Павел Подобед, сотрудник Украинского института национальной памяти
С захоронением Мосендза в Швейцарии - схожая ситуация, что и с могилой Олеся в Чехии
10.01.2017 16:12 760

Принудительная эксгумация 3 января останков выдающегося украинского поэта и драматурга Александра Олеся в Чехии возмутила украинское общество как за рубежом, так и в самой Украине. Но прецедент раскрыл значительно большую проблему. Если прах Олеся будет перезахоронен на родине, то немало захоронений, в том числе и выдающихся наших соотечественников, в Европе на сегодня под угрозой. А некоторые уже и безнадежно утеряны.

Об этой печальной ситуации, Леонида Мосендза и других известных украинцев за рубежом, а также о том, как, потеряв их могилы, не потерять память о них, - в беседе корреспондента Укринформа с начальником отдела учета и сохранения мест памяти Украинского института национальной памяти Павлом Подобедом.

ТОЛЬКО НА ОЛЬШАНСКОМ КЛАДБИЩЕ В 2017-М МОГУТ ИСЧЕЗНУТЬ 40 УКРАИНСКИХ МОГИЛ

- Павел, такая же ситуация, что и с Александром Олесем, может произойти и с другими украинскими захоронениями за рубежом?

- Да. Уже в этом году на том же Ольшанском кладбище в Праге, на котором до недавнего времени был похоронен Александр Олесь, может быть потерян ряд могил - около 40 захоронений - из-за неуплаты аренды. Это, например, могила первого премьер-министра Кубанской Народной Республики Луки Бича - большого друга Украины, этнического украинца, человека, который не просто боролся за независимость своей республики, но и выступал за тесные федеративные взаимоотношения с УНР. В эту могилу похоронили другого человека, хотя останки Быча не эксгумировали.

Это могила археолога, исследователя керамики древних славян и вообще одного из величайших исследователей керамики в мире Ивана Борковского, который родом из села Чертовец Городенковского района Ивано-Франковской области. Несколько лет неоплачивается могила эпидемиолога Ивана Горбачевского и еще одного ученого-химика, участника Первого Конгресса ОУН Николая Викула. Николай Викул был одним из создателей организованного украинского националистического движения. Он - уроженец Тбилиси.

Это также могила писателя и драматурга Спиридона Черкасенко, произведения которого изучают в школьной программе по украинской литературе, в университетской программе. Он известен еще и тем, что редактировал фронтовые газеты армии УНР. Спиридон Черкасенко - уроженец Нового Буга на Николаевщине.

Также под угрозой и уже в этом году может быть потеряна могила известного художника, графика Юрия Вовка, который родился в Киеве и стал известен за рубежом, работал преимущественно для западноевропейских заказчиков, в частности, различных чешских издательств. Умер в 1961 году.

Это, в конце концов, могилы членов Директории Афанасия Андриевского и Федора Швеца - величин просто общенационального масштаба! О могиле Андриевского своевременно не позаботились - историки ищут ее и теперь. А вот могила Швеца не оплачивается больше пяти лет. 

Аналогичная ситуация с захоронением Леонида Грабины родом из Ромен Сумской области. Грабина - один из величайших ученых - геодезистов мира. Он стал разработчиком украинской геодезической терминологии. Этот человек перевел ряд учебников по математике и физике со словацкого языка на украинский для того, чтобы украинские дети Пряшевщины могли изучать эти предметы в средних школах.

Там же, на Ольшанском кладбище, под угрозой целый ряд захоронений людей немного меньшего масштаба.

УИНП ОБРАЩАЛСЯ В ПОСОЛЬСТВО В ШВЕЙЦАРИИ ОТНОСИТЕЛЬНО МОГИЛЫ МОСЕНДЗА. БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО

- Более чем полгода назад вы говорили об угрозе захоронению нашего выдающегося новеллиста Леонида Мосендза в Швейцарии. С ним также может повториться ситуация, которая произошла с могилой Александра Олеся?

- Мосендз похоронен на кладбище в небольшом городке Бльоне. Мы знаем, что его могила разорена, памятник разбит. Украинский институт национальной памяти по этому поводу неоднократно обращался к представителям украинской организованной общины в Швейцарии, сейчас обращались в посольство в Швейцарской конфедерации, но пока безрезультатно. Мы даже не смогли отыскать человека, который бы просто вызвонил бы мэрию, чтобы выяснить статус могилы - какая задолженность, что с ней случилось, расследовали ли акт надругательства.

- Как давно это случилось?

- Трудно установить. Я общался с двумя украинцами, которые более-менее активны в украинской общине. Они проинформировали, что могилу Мосендза якобы уничтожили или русские туристы, или националистические российские организации в период Революции Достоинства, российско-украинской войны.

Точно установить это непросто из-за того, что на кладбище нет видеонаблюдения. Но между местной немногочисленной украинской общиной и русским этническим меньшинством, что проживает в Швейцарии, были конфликты, и эти конфликты обострились примерно в тот период, когда могила была разорена. Наверняка же связать это с русскими и с войной трудно.

- На могильном камне указано, что под ним похоронен именно украинский писатель?

- Смотрим в интернете... Это обычная могилка на земле, засыпанная галькой, очертание могилы гранитное, православный крест гранитный - он был сбит, и украинская община уже просто положила его горизонтально на могилу, а на могиле написано по-французски: доктор Леонид Мосендз, умер в 1948 году, украинский писатель... Вот такая ситуация, скажем, по Швейцарии.

АЛЬБОМЫ ВЛАДИМИРА ПОБУЛАВЦА ЕСТЬ НА АНГЛИЙСКОМ, НА УКРАИНСКОМ - ОТСУТСТВУЮТ

- А вообще таких захоронений, находящихся под угрозой, в Европе немало?

- Да. И наиболее сложная ситуация в Германии, Франции, Чехии, Польше и Великобритании. В Чехии, Британии и Германии - из-за вопроса оплаты. В Польше и Франции - прежде всего из-за вопроса ухода. В свое время в Польше было огромное украинское этническое меньшинство - коренные украинцы, которые испокон веков жили на территории Польши, а также огромная политическая эмиграция, в частности, из Восточной Украины. Уже после Второй мировой войны, когда Красная армия захватила Польшу, эта эмиграция выехала дальше на запад. Соответственно, осталось очень много могил, за которыми некому ухаживать.

Это, скажем, могила выдающегося скульптора Владимира Побулавца, который родился в Киеве, а похоронен на православном кладбище на Воле в Варшаве. Он оказался в Польше из-за того, что воевал в армии УНР. Но известен тем, что был скульптором европейского масштаба. Есть целые альбомы его на английском языке. А на украинском, представьте себе, таких альбомов нет. Побулавец - один из первых украинских скульпторов, работавший в стиле модерн и в стиле кубизма, был основателем скульптурной студии "Спокойствие", работал в станковом и монументальном искусстве, автор многочисленных бюстов, в частности Франко, Шевченко. Он также проектировал фонтаны, памятники, надгробия, различные садово-парковые скульптуры во многих городах Европы.

Так вот, когда три года назад местные украинцы отыскали его могилу, она уже была в таком состоянии, что практически нельзя было прочитать, кто там похоронен. Провели реставрацию, буквально в последний момент вырвали эту могилу из небытия. И таких примеров немало.

Захоронения, которые под угрозой, есть и в Праге, и в Брно, и в Подебрадах. Это также и Мюнхен, Берлин, Ингольштадт, Гаддерсфельт, Дорнштадт.

В Германии под угрозой могила еще одного полководца армии УНР - Александра Никитина.

В ГЕРМАНИИ СВЕРХУ ВЫДАЮЩЕГОСЯ УКРАИНЦА МОГУТ ПОХОРОНИТЬ МЕСТНОГО ПЕНСИОНЕРА

- Скажите, пожалуйста, какая процедура существует на европейских кладбищах?

- В Германии процедура такая, что когда подходит срок оплаты аренды захоронения, тогда администрация кладбища наклеивает наклейку о том, что могила не оплачена и разыскивается ее владелец - человек, который заключил договор с кладбищенской управой конкретного города. Эта наклейка висит примерно 2-3 месяца. Когда никто не отзывается по номеру, указанному в соглашении, управа начинает искать заинтересованных лиц. Если это касается украинцев, то чаще всего обращаются в украинские общественные организации.

Но часто случается так, что администрация кладбища работает не совсем добросовестно и не очень разыскивает - могут отправить письмо или позвонить на номер какой-то указанной у них общественной организации, которой давно уже не существует - скажем, Союза бывших украинских воинов. Но формально они соблюли процедуру. Никто не откликнулся - и могила выставляется на продажу. Приходит кто-то на кладбище, кто ищет место для своих деда-бабы, для родителей, для себя на будущее, видит на центральной аллее место с наклейкой - что могила освобождается - оплачивает его, и памятник сносят.

Вообще законодательство разное, в зависимости от конкретного кладбища, от конкретной страны. Где, как преимущественно в Германии, хоронят просто сверху - то есть, сняли памятник, вырыли яму и сверху какого-то там выдающегося украинца похоронили немецкого пенсионера. А есть примеры, как в частности и в Чехии, где проводится эксгумация и останки могут кремировать и просто развеять.

- В случае с Александром Олесем и его женой прах перенесли в депозитарий - и что потом его ожидало бы?

- Если перенесли в депозитарий, то это уже успешный результат. В конкретном случае это результат старания местной украинской общины, священника отца Олега Зайнуллина, временно исполняющего обязанности посла Украины в Чехии Зиновия Гошовского и атташе по культурным вопросам посольства Украины в Чехии Татьяны Горупович.

Олег Зайнуллин, без преувеличения, фанатичный священник, который очень ответственно относится к учету украинских могил, постоянно пытается ездить по городам и весям Чехии, выискивая их. Некоторые могилы сохранились, и он описывает их, в каком они техническом состоянии, фотографирует со всех ракурсов, узнает, нуждаются ли они в оплате, сам пытается что-то оплачивать.

- То есть меры по спасению захоронений есть разные, и часто это инициатива местных людей.

- Да. В частности, если мы говорим о Германии, то в городке Ингольштадт есть бывший староста местной Украинской автокефальной православной церкви, основанной еще политическими эмигрантами, Олег Кратт. Он уроженец Черкасщины, эмигрировал где-то в 1989-90 годах. И длительное время занимается украинскими захоронениями. Когда должны были ликвидировать могилу генерал-хорунжего армии УНР Василия Татарского и его жены - это уроженец Подолья, - Олег Кратт отыскал благотворительный фонд, который оплатил аренду этой могилы и таким образом ее сохранил.

До недавнего времени под угрозой была и могила еще одного генерала армии УНР - Николая Шраменко. В прошлом году средства за нее также оплатил благотворительный фонд, таким образом спас ее. Ситуация была настолько сложной, что на этой могиле уроженца Черкасской области Николая Шраменко - даже уже снесли памятник, но саму ее еще не успели ликвидировать, потому что украинцы вмешались.

Но в то же время есть целый ряд могил не таких выдающихся украинцев, которые со временем исчезают. Эту проблему украинская эмиграция осознала еще после Второй мировой войны, когда в Германии, во Франции уже существовали достаточно крупные украинские колонии.

МОГИЛА СТЕЧИШИНА, КОТОРЫЙ ОПЛАЧИВАЛ УКРАИНСКИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ, УТЕРЯНА ИЗ-ЗА НЕУПЛАТЫ

- И как много на сегодня таких утерянных могил - десятки, сотни?

- Смотря о каком масштабе идет речь. Если о выдающихся украинцах, то, думаю, десятки. Если об украинских политических эмигрантах вообще, то речь идет уже о тысячах. Скажем, в Дании утерян не один десяток могил, в основном это могилы военнослужащих рядового состава. Речь идет об армии УНР, о Галицкой армии, то есть об украинских армиях периода 1918-21 годов.

- Захоронения известных деятелей уже потеряны?

- В Германии, считалась утерянной могила Натальи Полонской-Василенко - выдающегося историка, труды которого изучают в университетских курсах по истории. Но на днях ее отыскала ученый из Киева Оксана Юркова. 

Утеряна могила Ивана Дубового - полковника армии УНР, автора многочисленных трудов по истории украинской армии.

Утеряна могила Николая Стечишина - подполковника армии УНР, известного тем, что всю жизнь он посвятил исследованию украинской военной некрополистики, написал ряд научных трудов про украинские кладбища за рубежом. Его труды сохранились, их можно скачать в интернете, они опубликованы в сборниках "За государственность" - военно-историческом альманахе, издававшемся в эмиграции в Польше, а затем в Канаде в Торонто. Этот человек очень заботился о сохранении украинского наследия - и военного, и не военного, занимался украинскими некрополями. Он выдвинул тезис, что состояние могил и некрополей соответствует культурному и политическому развитию общества.

И когда не хватало средств на оплату какой-то могилы, Николай Стечишин, несмотря на то, что не был состоятельным человеком, пытался помочь. Мог просто снять перстень и сдать его в ломбард.

Этот человек сделал очень много для того, чтобы сберечь от уничтожения украинские могилы, в частности в Польше. Он чрезвычайно активно работал над тем, чтобы выкупить землю украинского военного кладбища в Щипйорно - наверное, крупнейшего украинского военного кладбища в Европе. Щипйорно - небольшой поселок в пригороде города Калиш. Калиш и Щипйорно - это две местности, где располагались лагеря украинских военнопленных в 1921-1924 годах. В этих лагерях находилось более 3,5 тысячи украинских военнослужащих, преимущественно уроженцев Приднепровской Украины.

И, видите, такая злая судьба, что этот человек сам исследовал, оплачивал украинские могилы, а его могила была утрачена из-за неуплаты. Вместе с его могилой была утеряна могила его сына, тоже военнослужащего.

В КАНАДЕ ПРОБЛЕМЫ С ЗАХОРОНЕНИЯМИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, ПОТОМУ ЧТО НЕ СУЩЕСТВУЕТ ПЛАТЫ ЗА ЗЕМЛЮ

- Видимо, все же, ситуация в США и Канаде значительно лучше? Ведь там мощная украинская диаспора.

- В Канаде ситуация лучше прежде всего из-за того, что там не существует платы за землепользование. Это, очевидно, связано с плотностью населения, потому что Канада - страна большая, а населения меньше, чем в Украине. И там даже если вы эмигрируете, то могилы ваших деда-бабы будут неприкасаемы. Никто их, конечно, не будет реставрировать, но они будут ухоженные.

Стоило бы упомянуть и об украинских захоронениях в Куритибу - бразильском городе-миллионнике, куда из всех бразильских колоний, даже многих аргентинских, и из Парагвая и Уругвая также немало украинцев пытались свозить покойников, чтобы хоронить их более-менее компактно.

- Если же вернуться к ситуации в Европе, то председатель вашего института Владимир Вятрович считает, что Украинское государство должно заопековаться этой проблемой.

- Один из путей решения проблемы, который, в частности, будет предлагать Украинский институт национальной памяти, это, по крайней мере, оплата аренды захоронения или, возможно, оплата перезахоронения в Украине за счет областных советов, откуда происходит тот или тот выдающийся украинец.

Возможно, тот же Ивано-Франковский областной совет мог бы найти три-четыре тысячи долларов для того, чтобы перенести на Городенковщину могилу своего земляка Ивана Борковского, который действительно является светилом археологии, хотя он и мало известен широким кругам украинского общества.

ЗАКОМОРНЫЙ С ДОНБАССА РАЗРАБАТЫВАЛ ИЗВЕСТНЫЕ БРИТАНСКИЕ ПИВНЫЕ БРЕНДЫ

- Как мало все же мы знаем о зарубежных украинцах, которые известны в эмиграции и вообще в мире!

- Я вам расскажу об уроженцах Донбасса, которые совершенно не известны на Донбассе, но широко известны за рубежом. Один из них - ученый Николай Закоморный, уроженец Ясиноватого, который получил высшее образование в Подебрадах, эмигрировал в Великобританию и разрабатывал технологии пивоварения известных британских пивных брендов. Мало кто из украинцев знает, что уроженец Донбасса был одним из разработчиков технологий пивоварения в Великобритании! Он был технолог мирового масштаба, профессор ряда известных университетов - в Манчестере, в Баварии. Закоморный похоронен в графстве Хартфордшир.

Николай Гайдак - тоже уроженец Донбасса, села Малый Янисоль вблизи Мариуполя. Это известный исследователь сельского хозяйства, который запатентовал около полутора сотен научных изобретений. Он, как и Закоморный, попал в эмиграцию через армию УНР. Они оба получили высшее образование в Чехословакии, и если Закоморный выехал в Великобританию, то Гайдак эмигрировал в США, стал членом Национального географического общества, преподавал в нескольких американских университетах, имел степень доктора биологии. О нем можно найти очень много интересного в английских источниках, зато у нас, опять же, абсолютно ничего не знают.

- Ваш институт намерен популяризировать таких выдающихся украинцев на родине? Скажем, выпускать о них какие-то издания?

- В 2016 году мы реализовали ряд выставочных проектов о выдающихся украинцев, в частности, выставку "Люди свободы", которая попала во все областные центры. Что касается Донбасса и Восточной Украины, то я ездил с лекциями про украинцев с нынешней Днепропетровщины, из Донецкой и Луганской областей, которые почти 100 лет тому назад воевали за независимую Украины, по разным городам востока: Днипро, Краматорск, Славянск, Дружковка, Лиман, Торское.

В этом году мы будем уделять много внимания популяризации истории украинского Донбасса и фигур украинского Донбасса. Мы готовим проект "Украинский восток" - и это один из наших приоритетов на 2017 год! Сейчас над этим работаем - это будет в форме буклетов, или книжки, или роликов, где, в частности, будет рассказываться о выдающихся уроженцах Восточной Украины, которые вписали Донбасс в украинский контекст.

Валентина Пащенко. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-