволяет «сидеть тихонечко, ничего не делая». В противном случае не было бы того пассионарного взрыва в конце 1980-х годов и в начале 1990-х, когда мы массово вернулись в Крым и массово боролись за свои права».

СМЕСТИТЬ АКЦЕНТ С БОЛИ НА ПОЗИТИВ

Свое мнение о том, как двигаться вперед, преодолевая трудности и комплексы, высказал Нариман Джелялов.

«Нам очень не хватает историй успеха, не хватает историй позитивной энергии. Есть отдельные попытки положительного заряда и случаи, когда мы радуемся, например, успеху Джамалы и другим похожим на эту историям, – объяснил Джелялов. – Несколько лет назад мы обсуждали предложение отмечать не день Депортации, а день Возвращения – то есть сместить акцент с боли на позитив».

По словам Джапаровой, примерно к 2000 году крымские татары стали выходить из дискурса выживания в дискурс развития – тогда в Крыму активно развивались представительские институции, открылся крымскотатарский канал, «но 2014 год как будто скосил эту траву, которая начала расти». Сегодня в условиях оккупации, считает она, сложно развиваться, но, тем не менее, в Крыму есть интересные культурные и информационные проекты. И это, считает она, позитив, как для самих крымских татар, так и в целом для ситуации.

Евгений Глибовицкий уверен, что крымскотатарскому народу сегодня не хватает институционной базы на территории материковой Украины.

«Украина может стать тем домом, где крымские татары могут взращивать свои институции, которых им не хватает сегодня, а также решать вопросы образования и бо́льших возможностей для самореализации», – отметил он.

Эксперт предостерег от сложных последствий «растяжки внутри народа», когда часть людей ориентирована на безопасность, а другая часть – на открытость и развитие, что может привести к разделению народа и возникновению конфликта «при отсутствии между сторонами доверия и объединяющих звеньев, авторитет которых признают обе стороны».

«В украинском обществе таким авторитетом является церковь. Что может стать объединяющим фактором для крымскотатарского народа?», – задается вопросом  эксперт.

«Думаю, Киев должен давать новые возможности для достижения успеха крымских татар и открывать им двери в страны Европы и за океаном. Невозможно развиваться только в Киеве и ничего не делать в Крыму – это очень пагубно», – считает Джелялов.

ШАНС ДЛЯ УКРАИНЫ И МИРА

Но кто такие крымские татары и почему они вправе рассчитывать на помощь и спасение? Что потеряет мир, если исчезнет крымскотатарский народ?

На этот вопрос модератора Лиля Буджурова ответила, что крымскотатарский народ дал миру интеллектуала, просветителя и реформатора Исмаила Гаспринского, который впервые в мусульманском мире ввел светские науки в систему национального образования. Он создал старейшую в тюркском мире двуязычную газету, которая 35 лет проработала на ниве просвещения народов, он дал толчок развитию женского движения. В новой истории крымские татары создали ненасильственное, демократическое и одно из самых массовых в бывшем СССР национальное движение за возвращение на родину, которое увенчалось успехом. На пути к достижению цели не было пролито ни капли крови. «Сегодня мы даем пример безграничной любви к родине, которую не покидаем, несмотря ни на что, и стремимся сохранить свой язык и культуру для человечества», – сказала Буджурова.

По мнению Эмине Джапаровой, крымские татары, являющиеся сегодня у себя на родине «народом - нон грата», демонстрируют явление, «достойное мирового внимания – мирное ненасильственное сопротивление оккупации Крыма». В условиях, отметила она, «когда в мире очень высок глобальный дискурс исламского терроризма», крымские мусульмане вызывают уважение и поддержку цивилизованного мира.

Евгений Глибовицкий, имеющий немало друзей среди крымских татар, рассказал, что всегда поражался их способности находить общий язык с людьми другой национальности, веры, с людьми, говорящими на других языках. Отчасти, считает он, это отпечаток традиций Крыма, который исторически находился на пересечении разных культур и народов.

«Я с восторгом смотрю на то, какой вклад вносят крымские татары в народы, с которыми они сталкиваются. И то, что сегодня с крымскотатарским народом происходит, готовит его к тому, чтобы он что-то смог сделать завтра. Крымские татары – древняя нация, но она еще и очень молодая нация, способная в будущем дать миру ученых, предпринимателей, деятелей культуры», – считает Евгений.

По мнению Джелялова, на фоне происходящего в мире кризиса прав человека, когда «собственные интересы государств преобладают над правом и справедливостью», отношение Украины к крымскотатарскому народу только усилило бы ее положение в мире.

«Мы, крымские татары, своей позицией, стойкостью, жизненной парадигмой и своими стремлениями дарим Украине и всему миру шанс – проявить человечность не ради кого-то, а ради себя», – сказал оратор.

КАЖДЫЙ ГОД « ОТКРЫВАТЬ НОВУЮ ЗВЕЗДОЧКУ»

И, собственно, о самом конкурсе, а точнее о прогрессе в конкурсных работах, представленных на 3-й по счету «Крымский инжир», говорилось во время дискуссии, которая шла на крымскотатарском языке среди членов жюри литературного конкурса.

По словам кандидата филологических наук Шевкета Юнусова, темы конкурсантов остались прежними – тема Родины, возвращения в Крым, трудное обустройство – все это через личные истории, переживания и жизненные ситуации героев.

Джемиле Сулейманова
Джемиле Сулейманова

Литературовед Джемиле Сулейманова отметила, что заметен прогресс авторов в работе с языком, сами произведения стали «выше качеством». Кроме того, появились новые имена, и если каждый год конкурс будет открывать хотя бы одну «новую звездочку», считает она, это будет вселять надежду.

Кандидат филологических наук Бекир Мамутов считает, что конкурс становится популярным, желающие осторожно примеряются к участию в нем и пробуют свои силы, «но никто не знает, что действительно попадет в сокровищницу крымскотатарской литературы». Для поднятия знака качества произведений молодежи необходимо быть ближе к правде жизни и больше читать и изучать классику крымскотатарской литературы.

 Бекир Мамутов
Бекир Мамутов

Больше узнать о победителях  «Крымского инжира» можно, посмотрев красивую церемонию  вручения наград.

Зера Аширова, Киев

Фото: RFE/RL и с открытых источников

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-