Валерий Шалыга, кинорежиссер
На 25-м году независимости кино должно возвращаться на идеологический фронт
13.08.2016 09:00 756

- Мы и сами себя об этом спрашивали. Сразу скажу, что не стараемся кому-то угодить. Рассказываем об обычном человеке, зрелом мужчине, бывшем офицере. Из главного героя не делаем рафинированного персонажа, - у него есть свои недостатки, семейные проблемы. Но рядом есть война, на которую он идет добровольцем.

Я взялся за этот сценарий вот почему. Раньше в нашем понимании было такое: если война - то все встали одним фронтом к бою. А сейчас - вроде и война, потому что каждый день слышим о погибших и раненых, а рядом - мирная жизнь. Слава Богу, мы на болшей территории нашей страны этого не ощущаем, потому что ребята там нас защищают. Но в этом есть какая-то двумерность, зазеркалье, в котором параллельно существуют два мира. Вот и говорим о сочетании и столкновении этих двух миров и ощущениях, которые они вызывают.

- Да, это было в фильме "Дальний выстрел", где тоже было столкновение двух украинцев - бойца советской армии и воина УПА, причем, оба убеждены, что воюют за Украину. Вряд ли это можно назвать повтором, - это скорее перипетии, присущие украинской истории, когда люди в одной стране при содействии "друзей" становятся на какое-то время непримиримыми врагами. Возьмите "Тараса Бульбу", - один сын с казаками, другой - с поляками. А это же еще какое время было?.. Мы просто обостряем какие-то вещи.

- Помните, сколько шума наделала в свое время одна из серий сериала "Не зарекайся", который транслировал один канал? Не боитесь аналогичной реакции на ваше творчество с противоположной стороны, когда его будут смотреть на востоке страны и жители неподконтрольных нам ныне территорий?

- Мы не акцентируем внимание на том, что кто-то плохой. У нас в фильме есть и "буркотуны", которые недовольны Майданом, АТО и всеми изменениями, которые происходят в стране. Мы показываем все точки зрения. У нас есть персонаж, который спасает там нашего воина. Не думаю, что этот фильм примут только здесь, а там - нет. Там примут хотя бы потому, что увидят, что в это время происходило на нашей территории.

- Вы не слишком оптимистичны? Вспомните, как через 60 лет после войны уравняли в правах бойцов УПА и ветеранов Великой Отечественной. Эти события, и ваш фильм об их противостоянии воспринимались обществом неоднозначно. А сейчас, когда всем еще очень болит, и мы, вроде, хотим примирения?

В сериале "Не зарекайся" четко просматривается ахметовский заказ

- В "Дальнем выстреле" каждый нес бремя политического и идеологического направления государственных структур, мировой войны и непримиримости воюющих сторон. В частности, навеянной мифами советской пропаганды об УПА, дивизию "СС Галичина" исключительно как пособников фашистов.

Нынешний конфликт не в последнюю очередь вызван незнанием нашей настоящей истории. Оживить те старые установки враждебной пропаганде оказалось на удивление легко.

Что же до упомянутого вами сериала, то его создатели рано начали делать акценты, делить всех на хороших и плохих. Поэтому он и воспринимается неоднозначно. Более того, там четко просматривается ахметовский заказ. И война на востоке позиционируется как гражданская, исключительно внутренний конфликт, а российской агрессии будто бы и не существует. Вот такие вещи можно снимать и показывать минимум через десятилетие после окончания войны, когда уже можно хоть немного отстраненно взглянуть на события.

- Судя по фильмографии, война занимает в вашем творчестве немало места. Кроме упомянутых фильмов - вы еще и сценарист и режиссер сериалов "1941", "1942", "1943", посвященных Второй мировой войне. Они вышли до 2013 года. Сейчас вы сняли бы их как-то иначе?

- Если вы о каких-то идеологических моментах, то, честно говоря, нет. Акценты бы не изменились, ибо это уже как раз та история, которая "отстоялась", здесь не добавишь и не отнимешь.

- Трудно ответить. Я немного идеалист, потому и страну хотел видеть цветущей, украинской через 5 лет после того, как в 1991 году провозгласили Независимость, и кинематограф - тоже. Я еще держусь, как оптимист, но порой закрадываются мысли: почему же так долго?.. На самом деле, хотелось бы уже хоть какого-то кино в Украине. Есть первые ростки, но все связано с экономическими факторами, потому что кино - это огромное сложное производство. Государство, которое на первых порах должно финансировать украинское кино, не может себе этого позволить. Зарабатывать на кинематографе самостоятельно мы тоже не можем, потому что развалили всю инфраструктуру проката. Следовательно, даже самые лучшие наши фильмы, которые вышли недавно, - скажем "Племя", "Поводырь", "Трубач", который Матешко снял, - роскошный детский фильм, - не могут окупить себя на отечественном рынке.

А продюсерам нужна доходность, им надо найти рынок сбыта. Они тогда смотрят на зарубежный, прежде всего, российский рынок. А Россия как раз очень в этом заинтересована, она не стесняется, когда формулирует нам заказ: пожалуйста, чтобы это было на русском языке, чтобы там обязательно играли российские актеры, и перечень требований четкий и большой, вплоть до деталей относительно российских номеров на машинах. Деньги на съемки дают только тогда, когда соглашаются на все эти условия. Вот так на самом деле украинский кинематограф зарабатывает деньги.

Снимать что-то свое - нет сил и денег, поэтому должны снимать то, что купит Россия

Все эти российские сериалы, кстати, очень идеологически выверены, а снимаются преимущественно в Украине, потому что здесь выгоднее. Это мы феесбэшников этих играем, наши актеры. Почему мы не берем хороший пример с той же России, несмотря на то, что она страна-агрессор? Ведь сколько им не рассказывай, какой хороший, гениальный украинский фильм, скажут: "Нет-нет, смотрите его сами".

Снимать что-то свое - нет сил и денег, поэтому должны снимать то, что купит Россия. Вот, скажем, есть прекрасная история Мазепы и Мотри, которую я бы хотел перенести на ленту. Москва нам никогда не даст на эту тему денег. Для них Мазепа - это предатель и только. Но если делать другие акценты, то это тема мирового уровня. Об этом писал Вольтер, Байрон, другие великие художники. Захотим еще что-то снять - тоже нельзя. А Москва готова платить за криминал. Или "Мухтара" им снимите, мелодраму какую-нибудь или "Сватов". Мы и штампируем это все. И, конечно, оно рикошетом попадает на наш рынок.

Через год будем праздновать столетие битвы под Крутами. Спохватились: а где фильм про Круты?

А потом спрашивают: а где же наше кино? Неужели "Сваты" и остальное упомянутое - это весь наш кинематограф? Наоборот, надо спросить, а где наш спецназ в кино? Почему мы не говорим, какие они замечательные? Какая у нас новая полиция? Если так много о ней говорим - давайте снимем об этом фильм! А вот российские полицейские в нашем эфире есть.

Через год будем праздновать столетие битвы под Крутами. Спохватились: а где фильм про Круты? Нет сценария. Объявили конкурс. Я тоже принимал в нем участие. Увидим, что из этого получится, что снимут к юбилею. С одной стороны, это конъюнктурная вещь, но вместе с тем, - нужная, актуальная, как никогда.

Слава Богу, сейчас начали проводить питчинги, чтобы выделять половину, или хотя бы какую-то сумму, чтобы снимать свое. То есть, продюсер находит какую-то часть денег, государство добавляет - и таким образом начинаем вылезать из болота - позаимствовали опыт Польши и других стран.

Антонина Мних, Винница.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-