На грани нервного срыва: Четвёртый день Одесского кинофестиваля

На грани нервного срыва: Четвёртый день Одесского кинофестиваля

Аналитика
1583
Ukrinform
Герои лент ведут отчаянное сражение за жизнь, за любовь, за родину

В лентах международного конкурса продолжает доминировать тема кризиса самоидентификации и отчаянного стремления изменить постылое существование.

Герой греческой ленты «Загар» Аргириса Пападимитропулоса, пройдя до середины земную жизнь, оказывается в тёмном лесу неудач и рефлексий. Мы ничего не знаем о его прошлом, но жизнь 42-летнего врача-холостяка, устроившегося на должность лекаря-всех-болезней в курортном городке, едва ли была отмечена особенными профессиональными и личными успехами. Как бы то ни было, встреча с юной туристкой, нуждающейся в услугах медика после падения с мотоцикла, оказывается весьма кстати.

Случайное знакомство становится началом серьёзного увлечения и, похоже, чем-то даже более значимым, чем любовная страсть. Очаровательная и ветреная, не обременённая моральными предрассудками и по-детски эгоистичная девушка оказывается для героя, разочарованного и разуверившегося, неким последним шансом, оправданием всех поражений и обещанием, что ему ещё по силам изменить свою участь.

Неизбежный разрыв предстаёт не просто самой горькой потерей, но той «последней каплей горя», что переполняет чашу страданий, которые герой способен вынести. Его попытки добиться расположения девушки жалки и неприглядны. Но, как поступки любого одинокого, сломленного несчастьями существа, отчаянно сражающегося за свою жизнь, вызывают сострадание. Особенно у тех, кто сам когда-либо ощущал себя загнанным, униженным личными и профессиональными неурядицами и кого лишь чувство стыда и здравый смысл спасали от подобных нелепых усилий.

В другой ленте международного конкурса, «Кто горит горит горит» британки Чании Баттон,  событием, переворачивающим существование персонажей, становится смерть близкого человека. 29-летний лондонец, угасший от рака, не ушёл покорно в мрак ночной. Стремясь продлить земное существование, он записал обращение к двум близким подругам с просьбой развеять его прах в четырёх дорогих его сердцу местечках Британии. Этот являющийся с видеозаписей призрак, капризный и требовательный, балагурящий и затравленный страхом и болью, пытающийся выместить на близких людях свои страдания, при всём эгоизме помогает героиням переосмыслить собственное существование. Люди, которых они встречают в своём необычном странствии, являются словно их причудливыми отражениями, напоминаниями о пережитых драмах, предательствах и ошибках, пророчествами о том, что ждёт их, если они не найдут в себе сил изменить свою жизнь.

В фильме Чании Баттон столь удачно соблюдён баланс драматичного и смешного, сентиментального и ироничного, что не станет большой смелостью предположить, что именно это работа станет, по результатам зрительского голосования, победителем Седьмого ОМКФ.

Картина Алины Горловой «Холодный Яр. Интро», вошедшая сразу в два конкурса, национальный и европейских документальных фильмов, посвящена глобальным драмам. После просмотра ленты зрители едва ли будут знать о Холодном Яре намного больше того, что знали перед тем, как войти в кинозал. Повествование является не историческим экскурсом, а собранием высказываний об этой пороховой бочке народного гнева, озвученное местными жителями и отшельниками, бежавшими от современной цивилизации, чтобы быть ближе к природе или стать жрецами выдуманных культов. Их рассказы и суждения позволяют  составить представление не столько об этом месте, сколько о смутности наших знаний о прошлом родной страны, об отсутствии культурной преемственности, о том разрыве времён и семейных связей, который стал следствием исторических катастроф, войн, Голодомора и репрессий.

Для детей здесь что Ленин, что Максим Железняк являются лишь некими бронзовыми фигурами на постаменте, а их родители сбивчиво повторяют исторические клише (настолько лишённые конкретики, что могли бы быть адресованными любому региону Украины), пытаются пересказать легенды, которые толком никто уже не помнит, показывают фотографии людей, чьи имена исчезли вместе с ними в общих могилах. Кажется, даже коренные обитатели черпают исторические сведения из романов Василия Шкляра. Фрагментарность, сумбурность повествования кажется уместной формой для изображения хаоса представлений, царящего на исторических руинах, мимо которых, как все последние столетия, следуют отряды людей, готовых умереть за родной край.

Александр Гусев. Одесса.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-