От войны до войны. История одной депортации

От войны до войны. История одной депортации

Укринформ
18 мая в Украине и мире вспоминают о жертвах депортации крымскотатарского народа из Крыма в 1944 году

Тогда по приказу Иосифа Сталина с полуострова был выселен весь крымскотатарский народ. Людей обвинили в «помощи нацистскому режиму» и принудительно с 18 по 21 мая выслали в Среднюю Азию и на Урал. По официальным данным, депортировали около 200 тысяч человек. Согласно данным Национального движения крымских татар эта цифра вдвое больше – 423 100 человек. Массово вернуться в Крым народ смог только в 90-х годах XX века. Мы встречаемся с Зерой Баталовой в Киеве, ей семьдесят один год. Она – крымская татарка и родилась в депортации в Узбекистане.

Война

Дедушка и бабушка Зеры Баталовой всю жизнь прожили в Крыму. Они были достаточно состоятельной семьей по тем временам: «у них было три лошади, большой дом, дедушка у меня любил хорошо одеваться, у него в шкафу висели каракулевые шапки и дорогие вещи», – рассказывает о своих родственниках женщина. Спасаясь от раскулачивания в тридцатых годах ХХ века, Меджит и Фатма Ганиевы, дедушка и бабушка Зеры Баталовой, переехали в Белогорский район, взяли с собой всего несколько чемоданов с личными вещами и одного коня. К моменту начала Второй мировой войны в семье Ганиевых было четверо детей: три дочери и сын. Мама Зеры Баталовой, Нурие, в 1941 году сдавала экзамены для поступления в Ялтинский педагогический институт. Перед битвой за Крым она вместо подготовки к поступлению пошла помогать фронту: «Она пошла в так называемые ополченцы. Это что-то вроде современной территориальной обороны. Точно знаю, что она, в частности, рыла окопы. Ей очень запомнилась история, когда они рыли окопы под Симферополем, ближе к степным районам. Там они ночевали, жили, работали. Однажды летел немецкий самолет, достаточно низко и разбрасывал листовки. А в открытке такой стишок «дамочки, не копайте ваши ямочки, все равно наши таночки проедут ваши ямочки» вот в таком стиле. Маме это очень запомнилось». Нурие никто не принуждал менять студенческую кафедру на военную форму, решение защищать страну она приняла самостоятельно. Ее родной брат Энвер за год до начала войны поступил в морскую военную академию в Севастополе. А потом пошел воевать. Нурие вернулась к семье в Белогорский район. Ее родители помогали партизанам едой, ведь жили недалеко от леса, а однажды сама Нурие помогала партизанам сосчитать количество военной немецкой техники, стоявшей в соседнем поселке. В поселке Богатое (Белогорский район) уже располагались немецкие войска. Командир партизан, которым помогала семья Нурие, попросил ее сходить и сосчитать количество техники, а также, по возможности, зафиксировать местоположение. «Моя мама сначала согласилась, а потом подумала, что крымские татарки с ребятами не ходят и чтобы не осуждали в поселке, попросила свою подругу. То есть война войной, а главное - чтобы в деревне не осуждали», – улыбается Зера и продолжает. "Командир тогда был поражен насколько моя мама подробно и точно все запомнила, а также ее смелостью и изобретательностью", – рассказывает Зера Баталова.

Зера Баталова в Києві
Зера Баталова в Киеве

Депортация

18 мая 1944 года в деревню, где жили бабушка и дедушка Баталовой, пришли советские солдаты. Они давали 15 минут на сборы и особо ничего не объясняли, вспоминает женщина. «Мой дедушка быстро загрузил воз вещами. Он думал, что из-за возможных боевых действий их эвакуируют. Когда снова пришел один из военных и говорит, мол, ты что? Разгружай это все. Бери ровно столько, сколько можешь взять в руки, вас ждет машина на площади. Стариков на автомобилях вывозят. Все, кто может пешком, за машиной идут». Когда в загруженной машине они ехали по трассе, то увидели огромное количество людей, идущих пешком по трассе. Вся дорога была забита людьми с вещами, и все эти люди были крымскотатарской национальности. Когда автомобиль подъехал на перекресток, где работала дочь Меджита и Фатьмы Нурие, мама начала выкрикивать ее имя, надеясь, что Нурие услышит ее. «Так случайно произошло, что мама услышала свое имя, ведь она шла в потоке вместе с другими молодыми людьми. Она побежала за машиной и ее подобрали. Так она осталась с родителями и на вокзал, откуда крымские татары отправлялись в вагонах в депортацию, приехала с ними». Баталова пересказывает воспоминания своей мамы: «Их начали буквально запихивать в грязные зловонные вагоны. Люди стеснялись, потому что в дороге хотелось в туалет, а в вагоне огромное количество людей: и стар, и млад. Кто паниковал, кто плакал, были и больные, и дети». По воспоминаниям Нурие, депортация длилась около четырех недель. Дверь в вагоны почти не открывалась, даже когда были остановки. Выйти людям разрешалось очень редко. Когда на одной из остановок вагоны открыли, люди выскочили из них и побежали набирать воду из луж. Тогда несколько женщин отстали от депортационных вагонов, а их дети поехали дальше на Урал. "Осиротели по дороге", - говорит Зера Баталова. Из-за антисанитарии, отсутствия воды и пищи многие крымские татары умерли в дороге: «Их не сразу удавалось выносить из вагонов. Иногда приходилось стучать по несколько часов и просить, чтобы открыли вагоны. Времени на то, чтобы похоронить человека, тоже не было. Поэтому оставляли либо над железнодорожным полотном, либо закладывали камнями, ветвями тела погибших», – говорит женщина. После депортации, через несколько лет, бабушка Зеры умерла, потом ушел из жизни и дедушка. Нурие вышла замуж сначала за отца Зеры, позже вышла замуж второй раз за Зериного отчима – Джафера Асанова.

Родина Зери Баталової світлина з родинного архіву (справа наліво: дідусь Меджит Ганієв, тітка Біян, Бабуся Фатма, дядя Енвер Меджитов мама Зери, Нуріє)

Семья Зеры Баталовой. Фото из семейного архива (справа налево: дедушка Меджит Ганиев, тетя Биян, Бабушка Фатма, дядя Энвер Меджитов, мама Зеры Нурие)

Возвращение

В Крым семья Зеры Баталовой вернулась в 1967 году. За несколько лет до этого, 28 апреля 1956 года, вышла директива «О снятии ограничений на специальные поселения крымских татар ... перемещенных в годы Великой Отечественной войны», которая предусматривала дерегистрацию депортированных лиц и их освобождение от административного надзора. В действительности все выглядело не так просто, как в официальных документах. Зера с мамой и отчимом вернулись в Белогорский район. Несколько лет подряд они не могли прописаться и получить документы, подтверждающие, что они действительно живут на полуострове на официальных основаниях. «Более того, несколько лет подряд у нас были большие шансы быть депортированными вновь. В то время представители местных властей выискивали тех крымских татар, которые вернулись в Крым, и принудительно вывозили за пределы полуострова. Каждый раз, когда мы слышали, что к нам могут прийти, - ведь слухи разносятся быстро, мы быстренько уезжали из дому, прихватив самое необходимое». Семья по несколько дней могла ночевать в палатке в лесу или на берегу моря, пока представители власти разыскивали их для того, чтобы еще раз принудительно выселить. Баталова рассказывает случай, как встретила на улице незнакомую женщину, которая начала кричать на нее: «Что она мне только не говорила - и что мы, крымские татары, головы всем будем резать, и что из кожи человеческой ремни себе делаем». Женщина объясняет, что подобное поведение людей относительно крымских татар в 70-х годах ХХ века было вполне привычным. Через два года после возвращения, в 1969 году, отчим Зеры Джафер Асанов был арестован за нарушение паспортного режима. «На тот момент это был только повод, чтобы выселить отца (Зера Баталова называет отчима отцом – ред.) или вообще заключить его в тюрьму. Тогда моя мама уехала в Москву и разыскала адвоката Николая Сафонова, который помог моему отчиму, и в результате суд вынес наказание в виде двух с половиной лет выселения из Крыма. Позже независимый адвокат Николай Сафонов напишет книгу «Записки адвоката. Крымские татары» и первое дело, которое он будет описывать в своей книге, будет посвящено отчиму Зеры Баталовой. «… в движениях молодой женщины с таким поэтическим именем Зера настороженность, и даже в игре ребенка нет детской непосредственности, веселья, девочка вздрагивает от малейшего стука в дверь и жмется поближе к матери». Так описывает Сафонов свое первое знакомство с Зерой Баталовой, когда он приехал впервые в Белогорск защищать ее отчима.

Фрагмент книги Миколи Сафонова про відчима Зери
Фрагмент книги Николая Сафонова об отчиме Зеры

Оккупация

Во время оккупации Крыма в 2014 году Зера Баталова находилась в Киеве на плановом лечении. «В какой-то момент, в конце февраля мы включили телевидение и увидели, что в Крым залетают российские вертолеты, высаживается на полуострове российский десант. Мне начали звонить по телефону родственники из Кубани и переспрашивать, почему в сторону Крыма идет бесконечная колонна военных автомобилей». Через несколько дней, 27 февраля 2014 года, Верховная Рада в Симферополе была захвачена военными без опознавательных знаков. Как подтвердилось позже, захват здания рады был произведен российскими военными. У Баталовой есть музыкальное образование, она всю жизнь занималась музыкой, руководила художественными коллективами. «Я далека от военных действий и аспектов, я – человек искусства. Но именно в тот момент было чувство тотальной измены. Люди продолжали выходить в поддержку территориальной целостности Украины на полуострове, устраивали митинги, всячески пытались продемонстрировать свою позицию. Но произошло то, что произошло». Женщина вернулась в Крым уже после так называемого референдума через месяц, в апреле 2014 года. До этого она работала учительницей музыки в Белогорской школе №2. «Поначалу я не видела никаких особых изменений в поведении моих крымских знакомых. Разве что к одним моим соседям начали часто приходить представители местной так называемой самообороны. Они часто заходили в гости, общались, вели разговоры. А потом я однажды встретила на улице знакомую, которая сказала мне что-то типа: знаешь, а вас, крымских татар, новая местная власть очень не любит», – вспоминает фрагменты собственной оккупации Баталова.

Дочь Зеры – Эльзара Баталова, заслуженная артистка Автономной Республики Крым и заслуженная артистка Украины, отказалась сотрудничать с российскими оккупационными властями Крыма.

Кримськотатарський пояс нареченої (к’ушак’), який родина Баталових забрала з Криму.
Крымскотатарский пояс невесты (к'ушак'), который семья Баталовых забрала из Крыма

Война

Утром 24 февраля у дочки Зеры Эльзары зазвонил телефон. "На Украину идет наступление со стороны российской федерации", - сказала подруга Эльзары. Зера вспоминает, что сквозь сон слышала отдаленные звуки взрывов, но она думала, что кто-то запускает за окном салют. Говорит, что не верила до последнего. Поверила, когда на следующий день, 25 февраля, российский БРТ наехал на гражданскую машину с человеком внутри. Зера наблюдала за этой ситуацией из собственного окна в квартире на шестом этаже в Киеве. На пятый день полномасштабной войны Зера с дочерью Эльзарой и внуком Гиреем выехали из Киева в город Тисменица на Ивано-Франковщине. Добирались они туда на эвакуационных автобусах около двух с половиной суток. Их приютили коллеги Эльзары. «Они не взяли ни копейки денег и сказали, что мы можем остаться там ровно столько, сколько необходимо. В какой-то момент нам стало неловко самим». Семья Баталовых вернулась в Киев, когда Киевская область была освобождена от русской армии. «Сейчас все становится предельно прозрачно. После 24 февраля 2022 года людям уже не нужно объяснять, что такое депортация. Потому что в прошлом веке с этим сталкивались крымские татары 18 мая, а сейчас, к сожалению, с этим сталкиваются все граждане Украины, находящиеся на оккупированных территориях, например. Это ужасно, я никогда бы не могла подумать, что моя семья, моя дочь и внук будут наблюдать за тем, что когда-то пережили мои мама и бабушка с дедушкой», – говорит Зера Баталова.

Вікна в Київській квартирі Баталови
Окна в Киевской квартире Баталовых

Александра Ефименко

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-