Елена Гремина, руководитель московского Театра.doc
Когда под пытками надевают футболку «Крымнаш», спецслужбисты щелкают как ненормальные
05.10.2016 09:00 1104

- Почему вы взялись за дело Сенцова, почему захотелось сделать спектакль «Война близко»?

- У меня такое ощущение, что об этом деле начали забывать. Тем более, прошла информация, что Олега собрались «менять». И казалось - вот-вот, еще чуть-чуть... Представьте себе, в Москве многие считают, что он вообще уже в Киеве! А мы напоминаем - нет, ничего не изменилось, безвинный человек по-прежнему в заключении!

- Россиянам напоминаете?

- Да всем. Всем! И украинцам в том числе. У меня нет ощущения, что Украина прилагает какие-то активные усилия для освобождения Сенцова и Кольченко. Мне - со стороны - кажется, что все в каком-то спящем режиме. Но так не должно быть. Нельзя позволить, чтобы забыли!

Я следила за развитием этого дела с самого начала - с возмущением, как и все нормальные люди. Как только вынесли приговор, мы решили, что будем ставить спектакль по этому процессу. Нам помогли достать реальные документы дела. Стали репетировать. Изначально предполагалось, что спектакль будет посвящен только делу Сенцова, однако в процессе работы концепция несколько изменилась. Нам прислали текст из Луганска - дневник предпринимателя, который попросил передать свои записи в Театр.doc. Простой, документирующий реальность текст о том, как война вползает в мирный город, а люди смотрят - и не отдают себе отчет в том, что происходит. Поначалу этот предприниматель верит, что скоро придет украинская армия и наведет порядок, а потом он осознает, что должен спасать свою семью сам, прятать, увозить, искать варианты выживания, и никто не пожалеет, потому что - война. Кругом смерть, паника, беженцы. Врущие СМИ. 

Театр у нас дешевый - все минимизировано, компактно. В зале - простые стулья. 50 мест. Все проблемы у нас решаемы. Надо переехать за сутки - переезжаем. Когда второй раз переезжали - за две недели сделали ремонт в новом помещении, не прекращая играть спектакли, - и переехали. Да, театральное хозяйство отнимает немало сил, порой голова кругом идет от всех этих гвоздиков, креплений, конструкций. Но, если понадобится, переедем еще раз. Мы не государственный театр, поэтому нас достаточно трудно угробить. В конце концов, можем хоть в гараже спектакли играть.

- В 2014-м Театр.doс пострадал из-за фильма про Майдан, так ведь? Давайте напомним ту историю.

- 30 декабря, перед Новым годом решили устроить просмотр и обсуждение документального фильма «Сильнее, чем оружие» молодых украинских режиссеров, группы «Вавилон 13». Едва начали показ - минуты четыре прошло, не больше - ворвались люди в камуфляже, стали топтать наши декорации, заявили, что в помещении заложена бомба. Самое отвратительнее - с ними были два представителя министерства культуры. До того они приходили к нам, сказали: «Знаете, мы не советуем вам показывать этот фильм». А почему? Мы по уставу имеем право показывать документальные спектакли, фильмы и обсуждать их. С какой стати вы нам запрещаете? «Ну, мы вам не рекомендуем». Решили - все равно будем показывать, что нам теперь, от собственной тени шарахаться?

Но они реально устроили погром. Арестовали троих наших ребят, в том числе украинского драматурга Максима Курочкина. Я в ночь на 31 декабря в фейсбуке написала: нужны адвокаты! Нашла адвокатов. Поехали в УВД «Пресня», вытащили ребят. Правда, с помещением пришлось распрощаться.

- Если не ошибаемся, на том несостоявшемся просмотре вы намеревались собирать средства в помощь Олегу Сенцову, который тогда уже сидел в московском СИЗО.

- Да. Стояла коробка с надписью «Средства в помощь режиссеру Олегу Сенцову». К счастью, никто не успел положить туда деньги. Если б нашли деньги, точно какое-нибудь дело раздули бы. А так - вцепились в коробку - мол, что это? Реквизит для спектакля, элемент декорации. Неправда! Нет, правда, и все, до свиданья.

«Если даже в театре, со сцены, я не смогу говорить правду, как жить вообще?»

- Глупый вопрос: не страшно?

- Все мы взрослые люди, и все понимаем риски. Но если мы ставим спектакль «Война близко», значит, готовы рисковать. Те, кто подписываются на это дело, конечно, готовы. А кто не готов - тот не участвует. К примеру, один артист, который очень хотел со мной работать, прочитав сценарий «Войны», отказался играть. Сказал - нет, я не могу говорить об этих вещах со сцены. В ужасе мне написал. Просто в ужасе. Он должен был играть Афанасьева - ту роль, которую исполняет Николай Мулаков. И он спросил другого нашего артиста Костю Кожевникова - а как ты не боишься? Костя ответил: «Я не боюсь только во сне. Но если даже в театре, в своем маленьком театре, со сцены, я не смогу говорить правду, как жить вообще?»

- Чувствуете вакуум вокруг себя?

- Нет. Знаете, когда нас выселяли, особенно в первый раз, очень многие пробовали заступиться - руководители театров, народные артисты. Десятки тысяч подписей было собрано под письмами в нашу поддержку. Другое дело, что это не возымело действия. Но стремление помочь было.

А сейчас - вокруг Театра.doc уже сложился свой микромир. Поэтому не могу сказать, что мы находимся в вакууме. У нас есть дружеские связи - с правозащитными организациями, с другой Россией, второй Россией, которая для меня - единственная и настоящая, которая живет в подполье и ничего от государства не получает, кроме репрессий. При этом - помогает людям, делает то, что считает нужным. Насколько возможно. Так что вакуума не чувствую. Наоборот, ощущаю поддержку единомышленников и своих зрителей. Это мое окружение. Люди, которыми я дорожу. 

Человеческое сознание, так уж оно устроено, до самого конца оттягивает понимание того, что «война близко»

При всем том, обстановка в стране, конечно, становится хуже год от года. Реализуются самые мерзкие сценарии. А человеческое сознание, так уж оно устроено, до самого конца оттягивает понимание того, что «война близко». Один мой знакомый совершенно справедливо сказал недавно: «Я теперь знаю, как Гитлер захватил власть в Германии. Я понимаю, как это происходит». Мы теряем одну свободу за другой, нас прижимают и теснят, но люди объясняют себе: нет другого выхода, надо принять, надо подчиниться.

Не надо! Именно об этом последнее слово Олега Сенцова. Он сказал: «Трусость - самый главный, самый страшный грех на земле... Единственное, что я могу пожелать россиянам, - научиться не бояться».

- В финалах ваших спектаклей - всегда призыв к зрителям. «Болотное дело» заканчивается песней «Сбейте оковы. Дайте мне волю. Я научу вас свободу любить». А в «Войне» - в луче света - остается Геннадий Афанасьев с поднятой рукой. Как символ сопротивления. Идея понятна - вы предлагаете зрителям поднять руку, подхватить песню. Но зал-то, увы, не подхватывает.

В мае 2015-го «песню свободы» зрители еще подхватывали. Теперь перестали

- Подхватывали. В мае 2015-го, на премьерных спектаклях «Болотного дела» еще подхватывали. Теперь перестали. А недавно, 18 сентября, в день российских выборов, когда мы давали как раз «Болотное дело», люди в зале плакали. Мне артисты сказали, у нас же от сцены до зала рукой подать, все видно.

- После «Болотного дела» зрители могут остаться и написать письма «узникам Болотной». А почему вы не предлагаете писать такие же письма Сенцову и Кольченко?

- Обязательно будем писать, начнем в октябре. Недавно я точно узнала, на какие адреса отправлять и как послать письма, чтобы гарантированно дошли. Непременно будем писать. Я знаю, что это многое значит для людей в заключении. Освободившиеся «болотники» рассказывали, приходили к нам на спектакль, посвященный им же. И Олег Сенцов, я надеюсь, когда-нибудь увидит наш спектакль о себе. А весь тот ужас, который он пережил и переживает сейчас, станет для него, прекрасного режиссера, опытом, который можно конвертировать в творчество. 

- И еще очень хочется верить, что вам, нам всем не придется писать письма Роману Сущенко. Что вам не придется делать следующий спектакль о нем...

Рита Болотская, Евгения Богоявленская, Москва

Фото з архіву Театра.doc.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-