Низкие истины и возвышающий обман: Четвёртый день Одесского кинофестиваля

Низкие истины и возвышающий обман: Четвёртый день Одесского кинофестиваля

Аналитика
Укринформ
Фильм может стать идеальной версией мира не только для зрителей, но и для его создателя

На пресс-конференции фильма Валентина Васяновича «Уровень чёрного», участвующего и в национальном, и в международном конкурсе, один из журналистов вызвал у коллег недовольный ропот, назвав центрального персонажа ленты «лишним» человеком. Между тем, этот, несомненно, достойный член общества, 50-летний успешный и талантливый киевский фотограф, любящий сын и порядочный человек, в некотором смысле действительно соответствует помянутому амплуа русской литературы.

Пустынные туннели, по которым он проезжает каждый день, его забитый старой рухлядью и коробками с журналами и снимками подвал представляются отражением его душевного состояния. Пройдя земную жизнь до двух третей, он обнаруживает, что практически всё, по-настоящему ему дорогое, принадлежит прошлому или вскоре в него отойдёт. Может показаться, что этот сдержанный человек сам нуждается в своём одиночестве, не ведает душевных порывов и амбиций и вполне свыкся со своими тихими буднями. Но постепенно мы начинаем ощущать, как в нём зреет бунт против своего упорядоченного безрадостного существования - бунта, который ему (в отличие от персонажа предшествующей картины Васяновича, «Креденса») не на кого направить, кроме самого себя.

Повседневность героя разделяют прикованный к инвалидной коляске отец и старая кошка. Последняя, по всей видимости, является куда более дорогим для него существом, чем девушка, с которой он встречается - вероятно, вовсе не потому, что он не способен любить, а потому, что он не смог связать жизнь ни с одной из женщин, которые могли бы быть по-настоящему ему близки. Мы не знаем, что и в какой момент пошло не так, но вполне очевидно, что он не сумел реализовать свои способности и стремления и едва ли сохранил душевные силы, чтобы бороться за перемену участи или хотя бы надеяться на неё.

Похоже, единственное, в чём он находит смысл существования- необходимость проводить в лучший мир отца, позволить ему умереть в своей постели, среди его книг, избавить его от утешений дежурной сиделки.

Но кто поможет уйти самому герою, кто отнесёт в букинистический магазин его книги, кто накормит его кошек?

При всей узнаваемости социально-бытовых примет и скрупулёзном воспроизведении профессиональных обязанностей героя (исполнитель главной роли Константин Мохнач является профессиональным фотографом,  как и сам Васянович), переданная в фильме драма одиночества и отчуждённости, острого душевного кризиса может быть понятна, болезненно близка зрителям вне зависимости от рода их занятий и местожительства. Во всяком случае, тем зрителям, которых не отпугнёт необычность этого произведения, где роль сюжета играют не события, а характеры и атмосфера.

Универсальность проблематики подчёркивается отсутствием разборчивых для слуха аудитории диалогов. Реплики персонажей, заглушаемые расстоянием или шумом проезжающих машин, без труда представит каждый из нас, исходя из собственного опыта признаний, размолвок и тех вынужденных разговоров, которые лишь подчёркивают невозможность подлинного контакта.

Для героя «Уровня чёрного» фотографии, напоминающие о более счастливых для него временах и заснятых им чужих свадьбах, являются изображениями его разочарований и потерь, уликами, изобличающими его личную несостоятельность, свидетельствующими, что он так и остался неприкаянным, пассивным наблюдателем.

Во франко-бразильской ленте «Габриэль и гора» Фелиппе Барбозы, также участвующей в международном конкурсе, фиксация окружающей реальности и своего взаимодействия с нею выступает для главного героя средством личной реализации, едва ли не единственным возможным плодом его существования. Персонажи этих фильмов словно иллюстрируют представленные в «Плавании» Бодлера противоположные способы противостоять ужасу бытия. Если один с мужеством отчаяния справляется с врагом в четырёх стенах постылой рутины, другой принадлежит к «племени бегунов».

Этот второй, юный бразилец Габриэль Бухманн, с камерой и блокнотом наизготовку путешествует по африканским саваннам и селениям, увлечённо описывая свои похождения в письмах близким и путевом дневнике и торопясь при случае залить фотографии в Сеть, чтобы не погубить среди дорожных превратностей. Постепенно мы понимаем, что молодой человек отправился в экзотический вояж, стремясь отсрочить начало взрослой жизни, вступление в университет, очевидно, не вполне соответствующий его склонностям и мечтам. Ещё раньше, в самом начале ленты, нам дают понять, что Габриэль - реальный человек, однажды найденный мёртвым у подножия очередной горной достопримечательности, и что фильм посвящён его туристическому дауншифтингу, который вёл героя на встречу со смертью.

Христианские гимны о поиске Господа и Небесного царства, исполняемые с какой-то странной истовостью этим юношей, не проявляющим особенной религиозности, позволяют предположить, что настойчивость, с которой он сохраняет образы своего странствия, является попыткой спастись от небытия. Снимки и записи Габриэля, а также основанный на них фильм и в самом деле становятся суррогатом потусторонней жизни, его материалистическим призраком, соответствующим реалиям современной цивилизации, в которой практически каждый может примерить роль фотографа или писателя. Кажется, что и само путешествие оказывается для героя не столько поиском приключений и возможностью познакомиться с неведомыми краями, сколько удобным заменителем жизни, бегством от обыденных пут, способом принимать и осуществлять решения, заводить знакомства, которые не окажут воздействия на последующее существование, утратят значение на очередном повороте дороги.

Герой франко-немецкой ленты «Ничтовуд» Сони Кронлунд из документального конкурса не столько фиксирует объективную реальность, сколько создаёт на её основе собственную в соответствии со своими вкусами и мировоззрением. Действительность, окружающая афганского режиссёра Салима Шахина, с непрекращающейся тридцать лет войной, массовыми убийствами, терактами, торговлей наркотиками и людьми претворилась в его творчестве в разухабистые остросюжетные мюзиклы, истории о праведной мести, воссоединении разлучённых влюблённых, фронтовом братстве и воцарении мира и справедливости. Сотня с лишним снятых Шахином лент выступают утешительными грёзами, диктуют представления о добре и зле солдатам национальной гвардии, талибам и простым гражданам этой несчастной страны. Скупые упоминания о подробностях биографии и личной жизни этого удивительного кинематографиста, бывшего полевого командира, строгого мужа и отца, не склонного смягчать безжалостные до бесчеловечности требования, накладываемые местными традициями на прекрасный пол, свидетельствуют, что фильмы могут стать идеальной версией нашего мира не только для зрителей, но и, прежде всего, для их создателей.

Александр Гусев. Одесса.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-