Ирма Витовская, заслуженная артистка Украины, актриса Молодого театра
Посмотрите на наши эфиры - у нас теперь не страна Украина, а какая-то Малороссия
23.04.2016 10:10

- С пониманием, потому что там в больнице тоже есть паллиативное отделение, и их медики с нами сотрудничали. Резонанс был такой, что наш продюсер говорил, будто на спектакль продавались даже места на люстрах – такой был аншлаг. Вообще, когда мы приезжаем в какой-то город, то в следующий раз желающих попасть на спектакль еще больше. Вот едем во Львов, и там уже все билеты на спектакль проданы, и первый раз также собрался аншлаг. Одесса тоже хочет нас второй раз видеть, то есть города дают заявки на повторные гастроли. И Полтава добавилась. Итак, зрители перестали верить ярким афишам и звездным лицам. Потому что на собственном опыте убедились, что могут заплатить большие деньги за билеты, а потом получить не спектакль, а бог знает что. Поэтому и мы тоже сначала попадали под такие опасения. Вот спектакль, где привезли лысого ребенка (главный герой пьесы – лысый мальчик, больной раком – ред.) и знакомую артистку. Но здесь сработал механизм сарафанного радио, когда первые зрители посмотрели спектакль, а потом посоветовали посмотреть ее всем своим знакомым. Такая история была с киевской премьерой. Мы распространяли анонсы, была достаточно мощная рекламная кампания. Поэтому первый спектакль собрал аншлаг, но на следующий спектакль мы на такое уже не надеялись. Но тут заработал Фейсбук, потому что пришло очень много известных людей – политиков, артистов, музыкантов... Они сделали посты о своих впечатлениях в социальных сетях, и следующее представление, состоявшееся через месяц, уже не нуждалось ни в какой дополнительной рекламе – все билеты были проданы заранее.

- Мы не ставили цель сделать творческое событие. Прежде всего мы хотели достучаться до чиновников, чтобы вытянуть их сердца из брони и ускорить процесс создания детской паллиативной системы. Но мы еще и получили качественное художественное произведение. Во время гастролей на востоке Украины приходили молодые люди и говорили, что они впервые видят такой театр. Ко мне обращались даже представители посольств и консульств с заверением, что мы создали имиджевый продукт для Украины. На спектакле была даже Джоан Морстон - представитель конгресса паллиативной детской системы в ООН. Она в восторге от спектакля, и сказала, что это лучшее из того, что она видела из паллиативной тематики. Даже пообещала лоббировать наш мировой тур.

- Ирма, но ведь до этого тура вы активно снимались в российских сериалах, от которых отказались из-за агрессии России на Востоке Украины. Удалось ли найти замену этой работе в украинском кино?

- Во-первых, я отказалась только от сотрудничества с российскими кинопроизводителями, а не от всех русскоязычных сериалов. А теперь я стала больше заниматься театральными постановками. Решила пока развиваться так. Хотя, конечно, российские сериалы оказывали значительную финансовую поддержку, и теперь уже у меня нет таких заработков, как тогда. Но меня это не огорчает, потому что я получаю наслаждение от своей работы. Во-первых, сама выбираю материал, с которым работаю. Во-вторых, к сотрудничеству присоединяются мои друзья и соратники. После успеха «Оскара» у нас уже есть люди, готовые к спонсорству. И сейчас я готовлю новый проект, который выйдет в мае.

Особенно важно, чтобы существовал государственный отбор тех фильмов, которые, образно говоря, отвечают за национальную безопасность

- А вы верите в то, что отказ от российских сериалов поднимет производство украинского кино?

- Я верю только в то, что это возрождение нужно сделать законодательно. Необходимо сделать благоприятный инвестиционный климат, чтобы бизнес пришел в Украину. И сделать все для того, чтобы выстоять в борьбе с этими ветряными мельницами. Считаю, что государственное кино может существовать рядом с продюсерским. Но для этого нужно, чтобы были квоты на телевизионном рынке. Но тут нужно время для раскачки, а не так, как сделали теперь: телевизионщики после запрета российских сериалов не знают чем забивать эфир. Также должны существовать преференции на налоги: лояльная кредитная история для тех, кто хочет продюсировать кинопроизводство. А еще забрать государственное управление у тех проектов, в которых государство является заказчиком и исполнителем одновременно. Потому что это дает возможность «откатов». А когда государство является заказчиком, а продакшн исполнителем, то за это финансирование соревнуются разные кампании. Они делают свои «пилоты»/«тизеры» для представления фильмов, а государство уже определяет победителей. Особенно важно, чтобы существовал государственный отбор тех фильмов, которые, образно говоря, отвечают за национальную безопасность. И именно при государственной поддержке должно существовать детское и документальное кино. Ибо оно будет выживать лишь благодаря дотациям. Ими и должен заниматься государственный комитет. А вот коммерческое кино, если оно снимается на русском языке, должено получить хорошие преференции, и продавать себя. Потому что есть рынки, кроме России, где могут покупать наши фильмы. Поэтому надо предоставить возможность кинопроизводителям, чтобы они продавали фильмы, а потом заводили деньги обратно в Украину. Так можно снимать фильмы и на английском, и на польском языке, приглашая их актеров.

- Ну кого это убьет (возмущенно)? Если мы живем в Украине, то кому это может помешать? Посмотрите на наши эфиры - у нас теперь не страна Украина, а какая-то Малороссия. И поверьте, что англоязычный продукт наши исполнители используют гораздо меньше, чем кому-то кажется. Зато есть молодые команды, которые не могут пробиться, потому что эфиры отдают группам, которые 23 года независимости поют только на русском языке. Оно и понятно, потому что тот рынок был привлекателен. Но теперь разве они могут делать украиноязычный продукт? Никто же не запрещает насыщать свой репертуар родным языком. Пожалуй, это осознание того, что должен быть выбор. Если я играю в кино на русском, то и думаю в этот момент на русском. А если на украинском – то на украинском. Итак, это срабатывает только профессиональный уровень исполнителей, а не какие-то запреты. Если завтра я поеду в Польшу, то вынуждена буду работать польском, потому что такие условия моего там пребывания.

И до сих пор информационное поле нашей страны контролируется соседним государством

- А вам не странно, что уже 24 года мы живем в независимой Украине, а до сих пор говорим о языковых проблемах?

- Такой была государственная политика, потому что и до сих пор информационное поле нашей страны контролируется соседним государством. Блокировка языково конкуретного украинского продукта – это была сознательная деятельность «папередников». Как только выходит какой-то украиноязычный «инвалид», то его пускали везде. А если появлялось качественное и талантливое произведение искусства, то ему перекрывали кислород. Мы это видим хотя бы по кинопремиям. Вспомните, как наши режиссеры получали престижные международные награды, а потом им не давали здесь работать. Оттесняли на Запад, который с радостью создавал условия для творчества. Такая была форма угнетения – сначала поздравить с наградой, рукоплескати, а потом забыть, затереть и не вспоминать... Вот где наши лауреаты Берлинале, Золотых пальмовых ветвей? Кто им тут помог развиваться? А вот Россия забирала их к себе, и они становились частью русской культуры.

- Война – это не дружба между народами. Не мы взяли Ростов или Воронеж... У художников должна быть сознательная гражданская позиция, поэтому я таких разговоров не понимаю. Есть конкретные смерти наших людей, тысячи искалеченных ребят, есть убитые мирные люди с Востока, разрушенные города и поселки. Поэтому я такого разговора о «миротворцах» поддержать не могу. Это явный шкурный интерес: где мне платят, я туда еду. Как сказала одна молодая певица: голос мира – это когда выходят на сцену в России и рассказывают правду о войне, а потом поют. А не берут деньги, а потом в курилке что-то тихонько рассказывают о событиях в Украине. Это называется просто «гастарбайтер». Было бы очень странно увидеть Клавдию Шульженко на гастролях в Вермахте. Не так ли?

- А какую музыку вы сейчас слушаете?

- Свинг, джаз. Это мне нужно для новой работы, которая будет презентована в мае. Пока рассказывать рано.

- Вы на днях вышли замуж, и эта новость буквально взорвана социальные сети. Люди отправляли вам на страницу цветы и поздравления. Вас с мужем тоже соединил театр?

- Нет, он не имеет отношения к театру, и я не желаю рассказывать о личной жизни...

- Скажите хотя бы, почему выходили замуж не в платье, а в футболке, еще и в такой же, как и у жениха. И что за гербы на них были?

- Эти футболки нам подарил наш друг художник Андрей Ермоленко, он же сделал нам гербы. А что этот рисунок означает, я не расскажу...

Лилиана Фесенко, Киев.

Фото: Даниил Шамкин, Николай Мякшиков, Павел Багмут.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-