Тарас Шевченко – культура памяти и риски культа - 10.03.2017 12:03 — Новости Укринформ
Тарас Шевченко – культура памяти и риски культа

Тарас Шевченко – культура памяти и риски культа

1126
Ukrinform
«Прогулка с удовольствием и не без морали» по памятным дням 9-10 марта

С началом декоммунизации в информационном поле периодически появляются фотографии декоммунизированного Ленина. То он просто в вышиванке, а то уже в виде казака. Но ко дню рождения Тараса Григорьевича появились более изысканные плоды творчества – Ленин, преобразованный в Шевченко, причем почти исключительно за счет малярных работ. Ну, разве что каменную смушковую шапку на голову прицепили. В работах этих, изначально озорных, пародийных, есть своя прелесть. Образец экономной народной хитромудрости.

Но если вдуматься, то тут есть не просто шутка, а глубокий смысл. И метафора настолько открытая, очевидная, что она порой укрывается от осмысления, как лист, спрятанный среди других листьев в новелле Эдгара Аллана По.

А нет ли риска сотворить шевченковский культ – на месте ленинского?

Конечно, такой риск есть. 

УКРАИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА – ВЗЛЕТ СРАЗУ ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯ

Гениальность Шевченко-поэта (дополненная талантливостью Шевченко-художника, одаренностью Шевченко-прозаика), его роль в становлении современного украинского языка, украинской нации так велики, что тут никакое похвальное слово не будет преувеличением. Это тот случай, когда самая универсальная, кинематографически действенная голливудская формула не будет преувеличением: «Пришел один человек – и спас целый народ».

Не от физического уничтожения, но от растворения и забвения. Представить только... Вот есть «Энеида» Ивана Котляревского, от которой ведется отсчет современной украинской литературы. В списках она начала ходить по мере написания еще в конце XVIII века. Первые три части были изданы, как сказали бы сейчас, пиратски, без ведома автора, со множеством ошибок – в 1798 и 1808 годах. Первое издание с участием автора и вычиткой появилось только в 1809 году (четыре части «Энеиды»). Пятую и шестую части поэт дописал в 1820-х годах. А полностью книга вышла уже после его смерти – в 1842 году.

А теперь наложим на эту хронологию даты жизни и творчества Шевченко. Родился в 1814 году, начал печататься в 1838-м. В том же году написал поэтический некролог умершему автору «Энеиды» «На вічну пам'ять Котляревському» (издано, правда, было позже). Первый, тоненький «Кобзарь» издан в 1840-м. Арест и ссылка – 1847-1857 годы, более полный «Кобзарь» после возвращения из ссылки – в 1860-м. И смерть – в 1861-м.

Конечно, ни Котляревский, ни Шевченко не были одиноки, с ними и до них были украинские поэты и писатели. Гений не рождается в литературной пустыне – нужна общая корневая система со множеством других авторов. Но все же – какова скорость. Только появилась украинская литература в современном смысле, то есть на живом, разговорном, народном языке. И сразу же – вершина.

«Пришел один человек – и спас целый народ». После гениального Шевченко все разговоры о вторичности и неполноценности украинского языка теряли смысл, становились уделом либо политических спекулянтов, либо людей, лишенных чувства прекрасного.

И вот здесь – важная разница с Котляревским и его «Энеидой». Не часто упоминается тот факт, что изначально она – переложение не столько «Энеиды» Вергилия, сколько русской ее травестии – «Вергилиевой Энеиды, вывороченной наизнанку» Николая Осипова (который в свою очередь подражал европейским авторам, баловавшихся шутливым переложением классика). 

Многим сам этот факт казался (и кажется) оскорбительным и потому недостойным упоминания. Мол, почетней перелицовывать античного классика, нежели заштатного русского автора. Но ведь может быть и другая логика. 

Перевод Николая Осипова сам по себе не плохой, вызвал похвалу современников. Однако какими тяжеловесными, кострубатыми кажутся первые же его строчки в сравнении с Котляревским. Осипов: «Эней был удалой детина / И самый хватский молодец; / Герои все пред ним скотина / Душил их так, как волк овец». Котляревский: «Еней був парубок моторний / I хлопець хоть куди козак, / Удавсь на всеє зле проворний, / Завзятіший од всіх бурлак». 

Но ведь это же именно то, о чем позже скажет Шевченко: «Нехай вони пишуть по-своєму, а ми по-своєму: у їх народ і слово, і в нас народ і слово; чиє краще – нехай судять люди». 

КУЛЬТ ШЕВЧЕНКО – РИСКИ И ПРИВИВКА

Культ – преклонение, почитание кумира, идола. И нет такой вещи, даже самой святой, которой не могли бы испохабить бюрократия, рвение, популизм. Тогда на место упавших в ленинопад идолищ встанут новые идолы национального гения. С таким же бездушным, для галочки, почитанием. (Когда представляешь это, сразу вспоминается замечательное слово «вышиватники»).

В переложении людей такого типа Шевченко и все его творчество становиться вылизанным, отбеленным и покрытым толстым слоем сахарной глазури. В присутствии таких людей фраза, что в живописи Шевченко не так гениален, как в поэзии, выглядит недопустимым хамством.

Именно поэтому когда-то давно книжка «Вурдалак Тарас Шевченко» (2000) Олеся Бузины у части украинских интеллектуалов, вполне патриотических, и творчество Тараса Григорьевича любящих, отторжения не вызвала. Они видели в ней здоровую по сути литературную провокацию, возможность отковырнуть от бюста Тараса Григорьевича какое-то количество сахарной карамели.

Почему же «что-то пошло не так»? Во-первых, сам Бузина оказался человеком не вполне адекватным. Щедро выданный ему аванс за умение писать поперек разлинеенного листа он посчитал признанием собственного величия и неповторимости, а найденную тему, подход (один из множества возможных) – своей «золотой жилой», которая ему надежно гарантирует и доход, и славу.

И это движение морально нестойкой души было притянуто крепким магнитом. Вторая причина в том, что имперский центр, как раз в те годы задумавшийся о том, что пора уже приструнить слишком разболтавшуюся бывшую колонию, ждал и был готов популяризовать именно такого автора, который не постесняется стать патентованным украинофобом...

На самом же деле, как показало время, избежать закарамеливания образа Тараса Григорьевича Шевченко не так уж трудно. Нужны три составляющих: мера, вкус, ирония (в общенациональном смысле – самоирония). И с началом Майдана оказалось, что, с одной стороны, Шевченко – живой. Вот абсолютно живой, современный, чья поэзия горяча и актуальна, как бы только что написана. А с другой стороны, в народе, в его художниках оказалось достаточно (само)иронии, меры и вкуса, чтобы изобразить этого живого Шевченко, не впадая в пошлость, в штампы. (В 70-е годы прошлого века символом подобных актерски-режиссерских штампов повального осовременивания была фраза «Гамлет в джинсах»).

А вот самый свежий пример того же ряда – креатив-2017: «Спецпроект до дня народження Кобзаря #DigitalShevchenko». Просто, ярко, лихо, смело. Полистайте.

С таким подходом к Тарасу Григорьевичу мы не падем до его омертвелого культа.

ШЕВЧЕНКО СЛОЖНЫЙ, КАК ВСЕ ЖИВОЕ

Но «живой Шевченко» среди прочего подразумевает его чтение, прочтение, перечитывание. И понимание. И отсутствие боязни перед сложными темами, непростыми вопросами.

Именно так – полнокровно, всесторонне, честно – исследуют Шевченко и пишут о нем Юрий Барабаш, Григорий Грабович, Иван Дзюба, множество других шевченковедов. И нужно не бояться давать по рукам охранителям-вышиватникам, пытающихся ограничивать свободу исследователей, ставящих здесь красные флажки, за которые нельзя заходить.

Старый закон истории и политики – если в сложных вопросах твоей истории и культуры не будешь копаться, разбираться ты, это будут делать твои враги. И громко, для всех оглашать итоги своих штудий. Якобы ксенофобия, якобы кровожадность, якобы антихристианство в творчестве национального гения. Не Бузиной первым эти темы поднимались (во всех своих украинофобских текстах он лишь повторял зады дореволюционных разоблачений «украинского сепаратизма») и не им закончились. Если не мы, не наши исследователи будут поднимать ветхозаветные глыбы шевченковских смыслов, то по госзаказу Минкульта и Минобраза соседней страны привычные к этому делу ихние специалисты скоренько зальют все дерьмом, причем в строго заказанном количестве и консистенции.

С другой стороны, глупо думать, что в науке, особенно литературной и исторической, «все уже придумано, все уже написано». Простейший (и одновременно сложнейший) пример – тема «Шевченко и Униатская церковь». В монастырях, в храмах Украинской Греко-Католической церкви портреты Шевченко (часто вышитые), «Кобзари» - обычный, естественный атрибут. Вспомним при этом поэзию Тараса Григорьевича. «Як та галич поле криє, / Ляхи, уніати / Налітають, — нема кому / Порадоньки дати» («Тарасова ніч», 1838). «Ще як були ми козаками, / А унії не чуть було, / Отам-то весело жилось!» («Полякам», 1847-1850).

Обратите внимание на время написания этих стихов. А теперь давайте вспомним, что после поражения польского восстания 1830-1831 гг. отношения к униатам в России было преотвратительное, хуже, чем к католикам. Знаменитый Почаевский монастырь (лаврой станет позже) забрали за потворствование мятежу тогда же – в 1831-м. И дальше - католическая церковь в православной Российской империи осталась и была даже модной в среде имперской аристократии. А вот униатскую церковь в 1839 году просто ликвидировали, отобрав у нее все (!) храмы и монастыри. 

И каким бы гением Шевченко ни был, как бы тонко и остро не чувствовал он историю своего народа, какая-то часть имперской антиуниатской пропаганды проливалась и в его уши и душу. Даже несмотря на то, что родители его матери Катерини Якимовны Бойко были переселенцами с Прикарпатья, а значит, скорее всего, униатами. Но эта тема, «Шевченко и Униатская церковь», несмотря на свою важность, так, по большому счету, и не исследована.

ЖЕЛТО-СИНИЙ БУКЕТ И ОТКРЫТКА К 9 МАРТА

Ну и вопрос, не менее простой, но более утилитарный. Украинский календарь и его праздничные дни. В «Календаре Вятровича» предлагается, в частности, убрать выходной день 8 марта (Международный женский день) и перенести его на 9 марта (Шевченковский день). И это логично, правильно. Как ни крути, но феминистки-левацкий праздник 8 марта для Украины очень странен во всех своих проявлениях. За исключением того факта, что он здесь уже полвека является выходным днем, и к нему, к его полувековой мифологии просто привыкли. А смена праздничного календаря – вопрос, в котором сильно идти поперек общественного мнения (правого ли, неправого) нельзя.

С другой стороны, перенос праздников, смена их акцентов и окраски – история в мире настолько не новая, традиционная, что тут просто нужен подход более функциональный и прагматичный.

Главное – что более всего дорого в «Международном женском дне». Подарки женщинам, в первую очередь, цветы: мимозы, тюльпаны, гвоздики. В Шевченковском дне нужно просто сохранить эту традицию, более того – ее нужно подчеркнуть. Слегка при этом модернизировав. 

Желто-синий букет в подарок! Желтые мимозы, желтые тюльпаны, желтые гвоздики, дополненные синими, голубыми, сиреневыми цветами – васильками, астрами, хризантемами (варианты подороже – голубые розы, синие примулы, гортензии, орхидеи).

И открытки с замечательными шевченковскими строками, посвященными женщинам.

«І барвінком, і рутою, / І рястом квітчає / Весна землю, мов дівчину / В зеленому гаї».

«Понад ставом увечері / Шепочеться осока. / Дожидає в темнім гаї / Дівчинонька козака».

«У нашiм раї на землi / Нiчого кращого немає / Як тая матiр молодая / З своїм дитяточком малим».

Очень сомневаюсь, что в таком варианте праздник, задуманный Кларой, женой одессита Осипа Цеткина, и до неузнаваемости преобразованный в брежневском Советском Союзе, будет так уж дорог. Этот праздник, как цветок из горшка, нужно просто перенести в другой горшок – соседний день. И он приживется.

Олег Кудрин, Рига.

Рисунок на первой странице Андрей Ермоленко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>