«Волынь» замедленного действия

«Волынь» замедленного действия

1496
Ukrinform
«Убийцы не имеют национальности. Они имеют имена» – высказывание, которое хотелось бы напомнить полякам перед выходом фильма «Волынь»

Завтра, 7 октября, Польша увидит в широком прокате свою «Волынь». Режиссер «Волыни» Войцех Смажовский отметил, что фильм «не является учебником по истории», и все же... В нашей памяти надолго остается та информация, которая подкреплена эмоциями. Мы живем в то время, когда острые эмоции вызываются именно картинками – фильмами, фотографиями, видеосюжетами. И никто из рядовых людей не пойдет копаться на засыпанных пылью полках архивов и библиотек, чтобы докопаться до правды. Мы ожидаем, что нам эту правду подадут в уже готовом виде да еще и со спецэффектами.

В фильме «Волынь» украинцев играли украинцы – 30 актеров. И принять участие в съемках соглашались не все, кого приглашали – отказывались из-за того, что картина представляла польскую точку зрения на эти исторические события. Украинца Петра, в которого влюблена главная героиня, играет наш львовский актер Василий Васылык. Это единственный украинский актер, указанный в титрах, другие же снимались просто в массовке.

И как бы не защищали фильм польские критики, будто бы автору удалось выдержать грань, сама его идея и выход в широкий прокат в такое трудное для нас время эту грань стерла. Как воспримут этот фильм в Польше? Как его воспримут в Украине? Эти вопросы звучат все громче. Украинцы прогнозируют, что отношение поляков к нам изменится, поляки считают, что мы обидимся на их правду. А в чем она?

Почти 20 лет назад уже была несколько похожая история с выходом фильма «Огнем и мечом» (1999 год). Он стал одним из наиболее посещаемых польских фильмов в Польше – его посмотрели 7,15 млн человек (а это больше, чем каждый 5-й поляк). Украинцы тогда возмущались – война между казаками и польским войском в нем представлен только с польской позиции. В Польше тогда ответили: снимите фильм об этом со своей позиции. Прошло двадцать лет, а мы до сих пор не сняли ничего на эту тему и только на словах огрызались. Так же может закончиться история с «Волынью».

«Укринформ» поинтересовался у украинских писателей и режиссеров, какой должен быть ответ украинских художников на выход фильма «Волынь» и не следует ли Украине наконец набраться смелости, чтобы дать достойный ответ на уже не первые обвинения в свою сторону. Также мы спросили, как именно может повлиять фильм «Волынь» на сознание польского общества?

Юрий Андрухович, писатель:

«Это ответ на запрос польского общества – почувствовать себя жертвами»

Вполне предсказуемая реакция массового польского зрителя. Элита, историки, журналисты, кинокритики подчеркивают, что фильм не разжигает розни. Зато звучало и другое - в фильме много крови, и это может действовать на обычного такого себе «Янека», который где-то там из семейных преданий что-то там слышал об этих проклятых украинцах, которые вырезали в свое время все село. Вот он теперь пойдет в кино и увидит это, при этом подчеркиваю, сделанное вроде бы мастерски.

Украинские деятели культуры должны прежде всего посмотреть этот фильм и, возможно, после этого приглашать его авторов на публичные дискуссии. В любом случае я далек от мысли, что украинцы должны были бы ответить таким же фильмом. Надо как-то демонтировать польский миф, но не за счет наших добрых отношений, которые в последние четверть века были образцом для остальной Европы и мира. Мы должны откровенно говорить с режиссером об этом фильме, и почему собственно его не интересовало общение с украинцами. Это человек из того же круга, где много моих польских друзей. Почему он не обратился ко мне: Юра, давай поездим по Волыни, поговорим с людьми, посмотрим эти места? Это самый простой путь для взаимопонимания. Но его это не интересовало.

«Волынь» является ответом на запрос польского общества – почувствовать себя жертвами. А «Огнем и мечом» был такой себе исторический блокбастер. Там чуть ли не половина актеров – наши. Одно только приглашение Ступки на роль Богдана Хмельницкого означало, что польский режиссер хочет этого диалога.

Наша позиция – замалчивание и прятанье головы в песок. Недавно было заявление польского сейма. Что ответила наша Верховная Рада? Она приняла какую-то совершенно обтекаемую формулировку, которую даже польские медиа фактически не заметили. Это яркий пример того, что с нами происходит – как мы не умеем себя позиционировать.

Украина еще не созрела. Уровень политического класса и профессиональный уровень дипломатов не достаточно высокий. Имеется хороший уровень отдельных ученых-историков, но не достаточно высокий к общему историческому фону. И вообще историческая память в нас требует еще очень большой работы. Эти темы никуда не денутся, потому что соседи будут заставлять нас по этому поводу высказываться, формулировать какую-то позицию, и в очередной раз промолчать будет все меньше и меньше возможно.

Мирослав Слабошпицкий, режиссер:

«Невозможно передать историю в кино на самом деле»

Я фильм «Волынь» не смотрел и смотреть не собираюсь. Государству Украина 25 лет. Необходимо жить жизнью 25-летнего молодого человека – молодой страны, то есть. Надо отражать настоящее, критично, не критично, заглядывать в будущее и меньше обращать внимания на прошлое, потому что, в определенной степени, я считаю историю лженаукой, потому что ее всегда пишут победители и она очень меняется в угоду сегодняшнему дню. Невозможно передать историю в кино на самом деле, потому что люди, которые жили несколько поколений назад – с другой планеты. Они жили без Интернета или пенициллина, а все это формирует человека, границы приемлемого. С позиции сегодняшнего дня исторические фильмы – это какая-то неинтересная неправда. Я не считаю необходимым, к примеру, отвечать на «Огнем и мечом».

История творится сегодня. Мы можем снимать про что угодно – все равно в кадре останется дух времени, проблемы, которые волновали людей именно теперь. Вот по этим документами уже совершенно другие по ментальности люди будут судить о сегодняшнем времени. Надо создавать и осмысливать свое время, и оставлять показания для потомков – это намного важнее, чем заниматься некрофилией – то есть копанием в каких-то давно истлевших костях. Таковой была моя позиция всю жизнь безотносительно к любой стране.

Юрий Винничук, писатель:

«Пока в польской власти присутствуют люди, которые получают от россиян деньги, нет смысла им что-то доказывать»

Этот фильм только подбросит несколько поленьев в тот огонь, который уже раздувают много лет. Моя мама и бабушка – тоже жертвы Волыни, но их преследовали поляки. Они бежали из деревни посреди ночи и потом скрывались. Убивали и поляки, и украинцы.

Сейчас важно снять другие исторические фильмы, например, когда мы вместе с поляками разбили русских под Оршей (1514 год), когда мы с поляками вместе разбили немцев под Грюнвальдом (1410 год) и тому подобное. Надо отвечать иначе, потому что если мы будем отвечать такими же пропагандистскими фильмами, то кто их будет смотреть, кроме нас? Ведь поляки их не купят, как и мы не купим «Волынь».

Мы сейчас находимся в состоянии войны с Россией, и сейчас не то время, чтобы портить отношения с Польшей, которая до недавнего времени была нашим адвокатом в Европе. Пока что где-то надо и промолчать. Пока в польской власти присутствуют люди, которые получают от россиян деньги, нет смысла им что-то доказывать.

Юлия Горбань, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-