Игорь Ропяник, художник
Лучшим выставочным залом стали сейчас социальные сети
08.10.2017 09:30 750

Игорь Ропяник – известный ивано-франковский художник. В последние годы его искусство презентуют не только в украинских, но и в европейских выставочных залах. А недавно одна из картин художника стала украшением художественного музея Тараса Шевченко в Пекине.

Что это за картина и какие особенности галерейного бизнеса в Украине, корреспондент спросил у Игоря Ропяника накануне Дня художника.

КАЖДАЯ МОЯ ВЫСТАВКА – ЭТО ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

- Игорь, совсем недавно ваши работы отобрали в Художественный музей Тараса Шевченко в Пекине. Что это за произведения, которые так высоко оценили в Поднебесной?

- На самом деле, отобрали одну работу – картину на рождественскую тематику «Колядники идут». Конечно, это приятно. Я стал одним из трех художников Ивано-Франковска, чьи работы поедут в Китай. Заметил мое творчество Сергей Комиссаров, который много пишет на художественные темы, а уже саму работу отобрал Алан Юй, куратор художественных проектов.

- А украинские музеи имеют ваши картины?

- Нет. Музеи, как правило, сейчас слишком бедны, чтобы закупать картины. Художники могут им разве что дарить. Но такие произведения, обычно, потом хранятся в запасниках, где только уничтожаются. Теперь произведения искусства преимущественно покупают частные лица, компании.

Помню, мою картину в жанре «ню» в свое время приобрела американская кинокомпания «Columbia Pictures». Кстати, это был единственный случай в моей практике, когда я подписывал документы о том, что не буду иметь претензий относительно использования любым образом той работы. Даже указывалось название фильма, для которого покупали картину. Позже я пересматривал этот фильм, видел в некоторых кадрах разные полотна на стенах жилищ, но своей так и не нашел. (смеется).

- Какие работы и сколько вы подготовили к своему юбилею в октябре? Знаю, что планируете выставку во Львове, несмотря на то, что считаете себя франковским художником.

- Не то что считаю, а таки франковец. И художник, и коренной житель. Поэтому и обидно, что вынужден делать юбилейную выставку не в родном городе. Причем, обидно и за франковцев, которые давно не видели моего творчества, ведь в последний раз я выставлялся здесь в 2009 году.

Последние две мои персональные выставки были в Лондоне. И в этом году мог бы организовать экспозицию в столице Британии, или же в Киеве, Черновцах, откуда тоже приходили предложения. Но мой выбор, разумеется, остановился на Ивано-Франковске. Впрочем, оказалось, что совсем другое мнение о моем творчестве имеет председатель областной организации Союза художников, в выставочном зале которой я планировал выставиться. «Мы выставляем у себя искусство», – заявил он, отказав мне. То есть, когда я дважды имел в тех стенах выставки по 80-90 работ каждая, то тогда они считались искусством, а теперь, выходит, уже нет?

Поэтому, моя выставка состоится во Львове. Там есть очень приличная «Арт-галерея Мадам Пальмгрен». С ней я сотрудничаю не первый год. Уже проводил там персональную выставку, в этом году планирую показать там свои 40 новых работ. У меня принцип: каждая моя выставка – это совсем другие произведения. Знаю, что есть художники, которые со своей коллекцией путешествуют из года в год из города в город. Я такого не практикую. Может, теперь мне бы и хотелось иметь у себя дома какую-то из бывших своих любимых работ. Но раньше я с ними легко расставался, как только понимал, что человеку они нравятся. По приблизительным моим подсчетам, за 39 лет живописи я создал почти 5 тысяч произведений. Приятно, что они есть по всему миру.

БЛАГОДАРЯ МОИМ СТАТЬЯМ МОГЛИ НАГРАДИТЬ ЧЕЛОВЕКА

- Кстати, ради искусства вы в свое время ушли из журналистики. Не жалеете?

- Я 23 года работал в газете. Тогда чувствовал действенность публикаций, вес журналистского слова, словом, чувствовал, что моя работа небесполезна. Благодаря моим статьям могли наградить человека, выделить ему квартиру, потому что было и такое, или же, наоборот, – уволить с работы, если провинился. Правда, тогда существовали только две областные газеты. Никакого местного телевидения, тем более интернет-изданий не было. Я знал, что те газеты выписывали чуть ли не в каждой квартире, публикации читали и от этого я чувствовал моральное удовлетворение. Прошло время. Люди к газетам охладели. Неплохие публикации оставались незамеченными. Вот и решил: не стоит тратить свое время и усилия. Тогда я уже имел несколько выставок здесь и за рубежом. Сначала совмещал журналистику и живопись, а впоследствии полностью отдался искусству.

Впрочем, желание писать меня до сих пор не покидает. Теперь каждый день что-то пишу в Фейсбуке. Хотя бы несколько строчек в день. Имею свою аудиторию. Немало моих сообщений перепечатывают информагентства, некоторые появляются в бумажных изданиях. Поэтому репортер во мне, считаю, не умер! (улыбается)

- Так Ивано-Франковск отказал вам категорически в выставочной площади? Может стоило найти другой зал?

- Я написал заявление о желании выставиться в зале Союза художников, как это принято, заранее, еще в прошлом году в ноябре, одним из первых. Этот зал – единственный, который соответствует всем требованиям для экспозиции: первый этаж, пространство, освещение, работа в выходные дни. Больше таких залов в городе нет. Когда спросил, почему отказали, председатель Союза ответил: «Вы же недавно написали в Фейсбуке о художественном салоне». Да, написал. Как журналист выразил сожаление, что салон, который существовал при Союзе художников еще с советских времен, в наши дни ликвидировали, сдав помещение в аренду под кофейню. Словом, из-за моей журналистской позиции, думаю, мне как художнику не дали сделать выставку.

На самом деле, мне совсем нет дела до Союза. Я не являюсь его членом и не планирую туда вступать, потому что считаю, что творческие Союзы в наши дни вообще не нужны. Особенно, когда «неугодным» участникам не дают выставиться в областных экспозициях, отказывают в художественных мастерских, оказывают препятствия в получении художественных премий, званий и тому подобное. Я этого не понимаю.

          НАСТОЯЩАЯ ГАЛЕРЕЯ ПРОПАГАНДИРУЕТ ИСКУССТВО И ХУДОЖНИКА

- А насколько важным был художественный салон для Ивано-Франковска?

- Не секрет, что есть немало художников, которые едва сводят концы с концами. Они являются талантливыми мастерами, но не имеют, так сказать, коммерческой жилки. Салон был местом, где художники могли продавать свои работы с небольшой наценкой, потому что в частных галереях она выше. Салон был просторнее, чем другие, в удобном месте. Словом, считаю, художники много потеряли. В конце концов, в Ивано-Франковске и так, пожалуй, наименьшее количество галерей и выставочных залов по сравнению с другими городами. Вот во Львове, например, они – на каждом шагу. А у нас и этот, один из немногих, уничтожили своими же руками...

- А вообще, как развивается галерейный бизнес в Украине? Состоятельные люди у нас покупают художественные произведения, или отдают предпочтение «золотым батонам»?

- Ну зачем вы так? Среди состоятельных украинцев есть и те, которые разбираются в искусстве, вкладывают в него деньги, имеют утонченный эстетический вкус. По моему мнению, настоящая галерея – это не привычный для нас художественный салон, где торгуют и сувенирами, и рамами, и иконами. Настоящая галерея ставит перед собой цель не только заработать, но и пропагандировать искусство, «раскручивать» художника, одновременно работая с заказчиками, делая ставку, прежде всего, на состоятельных клиентов.

- А какие вкусы нынче у украинцев? Чем отличаются от зарубежных предпочтений?

- Абсолютно ничем не отличаются. И у нас, и за рубежом есть любители как современного искусства, так и поклонники реалистической живописи. Соответственно, мои работы все равно спрашивают как в Киеве, так, скажем, и в Лондоне. Поэтому нет какого-то специального рецепта для достижения успеха. Важно, чтобы художник выработал свой, неповторимый стиль. Если твою работу узнают, не прочитав подписи под ней, это уже шаг к признанию. Могу назвать, например, нескольких львовских художников, творчество которых люблю – Петра Сыпняка, Михаила Демца, Виктора Стогнута, Виктора Жмака... Все они – абсолютно разные по манере исполнения, но все узнаваемые, а потому очень популярны во Львове. И у меня, говорят, есть свой стиль, почерк, который уже не переделать. Поэтому я и не экспериментирую, не выдумываю, не пытаюсь нырнуть в модное течение. Рисую то, что нравится моим поклонникам. А их вкусы уже давно изучил.

В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ВУЗАХ СТОИТ ВВЕСТИ СПЕЦКУРС

- Знаю, что ваши картины не только охотно покупают, но, случается, и похищают. Чем завершилась история с полотном, которое исчезло во время всеукраинской экспозиции?

- Это был пейзаж «Солнечное утро на Гуцульщине», который я создал в селе Слобода Коломыйского района. Отдал его на всеукраинскую выставку «Живописная Украина», которая проходила в Тернополе. Оттуда она и не вернулась. Когда спросил почему, мне ответили, что ее приобрело Министерство культуры. Мол, быстро деньги не получите, надо будет подождать. Так я и ждал. Год, два, семь. Потом решил написать об этом в Фейсбуке, после чего эта история прозвучала на всю страну через телеканалы.

Министерство культуры по этому поводу провело расследование. Заместитель министра посмотрел на мои работы, оценил их как достойные. Подняли документы. Одна работа была, действительно, внесена в каталог той экспозиции, другая – нет. Знаете, я за свою жизнь столько картин раздарил, что мне не было уж так важно вернуть это произведение. Нет. Скорее хотел испытать силу Фейсбука. Думал, может кто-то ее видел в чьем-то кабинете, или у кого-то в квартире. Интересно было просто узнать, кто он – таинственный поклонник моего творчества?

- И чем завершилось министерское расследование?

- Безрезультатно. Помню, тогда замминистра предположил, что художник, возможно, таким образом сам себя пиарит. Хотя, скажу вам, современный художник, действительно, должен рекламировать себя любым путем. Пусть это даже называется пиаром.

- Сейчас в Украине есть проблема с возвратом музейных фондов Крыма, оккупированных территорий. Какие объединения или структуры должны в этом помочь государству?

- Думаю, этот вопрос должен решаться исключительно на уровне Министерств культуры и иностранных дел Украины. Очевидно, они уже действуют, писали свои ноты. Единственное, в чем убежден, – что все наши художественные произведения должны вернуться в Украину.

- Что вы посоветовали бы молодым художникам, для которых выставки, галереи, заказчики – пока только мечта?

- Знаете, я иногда думаю, что в художественных вузах, кроме профессиональных предметов, следовало бы ввести спецкурс о том, как «раскрутиться». В наше время, если художник сам о себе не позаботится, ему, однозначно, никто не поможет. Создать прекрасное произведение – это пол-дела. Важно еще и уметь подать его, разрекламировать, чтобы, в конце концов, продать. Когда-то был единственный путь показать свое творчество – через выставки. Сейчас же время изменилось. Лучшим помощником для каждого художника стала, без преувеличения, всемирная паутина. Интернет - настолько удивительная вещь, что ты можешь утром выставить картину на обозрение, а к вечеру уже ее продать. Социальная сеть, где у тебя есть несколько тысяч друзей, пусть даже виртуальных, это и есть твой выставочный зал. Интернет делает мир ближе. А еще не забываем о возможности многих арт-ресурсов – как отечественных, так и зарубежных, где можно бесплатно разместить свои картины, и только ждать выгодного предложения. Я это тоже делал в свое время. И не зря. То есть, если художник не ленивый, ему не нужен арт-дилер, он может сам себя раскрутить и проложить путь к успеху.

Ирина Дружук, Ивано-Франковск

Фото: Юрий Рильчук, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-