Прошлое, которое не отпускает: фильмы Одесского кинофестиваля

Прошлое, которое не отпускает: фильмы Одесского кинофестиваля

Аналитика
1018
Ukrinform
Призраки Глурджидзе, ирония Ситару и самокопание Минаева

Очередной фильм-участник международного конкурса, «Чужой дом» Русудан Глурджидзе, продолжает начатый лентами предшествующего дня разговор о жизни простых граждан, в чей мир вторглась  война, вынудив переосмыслить привычные представления и отношения с близкими. Его действие разворачивается приблизительно в тех же краях, что и в фильме «Не я пересёк границу: Граница пересекла меня» Тома Чагелишвили, только на двадцать лет раньше, на исходе грузино-абхазской войны. Впрочем, исторические детали здесь практически не конкретизируются, авторов ленты интересует не поиск правых и виноватых, а жизнь людей, вообще не участвовавших в конфликте, но вынужденных принять чужие условия, чтобы выжить и спасти близких.

Герои фильма - беженцы, изгнанные из-за возникшей в одночасье границы и занявшие, по предложению людей в камуфляже, дома, ранее принадлежавшие их согражданам, вынужденным бежать в противоположном направлении. Атмосфера передаёт растерянность и угрызения совести тех, кто оказался невольным соучастником военных преступлений, однако характеры и сюжетная композиция удаются создателям хуже. «Чужой дом» оказывается в целом набором плохо связанных друг с другом эпизодов со странными подчас до гротеска персонажами, похожими скорее на неприкаянных призраков жертв междоусобицы, чем на живых людей.

В другой конкурсной картине, «Незаконное», поставленной известным румынским режиссёром Адрианом Ситару, конфликт между героями начинается с появления призраков прошлого. Почтенный врач оказывается замешанным в исполнение печально известного положения о запрете абортов во времена Чаушеску, что вызывает взрыв негодования у его детей. При этом и у младшего поколения не всё ладно - между братом и сестрой вспыхивает любовная связь. Эта умная, ироничная и смелая картина предлагает аудитории задуматься, являются ли нравственные нормы универсальными или зависят от капризов диктатуры и человеческой природы.

В полнометражной ленте из национального конкурса «Голубое платье» Игоря Минаева над современностью также продолжают довлеть драмы прошлого. Молодой француз украинского происхождения обнаруживает в комнате скоропостижно скончавшейся матери коробки с киноплёнкой и дневник её бывшего возлюбленного, режиссёра, описывающего превратности жизни советского кинематографиста в ранних 80-х.

В определённом смысле создание «Голубого платья» стало не менее сложным, чем съёмочный процесс «Гнезда горлицы» и «Моей бабушки Фанни Каплан». Текст дневника описывает по большей части неприятности с идеологическими кураторами кинематографа, с которыми столкнулся сам Минаев, снимая первые короткометражные ленты в годы учёбы в институте им. Карпенко-Карого и работы на Одесской киностудии. Более того, эти критиковавшиеся, запрещавшиеся и частично уничтоженные короткометражки вплетены в повествование, занимая две трети хронометража. И остаётся только пожалеть, что Минаев не ограничился демонстрацией этих подвергшихся репрессиям работ. Обаятельно наивные, наполненные духом творческого поиска, снятые тридцать лет назад ленты резко контрастировали с худо-бедно скрепляющим их сюжетом- операторской работой, характером напоминающей бездушные, отфотошопленные снимки из скверного глянцевого журнала, исполнителем главной роли, по любому поводу старательно пучившим глаза, патетическим закадровым текстом, нелепыми сюжетными поворотами.

Вместе с тем «Голубое платье» представляется весьма примечательной работой, демонстрирующей со всей наглядностью упадок творческих сил художника и общее стилистическое вырождение, не говоря уже о том, что даже записным киноэрудитам было трудно вспомнить более неудачный пример отражения кинематографистом на экране подробностей своей биографии.

Если Минаев терпит художественный провал, пытаясь создать своеобразный автопортрет в игровой картине, Зося Родкевич в ленте «Мой друг Борис Немцов» добивается успеха, следя через камеру за другим человеком. Пристальное наблюдение за частной жизнью мученически погибшего лидера российской оппозиции показывает образ, далекий от представлений о политическом рыцаре без страха и упрёка. Однако именно слабости и изъяны придают этой харизматичной личности особую человечность, подчёркивают его способность в нужный момент преодолевать ту замкнутость на собственной выгоде и удовольствиях, что свойственны каждому из нас.

Александр Гусев. Одесса.

Фото: http://oiff.com.ua/

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-