Ильми Умеров, зампредседателя Меджлиса крымскотатарского народа
Нужно быть готовыми войти в Крым, когда россия ослабнет
18.05.2022 08:00

Сегодня в Украине две важные даты - 78-я годовщина депортации из Крыма крымскотатарского народа и 84-е сутки полномасштабной войны, развязанной в Украине российской федерацией - наследницей преступного советского режима.

В этот день слова “Никогда снова!”, “Ніколи знову!”, “Never again!” звучат как горькая насмешка над уроками Второй мировой войны, потому что опять стали реальностью нацизм и геноцид, убийства и насилие, депортации и похищения детей и взрослых за одну только принадлежность к Украине.

О том, как выжить украинцам после геноцида рф и какими вышли из депортации 1944 года крымские татары, почему нельзя взрывать Керченский мост и как будет освобожден Крым, Укринформу рассказал заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа, бывший политзаключенный, экс-глава Бахчисарайской райгосадминистрации Ильми Умеров.

ЧУДОВИЩНАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ ДЕПОРТАЦИИ СПЛОТИЛА КРЫМСКИХ ТАТАР

- Ильми Рустемович, на ваш взгляд, депортация 1944 года сломила крымских татар или закалила?

- Я думаю, после депортации мы стали значительно сильнее. Известно, что за время пути в изгнание и за первые годы жизни в депортации народ потерял почти половину своей численности. Людей косили голод, болезни, лишения. Но самым унизительным было то, что для них был установлен комендантский режим, за нарушение которого карали приговором до 20 лет тюрьмы. Целых 12 лет люди не могли видеться друг с другом, искать родственников и потерявшихся членов семьи.

Но после 1956 года, когда комендантский режим был отменен, появилась возможность передвигаться из одного населенного пункта в другой, хотя ездить в Крым было “запрещено навсегда”. Именно возможность встречаться и обсуждать проблемы, с которыми столкнулся народ, сплотили крымских татар против чудовищной несправедливости и способствовали возникновению в 50-х годах национального движения. С годами оно крепло, развивалось, расширялось и трансформировалось в более организованные представительские структуры - ОКНД (Организация крымскотатарского национального движения), Меджлис, Курултай. Возвратившись в Крым, в 1991 году крымские татары созвали второй курултай, привязав его к первому, который проходил в 1917 году в Бахчисарае,  сохранив таким образом историческую преемственность и форму политической организации. С тех пор у нас есть представительные органы.

- Именно они позволили крымским татарам выйти из депортации сильными?

- Да, они значительно укрепили наше положение, когда мы вернулись на родину, причем настолько, что власть в Крыму называла нас параллельной властью, хотя мы на это не претендовали. Но теперь будем претендовать. И в проектах, которые подготовила комиссия Буткевича (Владимир Буткевич - руководитель рабочей группы по подготовке изменений в 10-ю главу Конституции Украины об АРК. - ред.), прописаны и место Меджлиса с Курултаем, и то, как будут приниматься решения в парламенте, на какие вопросы будет влиять Меджлис, на какие - Курултай, все это учтено.

Сегодня законопроект о статусе крымскотатарского народа ждет своего рассмотрения, он на очереди в Верховной Раде. Конечно, если бы он был принят пакетом вместе с законом о коренных народах, когда было 300 с лишним голосов, было бы лучше. Но мы предполагаем, что и он  будет поддержан украинскими депутатами и это станет еще одним шагом к восстановлению в Крыму национальной автономии коренных народов Украины и в целом, к укреплению украинской государственности.

- Получается, что при национальной автономии в Крыму сохранятся  представительные органы Меджлис и Курултай?

- Конечно. Более того, эти структуры будут введены в правовое пространство Крыма и соответственно Украины, каждая из них будет выполнять свои функции и иметь право вето на решения парламента.

- Каким достижениям крымских татар способствовали организация и создание их представительных органов в Крыму за годы независимости Украины?

- Оккупация Крыма помешала до конца осуществить восстановление и восполнение ресурсов, утраченных после депортации. Мы начали открывать национальные школы, реализовывались другие образовательные и культурные проекты. Мы, конечно, не завершили процесс возвращения из мест депортации всех крымских татар - сотни тысяч еще остались на территориях бывшего СССР. Но нам удалось худо-бедно организовать какую-то систему образования на крымскотатарском языке. При этом спрос на национальные школы был очень высоким, хотя катастрофическая нехватка учебников позволила открыть только 15 крымскотатарских школ.

По большому счету, начиная с 1991 года, после того, как развалился союз, украинские власти позволяли нам делать то, что мы могли сделать самостоятельно, особо не помогая нам, но и не мешая. Они всегда шли позади нас, а не впереди. Мы сначала что-то сделаем, пошумим, поругаемся, потом уже по факту начиналась какая-то работа.

- Например?

- Например, самый большой наш проект - так называемые земельные самозахваты или, как мы говорим, самовозвраты. Благодаря им 45 тысяч семей крымских татар осуществили бескровное возвращение на родину, самостоятельно построив себе жилье. Украинские власти только через несколько лет после захватов земли начали оформлять участки и регистрировать крымских татар. Потом начали обустраивать эти территории, проводить сети,  коммуникации, и все это обходилось на порядок дороже, чем если бы этот процесс происходил согласованно и целенаправленно.

Если бы с 1989 года, а именно тогда началось наше массовое возвращение в Крым, власть по собственной воле выделяла и узаконивала пригодные для строительства жилья земельные участки, они были бы в границах населенных пунктов, располагались ближе к существующим коммуникациям и обходились бы государству намного дешевле. А так наши 300 поселков-самостроев очень дорого обошлись Украине. И так решались практически все наши проблемы - не по договоренности, а по факту, не благодаря, а вопреки.

КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ - НАРОД-ДИССИДЕНТ, И РОССИИ ЭТО НЕ ПО НРАВУ

- Какие проекты реализуют крымские татары в Крыму сегодня?

- Все проекты, поддержанные российской властью в Крыму, в том числе крымскотатарские, являются политическими. Есть негосударственные культурные проекты, которые спонсируются местными предпринимателями и которые, пока они работают, нужно по возможности приветствовать и поддерживать. Но сейчас их все меньше и меньше и скоро  совсем не станет. Например, новостной сайт Crımean Tatars  чем-то не угодил Аксенову (так называемый “глава” оккупационной власти Крыма. - ред.),  что-то не понравилось ему и в проекте "Кара Дениз продакшн". Говорят, их могут закрыть. Под угрозой закрытия и проект “Къырымда яша!” ("Живи в Крыму").

- Оккупационные власти против того, чтобы крымские татары жили в Крыму?

- Они бы хотели, чтобы крымские татары были серой аморфной массой, лояльной к россии. Чтобы в сценариях музыкальных и культурных проектов не звучали такие шутки, как “Я сейчас Ленур агъа позвоню” (Ленур Ислямов - гендиректор телеканала ATR, осужденный российским судом за организации продовольственной блокады Крыма. - ред.) или “У каждого есть свой Мустафа” (Мустафа Джемилев - лидер крымскотатарского народа. - ред.).

- Насколько актуальна сегодня в Крыму проблема сохранения и выживания?

- Научиться выживать в Крыму сегодня актуально, как, наверное, никогда в истории. Даже после первой аннексии Крыма россией в 1873 году проблема выживания не была настолько сложной. Тогда исходы крымских татар были массовыми, количество людей в Крыму тоже уменьшалось, но настолько плохо, как сейчас, крымским татарам и тем, кто живет в Крыму, не было.

Сейчас на огромной территории рф, если условно отнести Крым к россии, единственной группой людей, объединенных по этническому признаку и нелояльных к путину, являются крымские татары. Во всей рф такой этнической группы, такого народа, который был бы диссидентом, больше нет. Уровень сознания и умения ориентироваться в политике у крымских татар очень высокий. Мы - проевропейски ориентированный народ, желающий построить в Крыму такую государственную систему, такой приоритет человеческих ценностей, которые бы отвечали демократическим стандартам мира. Разве такое может понравиться россии?

- Что бы вы посоветовали украинцам, которые испытали шок и потрясение от действий рф в Украине? Как людям морально пережить случившееся после того, как они выжили физически?

- Выживать морально и психологически будет сложно в первую очередь тем, кто находился все это время под воздействием пропаганды россии. Им прежде всего нужно выстроить причинно-следственные связи между тем, какие у них были политические приоритеты и что происходит сегодня в Украине. Нужно сделать выводы и понять, что многое зависело от их выбора при голосовании за своих представителей во власти.

И если уж эту тему затрагивать, мне кажется, стоит напомнить, что многие граждане Украины на последних выборах голосовали за партию, которая была против Украины, что они выбирали мэров, которые занимали не проукраинские позиции. А сейчас их убивает та страна, за которую они цеплялись. Им нужно понять, что по их вине пострадала, причем в большей степени, чем они, та часть людей, которая занимала проукраинские позиции.

- Разве не везде одинаково страдают люди только за принадлежность к гражданству Украины?

- Ситуация не везде одинаковая. Там, где россия  начала контролировать какие-то населенные пункты, например, в Херсонской области, оккупанты со списками проукраинских активистов, журналистов ходили по их домам. Кто-то же дал им эти списки! Людей похищали, увозили в подвалы за политические убеждения, некоторых судили и незаконно выносили приговоры в Крыму. Местонахождение многих людей до сих пор неизвестно. Думаю, сегодня власть пожинает результаты своего бездействия…

- ...в украинизации пророссийских регионов?

– И в этом тоже. Я во многих интервью, начиная с 2014 года, говорил неоднократно, что на примере Крыма нам надо делать соответствующие выводы. В Крыму 70-80 процентов госслужащих и правоохранителей были настроены на россию, и в 2014 году они стали предателями почти все. В Херсоне этот процент даже выше, потому что там нет крымских татар, по крайней мере, не 17%, как в Крыму. Поэтому там случилась такая же ситуация, как в Крыму. Очень многие госслужащие встали против Украины, и репрессии сегодня проводятся против тех, кто не изменил своей позиции. Подавляющее большинство из них вынуждены были уехать из региона.

И если подобное случится в Николаеве или Одессе, боюсь, ситуация может быть такой же. То есть Крым Украину мало чему научил. И в конце 80-х, когда мы начали возвращаться в Крым, наша проукраинская позиция ничему не научила. В Киеве в этом видели какой-то подвох, и во множестве докладных записок из Крыма по каналам спецслужб шла информация, что крымские татары представляют угрозу независимости Украины. А в это время нам всем надо было “украинизировать Украину”. Но не грубо - приедем “поездом дружбы” и всех вас тут замочим... этого бы никто не допустил, но находились люди, которые это произносили. Не только Крым, но и Херсон, Донецк, Луганск нуждались в сбалансированной национальной политике - там тоже было много антиукраинских настроений.

ПУСКАЙ ТЕ, КТО НЕ ХОЧЕТ ЖИТЬ В УКРАИНЕ, БЕГУТ ИЗ КРЫМА ПО КЕРЧЕНСКОМУ МОСТУ

- В Крыму остались члены команды, с которой вы работали в бытность главой Бахчисарайской райгосадминистрации?

- Работают. Я им звоню иногда, когда случаются ситуации, касающиеся конкретных людей. Звоню спросить, как им работается, какие у них показатели.

- И как, удается поговорить?

- Мои бывшие коллеги ведут себя по-разному. Кто-то боится прослушки и чуть ли не падает в обморок, когда слышит мой голос. Но в итоге старается чем-то  помочь. Кто-то спокойно разговаривает, но когда перехожу на какие-то темы, связанные с политикой или ситуациями вроде уничтожения Ханского дворца, уходят от разговора, хотя им есть что сказать.

- Как, вы считаете, нужно поступить с теми, кто пошел работать на оккупационную власть?

- Я думаю, в этом вопросе должен быть как общий, так и индивидуальный подход. Индивидуальный подход нужен будет, когда начнутся судебные разбирательства, потому что каждый должен будет отвечать за то, что он сделал. Это будет много процессов, они будут открытыми, со множеством свидетелей - тоже открытых, не засекреченных. Например, замглавы сельсовета - вроде он колаборант, но приносил ли он вред, нужно будет выяснять с помощью свидетелей в суде. Или, например, участковый милиционер - у него госслужба и должность, хотя и очень маленькая. Но, возможно, будучи участковым, он помогал людям, кого-то спасал, приносил пользу обществу, в отличие от тех “правоохранителей”, которые незаконно преследовали людей. Формально участковый виноват, что работал в системе оккупационной власти, но он должен пройти через суд, который оценит его действия.

Мы часто говорим, что учителя и социальные работники вне подозрений, но бывает, что учитель, подчинившись российской системе образования, вел пропаганду, гнобил детей, заставлял носить военную форму рф. В этом случае суд - это единственная структура, которая может принять решение не только по закону, а по ситуации.

- Похоже, после деоккупации профессия судьи будет очень востребованной в Крыму...

- Да, потребность в них будет большая. О том, как подготовить необходимое количество специалистов и организовать честные суды в Крыму, стоит подумать уже сегодня. Ведь в любой момент может возникнуть ситуация, когда нам нужно будет войти в Крым.

- Это будет мирный путь возврата полуострова в Украину?

- Войной нам Крым вернуть не удастся, но Украина должна иметь готовность номер один, иметь достаточно войск, чтобы в течение 2-3 часов занять всю территорию Крыма. Это пригодится, когда рф начнет рушиться. Тогда будет мало времени, может быть, один или три дня, а может быть, несколько часов, когда из-под внимания центра исчезнет Крым, потому что в Москве будут проблемы. И в этот момент Украина должна успеть зайти в Крым. Там сразу должна заработать военная администрация, установлен комендантский режим. А потом лет 15-20 - никаких выборов, население надо очистить, чтобы остались только те, кто признают Украину. А остальные пусть воспользуются мостом.

- Значит, мост через Керченский пролив разрушать нельзя?

- Ни в коем случае. По нему все желающие должны уехать, за исключением тех, у кого руки в крови. Тех должны отдать под суд.

- От чего сегодня напрямую зависит процесс освобождения Донбасса и возвращения Крыма?

- Думаю, возвращение Крыма напрямую зависит от того, насколько глубоко и сильно ослабнет рф и насколько быстро она будет проигрывать. Крым можно будет вернуть только в том случае, если рф перестанет существовать в нынешнем виде.

- То есть на компромисс она не пойдет?

- Нет, я не верю, что она способна на компромисс. Украина сможет вернуть свои территории при условии, что мир будет ей помогать, причем более активно, чем сейчас. Что это значит? Это значит, что у россиян должны пятки сверкать - а сейчас они продолжают штурмовать украинские города, занимать какие-то села, контролировать Херсонскую и часть Запорожской области. Они назначили там свою власть, сменили флаги и проводят репрессии против представителей украинской власти. Также они активно пробиваются к административным границам Луганской и Донецкой областей. До Киева им не удалось добраться, но они будут продолжать свои попытки захвата столицы.

Как только у Москвы пропадет желание бомбить украинские города и села - а это произойдет, когда помощь коллективного Запада Украине будет более существенной и оперативной, - тогда Крым вернется.

Замечу, что отстранение путина не повлияет на этот вопрос, поскольку вместо него придет второй путин, поэтому нужно бороться не с ним, а за системные и всеобъемлющие санкции против рф и усиление военной мощи нашей страны. Только это сможет заставить россию вернуть захваченные территории и восстанавливать разрушенное войной.

Зера Аширова

Владимир Тарасов и qirim.news

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-