Бесстыдство литераторов неприличной страны

Бесстыдство литераторов неприличной страны

Аналитика
2612
Укринформ
Как Русский ПЕН-Центр «свои идеалы по уши в подлости завязил»

«Шли дни за днями, а за ними шло вперед и дело преуспеяния "применительно к подлости". Идеалов и в помине уж не было - одна мразь осталась - а либерал все-таки не унывал. "Что ж такое, что я свои идеалы по уши в подлости завязил? Зато я сам, яко столп, невредим стою! Сегодня я в грязи валяюсь, а завтра выглянет солнышко, обсушит грязь - я и опять молодец-молодцом!" А сведущие люди слушали эти его похвальбы и поддакивали: «Именно так!» (Михаил Салтыков-Щедрин. «Либерал». Сказка для детей изрядного возраста (1885))

Снова трясет в Москве Русский ПЕН-Центр. Вновь из него уходят уважаемые известные авторы с больной совестью, а не здоровым прагматизмом: Борис Акунин, Александр Иличевский, Лев Рубинштейн, Светлана Алексиевич. И вновь, как год назад, поводом стал прОклятый «украинский вопрос». Тогда слишком резкие - с позиции соглашателей - заявления о «Погроме Украинской библиотеки в Москве». Сейчас - письмо в поддержку Олега Сенцова, отправленного в Якутск, и не в кино-экспедицию.

Справедливости ради, нужно сказать, что в Украине на этот очередной соседский медиа-скандал обращают не так много внимания. Что, в общем-то, справедливо. Прошло время неразделенного информационного поля, когда на каждый московский чих в Киеве покупали аспирин (особо предусмотрительные - еще и фталазол), а ТВ-танец народного артиста Украины (2004) и России (2009) Баскова с кандидатом в украинские президенты становился топ-новостью.

Но все же на эту историю и в Украине стоит посмотреть внимательней. Поскольку она еще раз убедительно показывает как трудно, часто - невозможно, оставаться приличным человеком, находясь в неприличной стране, каковой сегодня стала Российская Федерация.

ОТ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ - К ПЕН-ЦЕНТРУ

Немного истории. ПЕН-клуб (PEN - Poets, Essayists, Novelists) был учрежден в 1921 году в Лондоне по инициативе писательницы Кэтрин Эми Доусон-Скотт и писателя Джона Голсуорси, который стал его первым руководителем. Среди первых членов ПЕН-клуба были Джозеф Конрад, Бернард Шоу, Герберт Уэллс. Поначалу, становясь международным, ПЕН-клуб преимущественное внимание оказывал сугубо писательским делам, например, способствованию качественных переводов. Но вторая мировая война всё изменила. Акцент в деятельности ПЕН-клуба стал делаться на свободе самовыражения и просто свободе писателя, то есть правозащитной тематике.

А ВКП-КПСС, как известно, очень любила подкармливать левых интеллигентов с последующим использованием самых отборных из них - «полезных идиотов». Поэтому осенью 1956 года, через полгода после ХХ съезда и за месяц до начала «венгерских событий» Борис Полевой и Сергей Михалков написали докладную записку товарищу Суслову с предложением, чтобы Союз писателей СССР внедрился в Международный ПЕН-клуб. В этом предложении было отказано, благодаря чему ПЕН-клуб и дальше остался приличной организацией.

Двадцать лет спустя создать советский ПЕН-центр предложил уже неукротимый Владимир Войнович. И это стало поводом для внеочередного сеанса работы с ним сотрудников КГБ.

Поэтому Русский ПЕН-Центр был создан лишь в разгар перестройки, президентом его стал Андрей Битов, а вице-президентами Андрей Вознесенский и Белла Ахмадулина. Люди, как видим, уважаемые. Однако и проблемы начались с самого старта. Поскольку довольно долго не принимали Войновича - требовали с него, согласно Уставу, рекомендации двух членов ПЕН-Центра и прочие бюрократические формальности. На что принципиальный Войнович не соглашался, говоря, что это вообще-то его предложение (хоть и оформленное четверть века спустя другими людьми). Так что его должны принять без каких бы то ни было проволочек. И в конце концов, все же приняли. (Спойлер - Войнович, впрочем, позже сам уйдет).

«ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ» КАК СИНОНИМ «НИЖЕ ПЛИНТУСА»

Вообще с самого начала в России суть ПЕН-клуба поняли не совсем правильно, скорее - в духе Полевого-Михалкова, с небольшой поправкой на перестроечный романтизм. Зачарованные именами его руководителей (Джон Голсуорси, Герберт Уэллс, Франсуа Мориак, Морис Метерлинк, Бенедетто Кроче, Альберто Моравиа, Артур Миллер, Генрих Бёлль, Марио Варгас Льоса), советско-российские писатели и поэты, ставшие с 1991 года российскими, а с 2000-го российско-советскими, посчитали ПЕН-клуб этаким всемирным Союзом Писателей.

Поразительно, но в русской Википедии об этом прямо так и написано с гениальным простодушием: «Официальное название ПЕН-клуб ныне преобразовано во Всемирный (или Международный) Союз Писателей». На чем основано такое смелое заявление - не совсем понятно. Остается только предположить, что поясняющие слова в разных статьях, написанные на английском с маленьких букв world-wide/international organization/association of writers русские пишущие недоросли (Митрофанушки/Питеры ПЭНы) самовольно перевели в родной и привычный «Союз Писателей», да еще «Всемирный»!

Соответственно, вопросы правозащиты в деятельности Русского ПЕН-Центра никогда не были приоритетными. Поэтому членство в нем прекрасного прозаика (Novelist) Василия Аксенова, поддержавшего Чеченскую войну, казалось чем-то нормальным. А прекрасный журналист (Essayist) Анна Политковская, занимавшаяся правозащитной деятельностью в ходе этой войны, членом ПЕН-Центра стать не успела. Вроде как не по статусу. И пулю она получила как раз по итогам этой войны.

Любопытно, что когда еще Путин считался либеральным наследником дела Ельцина, а не гэбистским продолжателем линии Андропова, тогдашний его пресс-секретарь Михаил Кожухов привел и.о. президента в неказистый московский домик в неуютном дворике на Неглинной улице, в ПЕН-Центр. Типа - знакомить новое, молодое и еще не ботоксное первое лицо страны с «цветом пишущей интеллигенции». Знакомство, однако, как-то не сложилось.

В «нулевые годы» литературные зубры уходили на пенсию и из жизни. Русский ПЕН-Центр превращался в осколок былого - и недолгого - величия. Многое изменилось в 2013 году, когда вице-президентом Центра стала Людмила Улицкая. По её «призыву» в ПЕН пришло много новых людей, в том числе - журналистов, которых здесь раньше сторонились. (Не зря же и в Уставе Русского ПЕН-Центра особый упор делается на «публикации произведений высокого художественного уровня, получившие признание в России и за рубежом». Снобистский пунктик, опускающий шлагбаум перед журналистами).

И вот тут встрепенулись бессменный президент Андрей Битов и вице-президент Евгений Попов. Они назвали деятельность Улицкой «попыткой рейдерского захвата» ПЕН-Центра. Улицкая обиделась и ушла писать книги, тем более, что это у нее хорошо получается.

А Битову, Попову и им сочувствующим вздохнулось свободней. Вице-президент Попов, становящийся все более президентом, нежели вице, заявил, что Русский ПЕН-Центр «поверх барьеров». Словосочетание, спору нет, красивое - все же название сборника стихов Пастернака. Да и на Радио Свобода уже много лет программа о культуре носит такое название. Однако в интерпретации Попова в 2014-2015 годах это означало признание равной ответственности Украины и России за российскую агрессию в Украине. Так что тут «поверх барьеров» стало синонимом «ниже плинтуса».

ЗАЩИТА БИБЛИОТЕКИ И КИНОРЕЖИССЕРА? НУ ЭТО СЛИШКОМ!

При всем том либеральная инерция в ПЕН-Центре была еще сильна. Его члены писали заявления в поддержку украинских политзаключенных Надежды Савченко, Олега Сенцова, а также требование «остановить погром Библиотеки украинской литературы в Москве».

Последнее снова вызвало максимальную ярость Исполкома ПЕН-Центра. Усмирение правозащитного крыла продолжилось. Следом за Улицкой ПЕН-Центр покинули еще около десятка «непримиримых» - весьма авторитетных и видных литераторов. Среди той волны ушедших были, например, Игорь Иртеньев, Владимир Войнович, Сергей Гандлевский, часть недавно пришедших журналистов. А уже в 2016-м ушел Виктор Шендерович…

Но еще кто-то оставался. И вот новый скандал в конце 2016 года. Большая группа подписантов, в том числе членов ПЕН-Центра, потребовала освобождения кинорежиссера, а также киносценариста, а значит тоже литератора, Олега Сенцова.

Руководство ПЕН-центра поспешило отмежеваться от этого, на их взгляд, небывало смелого и даже наглого заявления «радикалов». Вместо этого руководителями ПЕН-центра было написано позорное, лизоблюдское обращение к президенту Путину, в котором они робко попросили его «содействовать смягчению условий содержания этого кинорежиссера и писателя». А также попутно, для вразумления «радикалов» подробно разъяснили, почему российское законодательство запрещает миловать Сенцова, а тем более признавать невиновным в приписываемом ему мыслепреступлении. Такая вот правозащита - «применительно к подлости».

Сергей Пархоменко в блоге, опубликованном на сайте «Эха Москвы», жестко написал об этом, назвав позор позором. И, судя по всему, именно это переполнило чашу терпения Исполкома ПЕН-Центра, исключившего из своих рядов немолодого Сергея Пархоменко, пришедшего вместе с тем самым молодым призывом Людмилы Улицкой.

Возникает, однако, естественный вопрос. Почему и откуда такая трусость, боязнь не только высказать резкое слово, задать неудобный власти вопрос, но и терпеть рядом тех, кто на это способен. Ведь тот же Евгений Попов когда-то был одним из авторов знаменитого нонконформистского сборника «Метрополь».

Ответ прост. Спокойствие - дороже. Благополучие привычной, «обжитой» организации - дороже. Возможность спокойно издаваться, ездить в творческие командировки - дороже. Руководители ПЕН-Центра говорят об этом с обескураживающей простотой и прямотой.

СТАРЧЕСКОЕ БЕССТЫДСТВО РУССКИХ (ПИТЕРОВ) ПЭНОВ

Вот, например, член исполкома ПЕН-центра, известный поэт Константин Кедров: «Они (Пархоменко и его единомышленники, - ред.) высказывали свои политические взгляды и политические убеждения, это навлекло на центр гонения. Вы видели заявление Пушкова (в прошлой Госдуме глава комитета по международным делам) о том, что мы… (иностранные, - ред.) агенты? После этого на нас обрушилось Министерство юстиции с проверкой, нам было сказано, что мы работаем с нарушениями закона. И вот когда мы попытались выяснить, в чем состоят нарушения, нам показали высказывания Пархоменко. А мы ведь хотим уйти как можно дальше от политики - и как можно ближе к свободе слова».

Ага, супер! Так в чем, говорите, «нарушения закона»? А в «высказываниях Пархоменко»! И это, стало быть, называется, «дальше от политики - и ближе к свободе слова». Поразительное по силе саморазоблачения заявление. У геронтологов это называется «старческое бесстыдство» - когда по недомыслию, из-за изменений в мозгу уже, как и в детстве, не стесняются ходить без трусов.

Чтобы не было мысли, что это единичное мнение одного человека, дополню его высказыванием другого видного члена Исполкома этого полного Русского ПЦа: «Прекратить работу Русского ПЕНа можно очень легко. Можно предъявить нам невыполнимые требования или объявить иностранным агентом. Тем более что мы - филиал международного клуба, хотя никаких денег не получаем».

Согласитесь, так же откровенно. С той же мерой сугубо российского правосознания и полного приятия его особенностей: «будем плохо себя вести - чё-то предъявят / объявят; будем хорошо себя вести - не предъявят / не объявят». А это уже сказал Александр Городницкий. Тот самый, песни которого распевали когда-то в студенчестве: «Атланты держат небо / На каменных руках». «Крокодилы, пальмы, баобабы-бабы-бабы / И жена французского посла». Тот самый, который категорически против оккупации Донбасса, но при этом фанатически за оккупацию Крыма.

И вот финал речи некогда славного, куражного барда, все в той же стилистике «старческого бесстыдства»: «Задача ПЕН-центра - защита прав людей пера: писателей, журналистов, всех, кто что-то пишет и может пострадать за свои слова. Но мы не хотим превращаться в оппозиционную политическую партию, потому что нас прихлопнут - и мы просто не сможем заниматься правозащитной деятельностью. Конформизм, трусость, лизание задницы - чего только мы не выслушаем ещё от наших оппонентов. К этому надо относиться спокойно, если мы хотим сохранить Русский ПЕН. А то нас уже некоторые чиновники называют «антирусский ПЕН». Вы же видите только один фронт, а у нас их, на самом деле, два».

Где хоть какое-то чувство собственного достоинства? Только - собственной безопасности (а то прихлопнут, как муху). Правозащитная деятельность, затеваемая с тем и так, чтобы не прихлопнули - это же тоже либерализм применительно к подлости. Главное - чтобы чиновники не сочли «антирусским ПЕНом».

В досыл к последнему словосочетанию хорошо идет такой вот жаркий спич от Евгения Попова: «Он (Сергей Пархоменко - ред.) настоящий советский человек, советский пропагандист. А у нас (Русский ПЕН-Центр, - ред.) организация антисоветская».

Таки-да, старческое бесстыдство…

И ОТ СЕБЯ ЛИЧНО

В исключении Пархоменко весьма любопытно и печально - также единогласность голосования. Кроме поминавшихся звезд Евг. Попова, Кедрова, Городницкого - в нем замазаны еще и такие герои былых времен, как Борис Евсеев, Вячеслав Пьецух, Игорь Волгин, Валерий Попов, Михаил Кураев. Хотя, скажем, удивляться Игорю Волгину не приходится. Он-то давно уже в эфирах Владимира Соловьева подличает…

И пару слов за себя любимого. В конце 2015 - начале 2016 года я решил поставить эксперимент на себе. Проверить, можно ли попасть в ПЕН-Центр человеку с моими взглядами. Рекомендацию мне давали имеющиеся в этом заведении приличные люди - поэт и писатель родом из Одессы Ольга Ильницкая, литературовед и историк родом из Москвы Борис Соколов (к слову, в пятницу вечером он также заявил о своем выходе из Русского ПЕН-Центра и предложил создать в России новое правозащитное объединение литераторов). Когда я принес в тот самый офис на Неглинной свои публикации, книги, секретарь ПЦ сказала: «Ну, с таким набором, думаю, проблем с принятием не будет».

Однако проблемы нашлись. В ПЕН-Центр меня не приняли. Ильницкая этому не удивилась, сказав, что тех, кого она рекомендует, частенько не принимают. Но согласно уставу ПЦ, через полгода можно подавать документы повторно. Тогда возникла забавная мысль, интереса ради, подавать бумаги каждые полгода. И через пару лет сделать смешной текст по итогам общения, переписки.

Но мысль эта, как появилась, так и исчезла, потому что об этот, нынешний ПЕН-Центр мараться не хочется, даже в таком, шутейном общении…

Ну и все же мне лично неприятен разрыв с Евгением Поповым. В период написания романов «Код от Венички» (в 2009 году номинировался издательством «Олимп» на Русский Букер), «Полтавская перемога» (шорт-лист премии Нонконформизм-2010) он был моим добрым наставником. Никогда не отказывал в общении, совете. Но что делать, такие сейчас времена. Каждый выходит на свою дорогу и идет по ней. А дороги - в разные стороны.

При этом уверен, что Евгений Анатольевич внутренне гордится собой, считает свою деятельность на посту президента Русского ПЕН-Центра (Битов теперь остался там лишь почетным президентом) исключительно полезной. Он же «поверх барьеров», он же «воюет на два фронта». Примеры? Пожалуйста!

Еще недавно в Исполкоме ПЕН-Центра заседала совершенно сбрендившая в борьбе с русофобами и укрофашистами Юнна Мориц. А теперь ее в Исполкоме нету. Мы-то этого не заметили. А там, вероятно, тоже были тонкие интриги, насыщенная интересная аппаратная жизнь. И большое внутреннее удовлетворение в результате результата. Ну как же - вот она борьба со всеми видами радикалов: не только Пархоменко выгнали, но и Мориц потеснили.

А в итоге, если объединить Щедрина с Городницким и Поповым, то получится как-то так: «Сегодня я в грязи валяюсь (конформист, трус, лизатель задницы), а завтра выглянет солнышко демократии, обсушит грязь - я и опять молодец-молодцом антисоветского антирусского ПЕН-Центра».

Не верите? Спросите у «сведущих людей».

Олег Кудрин, Рига.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-