Евгений Афинеевский, кинорежиссер, один из претендентов на Оскара
Обещаю, "Зиму в огне" еще услышат и увидят
Интервью 01.03.2016 11:05 512

Кроме того, я чувствовал ответственность перед родными ребят "Небесной сотни", перед всеми, кто работал со мной на Майдане, а команда была большой и сплоченной. Объединение этих человеческих усилий и душ давало мне возможность и энергию продвигаться вперед. Это тоже было очень важно в марафоне - донести, что народ Украины сам отстоял свое будущее и начал его изменять.

Для меня этот фильм - не только исторический момент, он также о будущем целой страны и целого народа. Кроме того, это память о людях, которых с нами, к сожалению, уже нет. И это тоже очень важно.

БЫЛ МОМЕНТ, КОГДА ПОНЯЛ, ЧТО ЕСТЬ КУДА СТРЕМИТЬСЯ

- На вчерашнем событии в Лос-Анджелесе вы впервые присутствовали как номинант. Какие у вас общие впечатления от церемонии? Что вы почувствовали от участия в этом процессе?

- Как номинант, я присутствовал там впервые, да. Вчера был такой момент, когда мне стало понятно, что есть куда дальше стремиться, что нужно взять 24 часа, "перезарядить батарейку" и двигаться дальше. Но что касается фильма "Зима в огне", я понял главное, что у него есть своя жизнь, которая продолжается. Я уверен, что те люди, которые еще не посмотрели его, посмотрят и вынесут для себя что-то новое.

- В кулуарах церемонии "Оскар", вы наверняка общались с коллегами-кинематографистами об Украине. О чем вы говорили?

- Я постоянно беру на себя роль своеобразного адвоката Украины как фильммейкер. Все-таки картина об украинских событиях, рассказанная человеком извне, глазами ребят, моей большой команды - это огромный результат, который важен и для них, и для меня. Я всегда восхищался их мужеством и сплоченностью, которые были на Майдане. Для меня Майдан превратился в большую семью. И это было важно, чтобы донести до других.

После всей этой работы я смонтировал первую версию и показал ее в Америке. Тогда мы поняли, что она воспринимается украинским зрителем, но для людей на Западе, которые не знают особенностей распада СССР, плохо ориентируются в географии новых границ, не знают фамилий основных политиков, эти и другие элементы нужно разъяснять. Мне надо было сесть и продумать, как это рассказать обыденному американцу, который никогда особо не вникал в эти вопросы и максимум слышал пару слов о Путине. Нужно было объяснить, почему людей бьют, а они еще больше выходят на улицы.

Я привлек к этому процессу еще большее количество людей в Голливуде, в том числе оскароносную команду, мы работали с друзьями из Англии. Монтаж проходил 3-4 месяца, и так постепенно начал складываться фильм, более доступный для европейского и американского, мирового зрителя.

А дальше я приехал обратно в Украину, где съемочные материалы разных качественных форматов были сведены в один большой кинематографический продукт высокого качества с изумительным звуком, который создавал впечатление присутствия на Майдане. В Украине есть очень большие профессионалы своего дела, работой которых восхищались даже американские специалисты.

После всех этих усилий я показал готовую картину в Америке, и у фильма началась жизнь. Впервые он был показан на Венецианском кинофестивале, и сейчас его история продолжается.

ТВОРИТЬ БЕЗ ЦЕНЗУРЫ - БОЛЬШАЯ ЦЕННОСТЬ

- Евгений, разные справочные ресурсы в интернете называют вас израильским, американским и даже российским кинорежиссером. Вы родились в Казани, некоторое время жили в Израиле, сейчас живете и работаете в США, столько времени отдали работе на Майдане, получили орден Святого Владимира Великого, и теперь представляете Украину на мировом уровне кинематографа. Кем вы сами себя позиционируете?

- Конечно, я американский режиссер и уже 16 лет живу в США. Моя история очень простая - я родился в 1972 году в России. Уже там я чувствовал стремление к кино и театру. В начале 1991-го, в 18-летнем возрасте, уехал в Израиль, где ощутил и театр, и кино по-новому. Я работал там с известнейшим режиссером и продюсером Голливуда Менахемом Голаном. Многие знают его по фильму "Bloodsport" ("Кровавый спорт"), по картинам с Чаком Норрисом, он открыл Жан-Клод Ван Дамма, Шерон Стоун. После работы с ним у меня открылась прямая дорога в Голливуд, хотя при этом я получил госпремию Израиля за один кинопроект в Индии. Так началась моя дорога здесь, в Америке. Официально я переехал сюда и начал работать в 1999-м.

Я горжусь тем, что я американский фильммейкер, и мне с большой командой посчастливилось снять грандиозную картину об Украине, которая останется как памятник истории для будущего поколения. Но ведь не везде такое возможно: взять, к примеру, ситуацию с Олегом Сенцовым, которая как бритвой по сердцу. У меня здесь есть возможность творить и говорить так, как я хочу и снимать то, что я хочу, меня никто не регулирует никакой цензурой, у меня есть мое право на самовыражение. Мне жалко, что Олег, который попытался снимать незаконную аннексию Крыма в тот момент, был арестован, вывезен в Россию и пострадал за эту свободу слова. Мне обидно, что в наше время люди продолжают страдать за свое право на самовыражение.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-