Ирен Роздобудько, писательница, сценарист
Я не хотела писать роман о войне – это должно было получится легкое женское чтиво
03.09.2016 09:09 686

– Это правда, что раньше при появлении украинской книги часто слышалось: «А, это на украинском? Это трудно». Было такое. Как сейчас? Сейчас, вот честно говоря, за эти два года ситуация изменилась. Хоть в том и нет ничего такого, чтобы афишировать, но меня поразила Лисичанская библиотека: ко мне обратились – я отправила книги. В Авдеевку, Славянск отсылала. За эти годы мы с друзьями отправили в города Востока кучу украиноязычных книг, потому что сейчас появился спрос. И если мы все это поддержим, то он будет развиваться и дальше. А сейчас такая ситуация, что эту искорку надо поддерживать. Хотя в Донецке, друзья говорили, мои книги продавались еще до войны, и их покупали.

– Вообще, каким бы странным не казалось кому-то сейчас, но мощной украинской языковой школой является именно донецкая...

– И это вполне оправдано. Почему? Потому что в Донецке, если ты хочешь говорить на украинском языке, то просто должен делать это правильно и так изысканно, чтобы иногда было даже лучше, чем на Западе. Мне, например, странно, что на мероприятиях во Львове меня хвалят за язык. Я же говорю: «Люди добрые, у меня много русизмов, могут быть не правильными какие-то обороты – я все же из Донецка...» Мне же все время возражают, мол, нет, украинский язык у вас хороший. За это я готова расцеловать львовян (смеется).

В селах на Донбассе вообще люди преимущественно украиноязычные. Выехать бы в ту же Марьинку – там или суржик, или украинский язык. То есть, языкового барьера нет. Хотя в самом Донецке в быту люди все же общались на русском.

– Изменив несколько ракурс беседы, предлагаю поговорить об еще одной Вашей книге – «Кино на бумаге», которая была презентована в марте. Это некий беллетристический учебник, в который вошли и ваши сценарии для украинских фильмов. Один из них «Садок вишневий» – считается первым вариантом сценария к киноленте «Поводырь» Олеся Санина. Вообще, этот фильм получил немалую порцию критики. Одни называют Санина хоть и хорошим сценаристом, но плохим режиссером, другие добавляют, что самой большой неудачей «Поводыря» является приглашение Джамалы сыграть одну из главных ролей. А вы как сосценарист, довольны конечным результатом?

– Немножко щекотливая тема: Санин согласился, и мы опубликовали самый-самый первый вариант «Поводыря» 2008 года, когда в августе он ко мне ездил, и мы это проговаривали. Этот вариант на 90% отличается от исходной продукции. Игру Джамалы и остальные для кого-то спорные моменты я бы не хотела обсуждать, ибо не хочу критиковать то, что уже есть. Я не была туда приобщена. Я сделала свой «кусок»: построила крепкую историю, которая начиналась понятно с чего и завершилась – понятно чем. В ней была кульминация, все эти поворотные пункты и точки невозврата, – все, как должно быть по голливудской схеме. Ну, а дальше другие сценаристы сделали уже свое, поэтому мне трудно критиковать. Есть вещи, с которыми я не согласна. В частности с тем, что героиня Джамалы вышла замуж за кэгэбиста. У меня – ее увольняют (из драматического театра в Харькове, – Ред.), она становится проституткой, но за кэгэбиста не выходит ни за что! А в фильме же наоборот – становится его женой и живет благополучно... Но в общем, я рада, что такой фильм есть, и что он претендовал на «Оскар». Это уже определенный шаг к моей мечте, потому что я хотела бы создать сценарий к оскаровскому фильму.

– Кино – это индустрия, которая приносит огромные доходы. Пока что киноиндустрии у нас нет, хотя фильмы снимаются. О развитии этой отрасли в Украине, будет у нас кино или нет, сможем говорить лишь тогда, когда это поймут люди, от которых это зависит, когда они осознают, что просто тетя-дядя-сестра не должны писать сценарии, потому что это – профессиональная деятельность! Пока же мы должны брать количеством и массовостью фильмов, а дальше уже будет и арт-хаус, и «Оскар».

– То есть, от массовости не отходить?

– Во-первых, все 50 лент не могут быть элитарными, а лишь одна из них. Затем, режиссеры же у нас должны работать – они же забывают, как управлять на площадках. Кино – это где-то такая же индустрия, как клепать танки-машины.

– Принцип массовости в кино понятен. А в литературе – может ли массовая литература все же стать элитарной, и надо ли ее в таковую превращать?

– Откровенно говоря, мне уже настолько не болят эти вопросы. Я когда-то пришла к такому выводу, что образцы элитарной литературы тоже могут стать массовыми, но не прочитанными. Только из-за того, что например, определенного писателя надо прочитать, и в каждом доме его книги должны быть. Вот я, например, не уверена, что Джойса прочитал каждый второй человек на земле, но «блеснуть» «Улиссом» – это же святое! (улыбается) И поэтому, как по мне, важно, чтобы были читатели, которые ждут книжки.

– Как относитесь к появлению собственных произведений в школьной программе по литературе?

– Я нормально к этому отношусь. Не буду кокетничать, что мне это якобы не надо. Знаю, что учителя некоторых школ уже сами включают мои произведения. Вот недавно поздравляли с тем, что меня включили в программу первого-четвертого классов. Хочется, чтобы старшеклассники, прочитав рекомендуемое произведение, шли в книжные магазины и искали другие книги.

Александр Трохимчук, Житомир.

Фото: ukrphilology.blogspot.com; rerixlib.blogspot.com; Вадим Грига, Даниил Шамкин, Константин Ковпак / Укринформ.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-