Людмила Горделадзе, директор киевского кинотеатра «Жовтень»
170 кинотеатров – это очень мало для Украины и для украинского кино
05.02.2017 10:00 1555

Сегодня все говорят о ренессансе украинского кино. На производство фильмов государство в этом году выделило рекордную сумму – полмиллиарда гривен. Глава Госкино Филипп Ильенко регулярно с гордостью сообщает в Фейсбуке о запуске новых картин. В лучших кинотеатрах с пафосом устраиваются премьеры уже снятых лент, артисты гордо шагают по красным дорожкам. Даже пресса стала уделять украинскому кино в разы больше внимания, чем раньше.

Но на финальной стадии киноиндустрии – в массовом прокате – в жилах отечественных фильмов едва теплится жизнь. Почему украинский зритель не привык платить за просмотр украинского кино? Что нужно для того, чтобы кинотеатры с удовольствием демонстрировали национальные ленты? Какие еще законы и преференции выведут киноиндустрию на качественно новый уровень? Об этом Укринформ спросил у члена экспертной комиссии Госкино Украины Людмилы Горделадзе - гуру украинского кинопроката, директора столичного кинотеатра «Жовтень», в залах которого уже традиционно находят свое кино как гурманы, так и рядовые любители «важнейшего из искусств».

- Сейчас украинское кино переживает настоящий ренессанс. За последние два года стали активно снимать отечественные фильмы. Но как обстоят дела с их прокатом в кинотеатрах?  

- Действительно, в 2016 году вышло 27 украинских фильмов, из которых кинотеатр «Жовтень» показал 26. А в 2017 году планируется еще 30 полнометражных картин. Но все ли они будут показаны в кинотеатрах?..

- Да, есть опасение – не снимаются ли эти картины «в стол»? Дойдут ли они до проката, будут ли востребованы?

- На самом деле, такое количество фильмов не покрывает квоту, которая предусмотрена законом: 30 процентов  экранного времени в кинотеатрах должно быть отдано украинскому кино. Это решение было принято еще 1998 году, когда преобладали одно- и двухзальные кинотеатры. А сейчас вот вспомнили, что такая квота существует, но реализовать ее практически невозможно. Мы можем говорить о том, сколько фильмов финансируется сейчас на бюджетные деньги. А вот сколько их будет выпущено – сказать уже сложно. Вы сами видите, как у нас откладывают и переносят сроки сдачи и премьеры фильмов. Сейчас вышли в прокат еще те фильмы, которые были запущены 5-10 лет назад. Например, фильм «Гнездо горлицы» начинали еще при Анне Чмиль (экс-глава Госкино Украины (1995-2010). Так же долго снимался фильм «Той, що пройшов крізь вогонь».

Но сейчас таких случаев уже практически нет. Из тех фильмов, что запускались в 2014 году, останавливалось производство немногих. Среди них  - «Моя бабушка Фанни Каплан» Алены Демьяненко. Те ленты, что начали снимать в 2015 и 2016 годах, зависят уже только от собственного производственного темпа, а не от финансирования. И мы наконец-то уже можем говорить об их плановом выходе в прокат.

Российского кино сейчас у нас почти нет. И дело не только в запрете: кинотеатры их просто не берут

Теперь о прокате: в Украине 170 кинотеатров, более 400 залов. Этого очень мало для такой большой страны. Следовательно, и пространства для украинского кино тоже очень мало. Прокатчики заполняют эти залы в основном мейнстримным голливудским кино, и еще немного французским. Российского кино сейчас у нас почти нет. И дело не только в запрете. Кинотеатры их просто не берут.

- На какие украинские фильмы в прошлом году хорошо ходил зритель?

- «Хорошо» - это понятие условное, то есть это 1,5 – 2 тысячи зрителей на один фильм в кинотеатре «Жовтень». А на американские - это уже 5 тысяч и больше зрителей. На итальянский фильм Паоло Соррентино «Молодость» пришло 10 тысяч зрителей. Но это исключительный случай. Сейчас мы ждем нечто подобное с прокатом картины «Ла-Ла-Ленд». Напоминаю, это цифры только по нашему кинотеатру. А по всей Украине даже такие хорошие и разрекламированные фильмы, как «Гнездо горлицы» и «Моя бабушка Фанни Каплан», собирают не больше 50 тысяч зрителей. В то же время, украинская аудитория кассовых американских фильмов по проданным билетам составляет миллион и более. Умножьте эту цифру на 70 – среднюю цену билета – получается 70 миллионов гривен выручки за зрительский американский фильм в прокате Украины. Рекорды среди украинских фильмов: 34 миллиона собрали «8 лучших свиданий» киностудии «Квартал 95». На втором месте - их же «Слуга народа 2» - 24 миллиона гривен, прокат продолжается. «Поводырь» и «Несломленная» «взяли высоту» в 14 миллионов гривен. Остальные – гораздо меньше. «Гнездо горлицы» - 2,5 миллиона гривен.

Коммерческая выгода и украинское кино – пока не сочетаются

- Вы, как прокатчик, считаете коммерчески выгодным украинское кино?

- Мы, работники кинотеатров, по классификации субъективности бизнеса - показчики, а не прокатчики. Коммерческая выгода и украинское кино – пока не сочетаются. Кинотеатры по законодательству Украины – учреждения культуры. Мы работаем не ради выгоды, а как хозрасчетные предприятия, которые обязаны быть рентабельными, т.к. не имеют НИКАКОЙ государственной поддержки или налоговых льгот.  Во всяком случае, частные кинотеатры, которых большинство. У «Жовтня» «своя» репертуарная политика. У нас 3 зала с цифровыми проекторами формата DCP (защищенный формат, в котором представлен репертуарный мейнстрим), где демонстрируется в основном голливудское кино. (Стоимость кинооборудования каждого такого зала 70-100 тыс. долларов). Мы можем там показывать и украинские фильмы. Но вот сегодня вы сами увидели, что на вечерний сеанс картины «Правило боя» в зал на 400 мест пришло всего 6 человек. Это же нерентабельно! Еще у нас есть залы на 20 мест, 30 и 50 в технологии Full HD. Эта техника на порядок дешевле. Там мы показываем кино, интересное ограниченной аудитории - фестивальное, авторское, документальное. В этих залах, когда приходят 3-5-15 зрителей, мы не отменяем сеансы. В то же время, в кинотеатрах, где только большие цифровые залы, которые должны «отбивать» стоимость дорогой техники, такие показы нерентабельны. Им выгоднее показывать голливудские и европейские фильмы, интересные более широкой аудитории.

- Из-за этого был сорван прокат фильма «Жива»?

- У вас неточная информация. Компания, представлявшая этот фильм, хотела, чтобы «Жовтень» его показывал в зале DCP. Но план этого зала был уже сверстан. Договора заключены. Мы им предложили демонстрацию в зале с технологией HD. Они отказались. В других кинотеатрах показ этого фильма состоялся.

Украинское кино до сих пор совершенно не имеет профессионального промо

 – Есть уже публика, которая хочет смотреть именно украинское кино?

- Есть, но не так много, как хотелось бы. Вот вам простой пример: «Гнездо горлицы» мы показывали достаточно долго, провели творческую встречу с авторами фильма. Но зритель шел очень вяло. А неделю назад в Доме кино устроили бесплатный просмотр «Гнезда горлицы» сразу в двух залах. Пришло около 1000 зрителей – многие смотрели картину даже стоя. Киновед Сергей Трымбач радовался, что фильм собрал такой аншлаг. Но вот чему радоваться? Все эти люди пришли бесплатно. А ведь фильм снимается для того, чтобы демонстрироваться в кинотеатрах. Но там такого ажиотажа и близко не было! Безусловно, в Киеве есть сегмент зрителей, которые готовы платить за украинское кино. Но большинство зрителей будут сначала интересоваться – а стоит ли идти, какие отзывы? Поэтому сейчас нужна хорошая реклама. К сожалению, украинское кино до сих пор совершенно не имеет профессионального промо. Хотя одна из главных задач – продвижение украинского кино, как бренда. Это и работа со звездами, и тизеры, и шумные премьеры, и кинопанорамы... Не только специалисты должны знать, что есть украинское кино. Зритель тоже должен представлять, что же украинские кинематографисты могут ему показать. 

- Но у фильмов «Гнездо горлицы», «Поводырь», «Несломленная» была рекламная кампания.

- Вы говорите о фильмах, а я о бренде украинского кино. Это как раньше был бренд «советское кино», и постоянно шла информация: какие фильмы снимаются, какие артисты играют, фотографии звезд экрана продавались в ларьках и магазинах. А сейчас я сама не знаю, какое украинское кино выйдет в ближайшее время. Нам могут вдруг принести какой-то фильм: ой, показывайте! А у нас уже сформирован план! Поэтому важнейшая работа для Госкино и кинематографической общественности – это наладить постоянную и квалифицированную информацию для зрителя о реальных репертуарных планах кинотеатров. Чтобы люди ждали фильм! Лично я очень ждала выхода картины «Моя бабушка Фанни Каплан». Я видела его давно, на этапе сдачи в Госкино (как член экспертной комиссии Госкино). Это, конечно, не кассовый фильм, но я знала, что он будет интересен интеллигенции, особенно тем, кто интересуется вопросами истории. Там впервые в украинском кино представлена альтернативная точка зрения на всем известные факты. Все знали клише: Фанни Каплан – это убийца, она стреляла в Ленина. Но в фильме рассказана история любви этой женщины. И то, как она попала под беспощадные жернова истории. Фильм хороший, а касса маленькая. То же можно сказать о «Гнезде горлицы». Эту картину должны бы посмотреть миллионы украинцев, потому что она честно и сочувственно рассказывает о проблеме трудовой эмиграции и о других сложностях нашего времени. Но рекламы было недостаточно, хорошей кассы не было.  

- Кто-то должен же взять на себя ответственность за большую пролонгированную рекламу украинского кино, как бренда?

- Это рыночная ситуация. Госкино за бюджетные деньги проводить рекламные кампании не может.

- Может, новые протекционистские законы нужны?

- Ну, так есть же уже эта статья закона о 30 процентах национального  экранного времени для украинского кино. В рыночной экономике это абсолютно нерыночный подход. Сейчас, безусловно, намного больше внимания уделяется производству украинского кино. В этом году в государственном бюджете запланирована рекордная сумма - полмиллиарда гривен на производство национальных фильмов. Но проекты еще должны стать картинами, а это долгий путь. Сначала нужно отобрать достойных претендентов. А потом – «должны удачно сложиться звезды»… На лето запланирован очередной питчинг (защита) для проектов на 2017-2018 год. Дедлайн подачи – апрель. Посмотрим, каков будет уровень проектов. Понятно, что востребована в первую очередь тема истории Украины. Однако, о Героях Крут на прошлом питчинге ни один не получил финансирование, так как не был одобрен ни один сценарий.  

- «Черный ворон» по книге Василия Шкляра прошел питчинг?

- Да, но он еще далек до завершения. А вот «Червоный» по сценарию Андрея Кокотюхи мы уже смотрели. Фильм, видимо, выйдет в прокат ко Дню Независимости. Очень приличная работа режиссера Зазы Буадзе. Ждем завершения проекта Ахтема Сейтаблаева - «Киборги» о защитниках Донецкого аэропорта. Это уже – новейшая история Украины.

- А не рано ли снимать картины о нынешней войне?

- Может, и рано. Посмотрим реализацию. На питчингах много таких проектов. Показывают трагедии людей, которые прошли АТО, их изломанные судьбы. Конечно, должно пройти время, чтобы правильно осознать все это. И мы сейчас не знаем, будут ли эти фильмы созвучны общественным настроениям, когда их завершат. Нужно все оценивать через временной промежуток. Я также состою членом экспертного совета нового конкурса сценариев «Дивись українське!». На него подано уже около 500 сценариев игровых мини-фильмов, каждый до 3-х  минут. Планируется, что их будут показывать в кинотеатрах перед сеансами полнометражных фильмов. В настоящее время по этому принципу в кинотеатре «Жовтень» показываем по одному из 26 эпизодов новых мультфильмов из серии «Казаки на футболе». Это 3-минутная украинская анимация. Так мы вносим свой вклад в популяризацию украинского кино: 26 серий, каждая по 1 неделе  – это полгода демонстрации в кинотеатре украинских мультфильмов.

- Какой стиль у современного украинского кино? После эпохи поэтического кинематографа куда сейчас движемся?

Идет смена поколений режиссеров. Многие пришли из сериального производства

- Украинское «поэтическое кино», как и «новая волна» во Франции, - дела давно минувших дней. Наше новое кино нащупывает собственный творческий почерк. Идет смена поколений режиссеров. Многие пришли из сериального производства. В «большом кино» себя только пробуют. Здесь они выглядят новичками. Зритель практически еще не знает фамилий новых режиссеров. Ведь большинство сняло только 1-2 фильма. Тарас Ткаченко, например, вышел к зрителю полнометражным дебютом «Гнездо горлицы», Алена Демьяненко – со вторым фильмом «Моя бабушка Фанни Каплан». До этого у нее была большая творческая пауза. Дмитрий Томашпольский снимает новый фильм «Ржака». В системе питчингов это его вторая игровая картина. Ждем фильм Александра Итыгилова «Сказки старого мельника», детское фентази. Там, правда, проблемы с финализацией.  

- Есть еще наши лидеры Олесь Санин и Мирослав Слабошпицкий…

- Санин сейчас что-то делает без бюджетного финансирования, возможно, готовится. Мирослав занят новым проектом «Люксембург» о Чернобыле. Название ленты объясняется тем, что площадь  Люксембурга равна по размеру зоне отчуждения. Мирослав собрал бюджет картины из разных источников, это ко-продукция разных стран. Он это умеет. Даже на Венецианском кинофестивале сделал успешную презентацию проекта.

- Во время питчингов на что в первую очередь обращают внимание? Ведь речь идет о выделении государственных денег на проект.

- На все в комплексе. Ведь на питчинг подаются не просто сценарии, а проекты. Это продюсерское и режиссерское видение картины, перечень артистов и членов творческой группы, смета и др. К сожалению, бывает такое, что дают деньги на проект одному режиссеру, а потом продюсеры приходят в Госкино и просят разрешения его поменять. Сейчас в Госкино думают о том, как такому воспрепятствовать. Выиграл деньги на проект, делай его с заявленным режиссером. Нет режиссера, нет проекта… Для меня, как человека, много лет проработавшего в системе «кино и зритель», важно уловить в будущей картине ее актуальность для публики. Другие члены комиссии обращают больше внимания на творческую сторону. Правда, от сценария до реализации очень долгий  путь. Иногда эксперты вынуждены отказывать интересным проектам из-за очень высоких (или искусственно завышенных) бюджетов. Госфинансирование – не резиновое…

- Есть ли привилегии у создателей детского кино?

- Да, для них предусмотрено  стопроцентное государственное финансирование. Такая же привилегия у документального и дебютного кино. А полнометражное художественное кино оплачивается государством в пропорции 50 на 50. Половину денег дает государство, а вторую половину инвестиций создатель должен  найти у частных компаний.

- Национальная киностудия имени Довженко возмущена тем, что на свои фильмы они должны проходить питчинги наравне с коммерческими предприятиями. Мол, театры имеют свою строку в госбюджете, а государственная киностудия – нет.

Считаю, что государственные киностудии – это отстой. У них нет ничего, кроме помещений и былой славы

- Не сравнивайте государственный театр и киностудию. Сегодня никакого реального творческого коллектива там нет, только технические службы и недвижимость, которую нужно содержать. Все творческие единицы выведены за штат. А в театре в штате вся творческая труппа. Государственные киностудии в Киеве и Одессе сегодня нуждаются в основном в финансовой компенсации оплаты коммунальных услуг, налогов, ремонтов помещений. Им очень дорого содержать существующие старые советские постройки. Технически эти киностудии очень отсталые, а ресурсов на техническое перевооружение нет. И с этим, конечно, государству нужно что-то решать. А свои творческие проекты государственные студии должны реализовывать в конкурентной среде. И если претендуют на государственные деньги, то, безусловно, должны участвовать в питчингах, наравне с остальными. Генеральный директор Национальной киностудии имени Довженко Олесь Янчук в прошлом году, как режиссер и продюсер, выиграл финансирование на фильм «Тайный дневник Симона Петлюры». Это в наших реалиях крупнобюджетный проект. Заканчивается подготовительный период. Впереди – съемки. К сожалению, другие проекты этой киностудии были слабыми, поэтому финансирования не получили.  Одесская киностудия на последнем питчинге также не блистала. Поддержан был только один проект. Однако студия не стала в нем участвовать - отдала финансирование частной организации. И сейчас, насколько мне известно, там нет собственных продюсерских проектов с государственным финансированием. Только услуги чужим проектам. Лично я считаю, что государственные киностудии – это отстой. У них нет ничего, кроме помещений и былой славы. Творческим коллективам сегодня не нужна вся эта недвижимость. Это видно по питчингам. Молодые ребята объединяются в творческие коллективы, работают над проектами. Зачем им содержать все эти павильоны? Они их просто арендуют. А государству нужно определяться, что делать с этой недвижимостью и землей.

Одесская киностудия, на мой взгляд, в тупике. Там почти все запущено, заброшено. Чуть шевелится один павильон… В 90-е годы Мосфильм был примерно в том же положении, что и наши студии сейчас. Его «подняли» из руин за счет грамотных менеджерских решений, без прямых бюджетных вливаний. Сейчас это современно оснащенный кинокомплекс, флагман индустрии своей страны, полностью загруженный работой. Другое дело, что там снимается… А наши так и не поднялись «из руин». И как это сегодня сделать, не понятно. Время упущено. Лет пять назад Госкино и продюсеры договаривались, что проекты с госфинансированием   обязаны хотя бы частично заказывать услуги на государственных киностудиях. Возможно, 10% сметы.  Если бы эта договоренность была  в силе, то студии в текущем году получили бы 50 миллионов гривен, которые нужны им для развития. При этом киностудиям совсем  не обязательно  иметь собственные продюсерские проекты.  

Маленькая частная продюсерская компания для реализации творческого проекта экономически более рентабельна, чем громоздкая государственная студия.  Для того, чтобы национальные  киностудии оказывали качественные, конкурентоспособные услуги, им надо переоснаститься, сертифицировать, кодифицировать свою деятельность, заняться маркетингом и рекламой, в общем принять рыночный формат, а не мечтать о возврате полного государственного содержания.

- У нас любят приводить в пример Францию и Польшу, где налажен прокат отечественного кино. Что мы можем у них позаимствовать, как пример?

- Во Франции и Польше очень много кинотеатров. И на самом деле там сам народ оплачивает развитие своего кино – через систему налогов и покупку билетов в кинотеатр. Во Франции 5 тысяч кинозалов, а у нас, как вы помните, всего 400, и это на примерно такой же территории. Для французов поход в  кино – любимое развлечение, поэтому  современное национальное кино очень востребовано.  Работает  также очень серьезная поддержка и самой  киноиндустрии, и кинотеатров.  Недавно вышла книга  Жоэля Шапрона «Французский кинотеатр. Аншлаг, длиною в век» о том, как государство регулирует и поддерживает работу кинотеатров. В Евросоюзе, и во Франции в частности, существуют фонды, которые помогают старым, аутентичным кинотеатрам типа «Жовтня» выживать в конкуренции с  мультиплексами  в торговых центрах,  где много залов и большой поток посетителей. Старые кинотеатры, в частности,  во Франции  конкурентноспособны - благодаря тому, что показывают  отечественное и европейское  кино. Это их маркетинговая ниша.  Они получают финансовую помощь от государства, а также через различные программы Евросоюза по поддержке медиа.  Содействует работе аутентичных кинотеатров Европы также  международная ассоциация «EUROPA CINEMAS», получающая финансирование из разных источников, в том числе из Евросоюза и от французского правительства. Она распределяет  эти ресурсы  кинотеатрам Европы, входящим в эту сеть. Киевские кинотеатры «Жовтень» и «Киев» одно время были ассоциированными членами  этой организации. Мы даже получали ежегодный грант, размером в 10 тысяч евро, как поддержку для показа европейского кино. Но потом, при президенте Януковиче, эта поддержка прекратилась.  Мы, правда, сохранили хорошие отношения с «EUROPA CINEMAS». Нас, руководителей киевских кинотеатров,  приглашают на их конференции, мы также можем ездить на Берлинский, Каннский, Венецианский и другие кинофестивали, получать льготные аккредитации, смотреть кино, участвовать в ивентах для киноманов – знатоков и любителей европейского кино.  В общем,   кинематография во Франции успешно развивается, там производство и прокат, - общая индустрия, в которой они функционируют, как сообщающиеся сосуды.  В Польше все это на градус ниже, но ситуация примерно та же. Польское государство даже помогло кинотеатрам типа  нашего «Жовтня» провести цифровизацию кинопоказа..

- А чем помогло наше государство кинотеатрам?

- У нашего начальства ничего подобного даже в мыслях не было. Мы переходили на цифровые технологии за собственный счет, без всяких льгот. В «Жовтне» перед пожаром уже было  2 полноценных цифровых кинозала. В результате пожара и его тушения эта техника полностью вышла из строя…

- Кстати о пожаре: у вас ведь ситуация – не было бы счастья, если б несчастье не помогло. «Жовтень» возродился и стал намного лучше и респектабельней. Это современный кинотеатр в исторических стенах.

-  Что сказать? Это уже свершившийся факт. Пожар устроили люди, все  это не произошло само по себе. Экспертизой доказано:  это был умышленный поджог, в зале «Гегемон» была разлита горючая смесь. Кто-то хотел нас отсюда выжить, забрать эту территорию в исторической зоне Киева. Но события развивались по более счастливому сценарию. И я вижу в этом перст судьбы: значит, этому кинотеатру суждена еще долгая жизнь. Кстати, это единственный случай в Европе, когда такой старый кинотеатр был полностью восстановлен, тем более за бюджетные деньги. Правда, можно  еще вспомнить об одном из лондонских кинотеатров. Но там была реставрация старинного здания и потрачено денег немного больше – 6 млн. фунтов стерлингов. На восстановление здания «Жовтня» из бюджета ушло $ 2 млн. А уже его техническая и кинотехнологическая начинка – это   небюджетные  деньги. 

- Вы почувствовали, как Киев любит кинотеатр «Жовтень»?

- Конечно. Поддержка киевлян была очень значительной. Мэр Виталий Кличко приехал сразу, как только узнал о пожаре. Он увидел масштаб несчастья  и пообещал, что кинотеатр отстроят.  Слово свое сдержал. Сейчас в «Жовтне» неплохая посещаемость, примерно на 40% выше, чем до реконструкции. В прошлом году кинотеатр посетили 260 тысяч зрителей. Среднестатистическая посещаемость одного сеанса 22 зрителя.  Это хороший показатель.

- Все равно мало…

- Это на уровне общего показателя по городу  Киеву. Средняя цена билета в «Жовтне» 66  гривен. Это ниже чем в других кинотеатрах. В современных многозальниках цена доходит до 300 грн. Особенно дорогие билеты в залах с большими техническими «наворотами», особыми креслами и технологическими новинками. Я считаю, что это лишнее, это уже не кинотеатр, а аттракцион. Ведь главное в кино – сам фильм, интересная история, зрелищность, а не специальный комфорт кресла и ресторанное обслуживание.

- К вам приходят зрители с Подола?

- Конечно. Но раньше к нам ходили подоляне в основном на специальные  программы, которых не было в других кинотеатрах. А сейчас они приходят и на голливудское кино, которое раньше смотрели в других кинотеатрах. Но основной наш контингент – студенты-интеллектуалы и киевляне, не зависимо от места проживания, любящие европейское, фестивальное авторское кино.  А также  знатоки и носители иностранных языков – ведь у нас систематически показывают кино на языке оригинала.

- А народные депутаты ходят в кино?

- Не вижу. По-моему, нет. Я видела в «Жовтне» только Виталия Кличко, Виктора Ющенко с семьей и Павла Климкина. Все они тихо, без помпы, купили билеты. А в отношении депутатов мы должны понимать, что они хотят к себе особого отношения. Раньше для  ЦК партии был даже специальный зал, где они смотрели кино. Сейчас, по всей видимости, сильные мира сего  устраивают в своих имениях   домашние кинотеатры с цифровой проекцией, и в кинотеатрах не нуждаются.

- А в целом, модно сейчас ходить в кино?

- Молодежь ходит, а их родители уже нет. Про моду мы будем говорить тогда, когда каждый новый фильм на работе будут обсуждать, как это было раньше. Вышел новый фильм Рязанова или Гайдая – все на выходные бегут в кино, а в понедельник-вторник  о нем говорят… А сегодня кинопремьеры, к сожалению, не являются предметом обсуждения. На Фейсбуке могут написать: я сходил, мое впечатление такое… Но посетители Фейсбука – это специфический сегмент общества. Так что сегодняшний  зритель на 80 процентов – это молодежь, которая не хочет сидеть дома. Но уже  после 30 и 40 лет, когда  есть семья, предпочитают сидеть дома у телевизора. В кинотеатр бегут только на экстраординарный показ. Как сейчас, например, возник ажиотаж на фильм «Ла-Ла-Ленд». Аудитория этой ленты возросла за счет людей старшего возраста.

Лилиана Фесенко, Валерия Полищук. Киев.

Фото: Павел Багмут, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-