Людмила Смородина, народная артистка Украины, актриса Национального театра имени И. Франко
У наших политиков все либо по Гоголю, либо по Шекспиру
06.08.2017 09:00 765

Завтра юбилей у  народной артистки Украины Людмилы Смородиной. И так как он попал на лунное затмение 7 августа, то согласно астрологическим прогнозам будущий год будет знаковым в ее судьбе.

Но чего еще ей желать? Смородину  всегда называли самой красивой актрисой Национального театра имени Ивана Франко. Но кроме внешности и таланта Бог даровал ей совсем не театральный характер. Ведь она никогда не участвовала в актерских интригах и не слушала театральные сплетни.  Может поэтому, Людмила  и сегодня поражает молодостью и задором, невзирая на солидную дату.

Она пришла в театр еще совсем юной, и уже почти 40 лет не изменяет франковской сцене, где ей всегда доставались роли властных красавиц, а играть с ней на одной сцене мечтали лучшие артисты страны. 

Сегодня у нее больше сотни знаковых работ в кино и театре. Но изображать величественную примадонну, в отличие от других, Смородина никогда не пыталась. О ее творческом «хулиганстве» до сих пор ходят легенды.  Она произвела фурор своей трактовкой образа Геллы в спектакле «Мастер и Маргарита», когда вышла на  сцену обнажённой, предварительно нанеся тон на всё тело, что придавало ощущение одетости. Вспоминают и ее сценическое поздравление с днем рождения Анатолия Хостикоева, когда Смородина запросто нырнула в ванну с водой, где сидел юбиляр.  И такие байки сопровождают актрису доныне.  Но она, смеясь, говорит, что это гораздо лучше, чем жаловаться на судьбу или завидовать чужому успеху.

«Укринформу» Людмила Смородина рассказала, как собирается отметить свой юбилей в театре, почему поддерживает запрет на гастроли украинских исполнителей в России, и кого из украинских политиков можно назвать артистами, достойными Оскара.

- Как планируете отметить юбилей в театре?

- Конечно, хотелось бы сыграть в премьерном спектакле. Но в этом году много актрис-юбилярш, поэтому не получится. Конечно, можно показать чеховскую «Чайку», где я играю Аркадину. Но потом мы с коллегами решили, что стоит показать микс всего того, что я уже сыграла, чтобы сюжет  одного спектакля остроумно перетекал в другой. Ведь у меня были лучшие героини! Елизавета I, Мария Стюарт, Элеонора Аквитанская, Оксана из пьесы Леси Украинки «Боярыня», актриса мадемуазель Жорж из «Бульвара  преступлений», леди Гамильтон. Это настолько яркие образы, что сейчас остановиться на ком-то одном - было бы мало. Но их монологи нужно смонтировать так, чтобы они логично дополняли друг друга. Думаю, через роли будет затронута нота одиночества творческой женщины. Хотя иногда кажется, что нам нужно сильное плечо, но в действительности, самостоятельная женщина ярче светит. У меня и роли именно такие были.  И мне хочется  такого вот представления, а не просто череды поздравлений на сцене.

- Кто будет режиссером?

- Наш франковец Дмитрий Черепюк. Он поставил спектакль «Великие комбинаторы», где я играю. И мне его работа очень понравилась. И он же сделал последний авторский вечер Богдана Ступки к 70-летию, который до сих пор все помнят. Мой вечер уже запланирован на 13 октября.

- А почему не восстановить спектакль «Виват, королева!», где вы играете одновременно Марию Стюарт и Елизавету I. Вот уж действительно бенефис для актрисы!

- Я его играла на юбилейном вечере 10 лет назад. Этот спектакль очень нравился Богдану Ступке. Он приходил на репетиции, переживал, как идет работа, обсуждал сцены с режиссером Юрием Кочевенко. А после премьеры он этот спектакль поддерживал, вел его дальше. Ведь постановщик был приглашенным, он не работал у нас в театре.

- Богдан Сильвестрович уже не с нами пять лет. Что изменилось за это время в театре?

- Многое. Богдан Сильвестрович нас всех очень объединял. Театр был домом. А сейчас - только местом работы. Мы все осиротели. В первое время после спектаклей у меня по старинке появлялось желание зайти в кабинет к художественному руководителю - посидеть, побеседовать. Ведь Ступка всегда засиживался в театре до ночи, хотя приходил самым первым. А потом посмотрю на его окно - а там темно. И сразу холодно на душе. Раньше на все премьеры артисты должны были приходить в театр, даже если не были заняты в спектакле. К этому нас приучил еще Сергей Данченко. Актеры должны были знать, что происходит в театре, поддерживать коллег, поздравлять, праздновать чужой успех. Это была дань уважения к партнерам и людям, создававшим спектакль.  Так жила наша актерская семья. Ведь театр не прощает равнодушия. Он требует верности, преданности. Если этого нет, наступает ледниковый период. И я это заметила.

- А что вы сейчас репетируете?

- У меня творческое затишье. Новых спектаклей нет. Только проект «Путешествие Алисы в Швейцарию» на малой сцене.

- В этом спектакле прозвучала редкая для театра тема - эвтаназия.

- Да, он начинался как проект, рассчитанный на пару показов. Но потом попал в репертуар, так как на него хорошо продаются билеты. Зал полный! Это для нас было неожиданно, потому что никто не ждал от такого спектакля  долгой жизни. Самое большее - поездки на специализированные форумы, скорее всего медицинские, где обсуждают возможность введения эвтаназии и  проблемы смертельно больных. А тут такой интерес зрителей!

- Во время репетиций обсуждали проблему эвтаназии?

- Нет, мы обсуждали персонажей. Но в связи с тем, что я видела мучительный уход моих родных - мамы и тети, то я об этом не раз задумывалась. Что делать, когда врачи не в состоянии помочь, облегчить страдания? Что делать, когда твой родной человек от боли так кричит, что никто не выдерживат? Моя тетя умирала в чудовищных муках. Плакали все вокруг. Единственное, что хоть как-то унимало боль, это был прием морфия. И тогда тетя выпила яд, чтобы поскорей уйти из жизни. А ее дочь, мою сестру двоюродную,  чуть не посадили в тюрьму, обвинив в эвтаназии. Мы еле доказали ее непричастность. Все родственники поднялись на защиту. Поэтому, когда я прочитала пьесу Лукаса Берфуса на эту тему, у меня даже не возник вопрос - стоит ли мне в этом играть. Конечно, да. И тему эвтаназии нужно обсуждать в стране, где такой жалкий уровень медицины. Потому что каждый человек должен иметь право на достойную, без мук, смерть. И пусть это будет представлено даже в театре. Тем более, что мы играем спектакль на малой сцене, которая создавалась для экспериментальных спектаклей. Богдан Ступка так ее и задумывал. Он любил, когда у режиссера есть яркая, экстравагантная идея, острая тема для обсуждения,  необычный взгляд на привычные вещи. Он это обожал, уважал творческий эксперимент, и когда ему приводили аргументированные доводы, то всегда давал добро на постановку.

- Актеры часто обсуждают происходящее сейчас в стране? Скажем, ту же медицинскую реформу.

- Любой человек, как только столкнется с проблемой здоровья, будет это обсуждать. Наши больницы - это уже настоящее болото, которое необходимо чистить. Ведь на кону человеческие жизни. Помню, как была возмущена отношением врачей, когда моя мама лежала в больнице. Конечно, они видят смерть ежедневно, но нельзя же становиться такими равнодушными.  Когда у меня мама умерла, то я не могла даже спокойно взять документы из больницы. Меня попросту стали футболить из кабинета в кабинет.

- Даже не проявили уважения к известной актрисе?

- Да ничуть! Я там от возмущения так кричала, что меня слышала вся больница. Произнесла им целую тираду о человечном отношении к людям, о том, что нужно уважать и жизнь, и смерть. И если они этого не могут, то они не врачи. И только тогда медики нашли все необходимые документы. Казалось бы, мелочь - документы дать. Но в этом проявляется отношение медицины к нам, людям. А как сейчас обращаются со стариками? Мол, что вы хотите, им уже на тот свет пора! Поэтому  спектакль «Путешествие Алисы в Швейцарию» так трогает людей за живое. 

- Вы приглашали на него чиновников из Министерства здравоохранения?

- Его же готовили к медицинскому форуму. Там были и медики, и депутаты. Они сказали: зачем нужен такой спектакль?  Эти люди попросту боятся, не знают, как говорить на эту тему. Мы почувствовали недоумение с их стороны.

- И все же - как это после знаковых героинь играть второстепенных персонажей, пусть и в социально значимых спектаклях?

- Я уже давно играю характерных персонажей. Люблю похулиганить! Моя начальница департамента культуры Валентина Валентиновна в «Гимне демократической молодежи» подарила мне немало удовольствия. И я считаю, что такая переквалификация - это единственная возможность продлить актерскую карьеру. Ведь роли героинь и любовниц с возрастом уходят. Но остается немало характерных, комических ролей.

- А что хотят сегодня видеть зрители?

- Наверное, комедии. И чтобы спектакли не были слишком длинными, ведь все привыкли куда -то торопиться, не задерживая долго  на чем-то свое внимание. Время клипового мышления. У нас даже с очень хороших спектаклей иногда уходят, спеша на метро. Да и время сейчас страшное. Кому хочется за полночь добираться на Борщаговку или Троещину?

- Но ведь комедии всегда были уделом антрепризы. Вам, кстати, нравится в них участвовать, ведь такие проекты обычно не требуют большого актерского таланта и глубины?

- Все равно, это лучше, чем сидеть дома в ожидании великой роли. Но я требовательна к себе, независимо от того - в антрепризе я играю или в театре. Для меня даже небольшая роль ценна. Это как глубоко копать? (улыбается).  Я всегда ищу нюансы характера, манеру исполнения…

- Вы играли в «Истории любви для взрослых», где были заняты также аматоры - миллионер Гарик Корогородский и певец Валерий Харчишин?

- Интересно, ведь они могут что-то учудить, забыть текст, а потом выкручиваться. И это создает экстрим на сцене, импровизацию. Но мне, можно сказать, не повезло - я в дуэте только с профессиональными артистами. В одной сцене - с Алексеем Вертинским, в другой - с Анатолием Гнатюком. Так что я защищена от аматорства (смеется). Поэтому только из-за кулис смотрю на Корогодского и Харчишина. И это бывает очень смешно. К тому же, они нравятся людям. А как исполнители очень стараются и самоотверженно работают (улыбается). И у Гарика прекрасный голос, его и галерка слышит. Знаете, они хоть и непрофессиональные артисты, но относятся к профессии с таким пиететом, что мне это очень приятно. Я вижу, что Гарик явно брал уроки актерского мастерства, а не просто встрял в авантюру. Для него это ответственная работа. И на репетициях они с Харчишиным учились сценическому мастерству, и мы им помогали. Словом, я люблю антрепризу за то, что на время здесь создается маленькая актерская семья. Тут нет такого, что я миллионер, а вы нищеброды. Мы попросту делаем одно дело.

- Почему же театр сегодня стал местом развлечения, а не духовной работы, как это было в прошлом веке?

- Сейчас нет людей, которые бы меняли мировоззрение. Все хотят продавать билеты, иметь кассу на спектакле. Государственные театры дотируются мало, нет должного внимания к культуре, вот менеджмент и старается как-то угодить рынку. Что тут говорить? Если бы в свое время у нас больше внимания уделяли культуре и духовности, то и этой войны не было бы. Потому что все попытки сепаратизма были бы пресечены в самом начале. Культура ведь воспитывает гордость за свою родину, здоровый национализм, понимание самоидентичности и государственности. Американский патриотизм воспитывается на их кино.

А у нас что было? Русский артист приедет, так не знают, как ему угодить. И наши продюсеры сетуют: «Украинские артисты ничего не могут, вот московская школа - это да!» Платили им баснословные гонорары и приучали, что они лучше нас. Где еще можно найти такое отношение, когда плюют на своих людей, всю жизнь посвятивших профессии, а чужих превозносят? Правда, потом приходили в театр на спектакли и удивлялись: да, неплохие у вас представления. А до этого ломились на гастроли московских антреприз, заплатив по несколько тысяч гривен за билет, а потом бежали после первого акта, грохнув дверью.

- Как вы относитесь к тому, что готовится запрет на гастроли украинских артистов в России? Может, это уже перебор?

- Честно говоря, сложный вопрос. Когда мы с Богданом Ступкой были в Москве на гастролях, то после спектакля к нам пришли с сообщением, что в нашу честь устроен банкет. Мы разгримировались, переоделись и пошли к гостям. Оказалось, что там уже все столы пустые, а русская публика давно пьяная. Они нас даже не заметили. Не мы с Богданом Сильвестровичем были там главными героями торжества, а они. Это в Украине к столам даже не подходят, ожидая московских гостей.  А там уже все было выпито и съедено. И тогда я сказала: «Нельзя дружить с таким людьми!» Поэтому нужно делать и резкие шаги, чтобы заставить себя уважать. Может, и нужно один раз запретить все эти гастроли, и выдержать все до конца. Если опять начнем юлить, чтобы не поссориться, то ничего хорошего из этого не получиться.

- А как Богдан Сильвестрович отнесся к тому, что его никто не ждал на банкете?

- Сказал: «Мабуть, дуже їсти хотіли, не втерпіли». 

- Недавно Владимира Машкова не пустили в Украину на съемки продолжения сериала «Ликвидация». Образумит это как-то российских артистов?

- Умных - да. Любой здравомыслящий человек скажет: « Что я хотел, если Россия воюет с Украиной. Я нарушил законы этой страны, вот и пострадал». Недаром ведь российские артисты сейчас стали отказываться от гастролей в Крыму, чтобы не попасть в списки невъездных в Украину.

- Стало вам легче дышать после всех запретов на российскую кинопродукцию?

- Не знаю, насколько легче, но нас  уже начали приглашать на главные роли в украинских фильмах и сериалах, а раньше их отдавали только москвичам, чтобы можно было продать кино на российский рынок. И на фестивалях стали получать премии и призы. Есть уже чем гордиться!

- И актерское мастерство стало сейчас востребовано даже у далеких от театра людей. Вы преподавали в вокальной академии Александра Пономарева. Кем были ваши слушатели?

- Банкиры, политики, экономисты, самые разные люди. Ведь сейчас появилось понимание того, что красиво и образно говорить, правильно себя подавать не менее важно, чем сугубо профессиональные навыки. Ораторское мастерство помогает понравиться слушателям. И это залог  большого успеха в бизнесе. 

- Кто из наших политиков обладает актерским мастерством?

- Юлия Тимошенко, вне сомнений. Как-то еще на заре ее политической деятельности я слушала ее доклад в Верховной Раде. Мне было интересно, как себя подает женщина-политик. И была восхищена ее манерой. Эта женщина точно знает, что делает. Она умеет повести за собой, и это мастерство достойно Оскара. Видно, что она над этим работает, продумывает каждый жест и слово. После выступления мы с ней пообщались, она очень внимательно ко мне отнеслась,  и  я ей сказала, что теперь знаю, какой должна быть моя Елизавета I. Я тогда как раз работала над спектаклем «Виват, королева!» И Тимошенко пообещала прийти на спектакль. Но потом ее посадили в тюрьму. А я не могла успокоиться - моя Мария Стюарт ведь тоже находилась в тюрьме, и Тимошенко словно повторила обе роли героинь  спектакля.

- Олег Ляшко, к примеру, смог бы сыграть Свирида Голохвастова в спектакле «За двома зайцями»?

- Запросто! Он характерный, даже комедийный  артист. Если бы его пригласили в такой проект, то это была бы бомба! Я как-то на концерте сидела сразу за ним. За Ляшко было очень интересно наблюдать. Он сидел и дирижировал ручками все выступление! Видно, что любит себя во всех проявлениях, и  даже не думает, что кто-то рядом может его не так воспринять. Он не устает быть вне правил! А ведь это непросто…

- А кого из наших политиков можно сравнить с шекспировскими  персонажами?

- Сложно … так сразу и не скажешь.

- Януковича можно?

- Ой, нет, он скорее из Гоголя. Собакевич какой-нибудь (громко и долго смеемся). Если бы у нас кто-то из политиков потянул на шекспировскую глубину, то что-то бы коренным образом переделал. Нет, не хватает пока никому шекспировского драматизма.

- А вот про ваш спектакль «Ричард III» говорят, что он словно про Верховную Раду  рассказывает.

- Ну да: про то, что тихо кого-то убрать, замыть следы, за спиной договориться против кого дружить, и идти дальше. Это есть.

- Приходят политики на этот спектакль?

- Конечно, все знакомые Богдана Бенюка, который играет Ричарда III. И его коллеги по Киевраде и Верховной Раде. Но я с политиками не дружу, поэтому более точно мне сложно сказать. Да и сам спектакль вызывает у публики большой интерес. Ведь там нет маленьких проходных ролей. И смысл пьесы очень современен. Так что культпоход Верховной Раде точно нужно  бы к нам устроить (улыбается). Хотя искусство вряд ли повлияет на их политику. Искусство искусством, а реальная жизнь свое требует - договорняки,  круговерть… Хотя вот эта ситуация с отказом снять неприкосновенность с проворовавшихся народных депутатов, это точно шекспировский сюжет. У наших политиков все либо по Гоголю, либо по Шекспиру.

Лилиана Фесенко, Валерия Полищук. Киев.

Фото: Даниил Шамкин, Владимир Фалин, Юлия Овсянникова / Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-