Ирина Цилык, режиссер, писательница
Дом, который ты носишь в себе, не может отнять никто - даже враги
27.06.2016 09:00 681

- Впервые я поехала туда год назад. У нас был такой небольшой тур по освобожденным городам востока. Тогда были Сергей Жадан, Андрей Курков, Марьяна Садовская и я, - такая странная комбинация. Мы посетили Славянск, Краматорск, Северодонецк... И честно, я была как-то захвачена и поражена, потому что совсем не ожидала, что залы на 500 мест будут забиты, что люди даже слушать стоя...

Я просто не думала, что там есть аудитория, которая так жадно ждет все украинское, что им привозят. И сначала впечатления были какие-то очень сюрреалистические, потому что те люди - это такая себе проукраинская диаспора в пределах востока, и они такие излишне ярые патриоты, в Киеве кажется немного старомодным. А там все это на совсем другом градусе происходит. Хоть раз можно понять, ибо это - определенного рода защита, система опознавательных знаков "свой-чужой"...

И я сделала выводы, что там есть своя аудитория, которая очень ждет все, что везется, как они говорят, с Украины. Хотя казалось бы, там Украина тоже, но... Вот ради этих людей туда стоит ездить и ездить, лишь бы приглашали, и была какая-то возможность.

- Эта наша новейшая война вошла не только в ваше творчество, а и в жизнь. Ваш муж, писатель Артем Чех, служит в АТО. С ним удается увидеться там, во время этих творческих визитов на восток?

- Так сложилось, что в этот раз (26 апреля 2016-го, - ред.) в Северодонецке я провела два дня еще после выступления, потому что мой муж (он просто служит рядом, в Попасной) приехал ко мне на романтическое свидание. Кто бы мог подумать, что после десяти лет супружеской жизни у нас будут такие свидания в серой зоне АТО! Это было так странно и... романтично! (смеется, хотя те эмоции напоминают скорее смех сквозь слезы, - авт.)

Хотя бы ради того, чтобы лишний раз увидеться с ним, стоило ехать в этот тур. Мы гуляли по этому Северу просто как туристы, и я увидела обычный провинциальный городок - ничем не хуже и не лучше тех, которые видела по всей Украине.

Артем в составе 59-й бригады уже восемь месяцев там, что называется "на нуле". Вот сейчас ждем наконец приказ о демобилизации пятой волны.

- Накануне нового 2009-го года мы с Чехом, моим мужем, бросили все в городе - съемную квартиру, какие-то работы, то-се - и переехали жить в село Мрин в Черниговской области, в дом, который построил когда-то мой прадед. Это было спонтанное решение, на самом деле... Дом был холодный - мы его три дня разогревали...

Порой доходишь до определенной точки, когда на вопрос - кто я? что я? зачем я? - не находятся ответы. Тогда, возможно, лучше просто остановиться, ведь остановка - это тоже движение. И мы остановились. Первый год просто молчали, гуляли часами в лесу, смотрели кино, писали... Оказалось, что это так круто - просто остановиться посреди своей жизни и делать только то, что хочется (улыбается). Потом родился Андрей (сын Ирины Цилык и Артема Чеха, - ред.) и мы с ним прожили в селе еще два года (всего вышло около трех лет). Потом нас опять потянуло в наш любимый Киев. Но меня греет мысль о том, что когда-то, если мне захочется, я снова могу выкинуть что-то подобное - спрятаться от всего мира и больше общаться с самой собой.

- Возвращаясь все же к теме творчества, ваш совместный тур с Издрыком охватил 27 городов. Это довольно масштабно. Насколько истощали вас эти путешествия, и как удавалось при этом заниматься еще и воспитанием маленького сына?

- Таких больших туров у меня еще никогда не было. И я воспринимаю его как увлекательное приключение, потому что это возможность проехать по всей Украине - восток, запад и все, что посередине, и как я говорю, навести резкость на разные города, разных людей... Если Издрык воспринимает это как такую тяжелую дань (смеется), то я на все это смотрю пока что с открытым сердцем. И большое счастье, что есть у меня мощная армия бабушек, которые меня поддерживают, иначе я не знаю, как можно быть мамой, которая постоянно там-где-то путешествует. Поэтому мне очень повезло!

Читайте также: Резкость для инопланетян, или Экватор тура Издрыка и Цилык

- У вас - писательская семья. У сына уже замечали определенные способности к стихосложению?

- Он чувствует природу слова, очень круто рифмует. Мне интересно на самом деле посмотреть, что будет дальше. Я в нем это поддерживаю: мы часто играем в игры, направленные на развитие вот именно ощущения природы слова. Но рифмы он уже сейчас подбирает - ого-го - какие. Скоро будут поэтические семейные батлы, чувствую! (смеется)

- Ваш новsq поэтический сборник называется "Глубина резкости". Почему такое название? И стоит ли воспринимать эту книгу как подведение вами определенных итогов в жизни?

За последние 2 года все в моей жизни изменилось. Не думала, что могут быть такие параллельные измерения, в которых буду существовать...

- Книга состоит из стихов достаточно "свежих", написанных на протяжении последних двух лет. До этого у меня был долгий перерыв, когда я стихи вдруг перестала писать, а тут как-то понеслось... На самом деле не знаю, какие там итоги... Но вот в этот возраст Христа - мне сейчас 33 года - все равно есть ощущение какого-то этапа. По крайней мере, за последние два года все в моей жизни изменилось настолько, что я никогда бы не подумала, что могут быть такие параллельные измерения, в которых буду существовать... Оно все как-то и в стихе, конечно, вылилось. Глубина резкости - да, это наведение резкости на определенные вещи. Поскольку я режиссер, то мне свойственно использовать знакомые термины (самоиронично улыбается, - авт.).

- Если коротко, то этот фильм о том, что когда в твоей жизни якобы не осталось ничего, и враги подошли так близко, что... У меня даже есть стихотворение, написанное по мотивам этого фильма ("Ось ідуть двоє. Такі натомлені, клумаками, мов дітьми, обвішані...", - ред.), в последней строке которого говорится о том, что двое героев идут и понимают, "что назад пути нет. И вперед нет, на самом деле, тоже".

По большому счету, эти герои не то чтобы были уж совсем вымышленными. И этот стих - о моих прапрабушке и прапрадедушке. Когда-то они имели достаточно большую усадьбу на Житомирщине, но в конце концов, были раскулачены, сосланы... И каким-то образом моей прапрабабке удалось сбежать с этапа на Соловки. А ее мужу - нет. И вот она прожила после того долгую жизнь в Киеве... Но больше они никогда не увиделись.

В общем, в этом фильме - такая мистическая история о том, что свой дом ты можешь носить в себе, даже если дома у тебя уже фактически нет. Это то, что у тебя не может отнять никто - даже враги.

Александр Трохимчук, Житомир

Фото Укринформ, Анна Максимова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-