Валентин Коваль, член Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания
После показа первого украинского фильма в КНР можем ждать миллион китайских туристов
27.10.2017 14:10 358

Фильм «Сторожевая застава» могут показать в кинотеатрах Китая. На такой результат рассчитывает Украина в рамках сотрудничества с КНР, о котором договорились представители Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания, Государственного агентства по вопросам кино и медиаиндустрии с коллегами из государственного управления Китая по вопросам прессы и издательства, радио, кино и телевидения.

О деталях этого сотрудничества мы решили расспросить у члена Нацсовета и бывшего гендиректора телеканалов «М1» и «М2» Валентина Коваля. Кроме того, в интервью Укринформу он рассказал, почему участники телешоу «Голос страны» не становятся звездами и за что уважает Светлану Лободу.

КИТАЙ ГОТОВ ВКЛЮЧИТЬ УКРАИНУ В ДЕСЯТКУ СТРАН-ПАРТНЕРОВ

— Валентин Юрьевич, это украинско-китайское сотрудничество сосредоточено, прежде всего, на кинопроизводстве, телевизионном обмене и организации кинофестивалей . Уточните, пожалуйста, что именно планируется?

— Доступ к китайскому рынку может быть очень полезным для украинской теле - и киноиндустрии. По статистике, в КНР ежемесячно открывается столько киноэкранов, сколько в целом есть в Украине. Так, в 2015 году в Китае ежемесячно открывалось 600 экранов, и столько же их работает в Украине в целом. Если украинские фильмы зайдут на китайский рынок, то это будет два-три проекта в год в лучшем случае. Беря во внимание то, как функционирует кинопоказ, это такие короткие присутствии, потому что обычно фильм живет один-два уикэнда – и все: за десять дней контакты заканчиваются. Телевидение функционирует совсем по-другому, оно будет существовать в инфополе постоянно, благодаря чему китайцы смогут услышать украинскую точку зрения на определенные события и узнать об Украине.

— Тем не менее, китайский рынок, как и саму страну, принято считать одними из самых закрытых...

— Да, есть определенные предрассудки, якобы Китай – слишком закрытая территория. Действительно, там существует жесткая квота на иностранные фильмы, в частности американских должно быть не больше 25-и в год. Вместе с тем, еще до 36 фильмов некитайского производства могут выйти в прокат в КНР. Мы рассчитывали хотя бы на одно место в этой квоте для украинского кино. Но во время встречи оказались не готовы к скоростям коллег и прямому вопросу: какой фильм хотим предложить для проката в Китае...

— Уже определили, какой именно фильм мы предложим Китаю?

— Прямо на встрече мы обсуждали анимационный фильм «Похищенная принцесса» . И нам объяснили, что мультипликацию они не считают чем-то таким, что должны регулировать, придирчиво изучая контент... Их, прежде всего, интересует «большое» игровое кино. Поэтому Украинская киноассоциация сейчас определяется, что это будет за фильм. Большинство представителей индустрии склоняется к тому, что им станет «Сторожевая застава» . Скорее всего, он и будет тем фильмом, с которого можно стартовать в Китае. Это историческое фэнтези, которое снято так, что не зная страну-производителя, трудно сказать, что она делает первые шаги в международной дистрибьюции.

Начинать же сразу с какой-то современной драмы или драмы, которая касается определенных исторических моментов, не совсем правильно. Какими бы важными для нас не были такие темы, те рынки, все же, не готовы разделить нашу боль относительно событий вокруг Второй мировой войны, а особенно, наши новые понимания тех событий, у них другой взгляд на это.

— Наверное, есть и особые требования, которые Китай выдвигает к своим партнерам?

— Китайцы с огромным уважением относятся к своим государственным лидерам и своей истории, к религии, поэтому юмор на такие темы не позволяют. Из-за этого и формируются ограничения относительно контента, который попадает на их рынок. Мы объяснили, что мы относимся к этому с пониманием и готовы соответствовать таким требованиям. При этом Китай готов включить Украину в десятку стран, с которыми осуществляет более-менее открытую политику. Это важно, потому что в Китае сегодня живут 1,5 миллиарда совсем не бедных людей. Стоит также понимать, что бизнес-круги всех восточных стран – а мы за последнее время посетили Южную Корею и Индию – очень прислушиваются к инициативам руководства своего государства. Поэтому воплощать любые проекты за пределами своего государства пытаются в русле общестратегических историй.

— Посольство Украины в Китае также сообщило, что компания Film.ua Group будет снимать новый фильм в копродукции с Китаем. Что известно об этом сотрудничестве?

— В компанию Film.ua Group летом этого года обратилась организация «Китайский международный арт-бизнес-альянс» с идеей снять фильм в рамках внедрения инициативы «Один пояс, один путь» . Во время нашего пребывания в Китае как раз и состоялась пресс-конференция по случаю начала работы над этим фильмом. Предполагается, что китайская сторона будет осуществлять его частичное финансирование. Сценарий разрабатывается вместе, кастинг актеров тоже проводится совместно. До конца декабря этого года должен завершиться пре-продакшн.

— О чем будет этот фильм?

— Сюжет довольно современный. Фильм о том, что со времен Шелкового Пути остались артефакты. Разные культуры, даже не контактируя друг с другом, имели определенные схожие символы. Китайские ученые узнают о том, что в Украине нашли артефакт, который очень очень схож с вещями, которіе были десять веков назад в Поднебесной. Они приезжают в Украину – здесь приключения и начинаются... Должен получиться такой себе «Джейс Бонд», но украинско-китайский.

— Вернемся к вашим недавним договоренностям с КНР. В частности, в части, связанной с организацией кинофестивалей. Есть ли у украинских фильмов шансы попасть на большие китайские кинофесты?

— Не только попасть. И не только шансы. «Несломленная» в прошлом году получила приз за главную женскую роль на Пекинском кинофестивале. В целом, в Китае есть три больших кинофестиваля, которые проходят в городах Шанхай, Пекин и Гуанчжоу. Китайская сторона готова содействовать тому, чтобы украинские фильмы были показаны на этих мероприятиях. Мы же пригласили их на «Молодость», которая состоится в конце мая 2018 года, и на Одесский международный кинофестиваль.

Также говорили о возможности проведения недели украинского кино в Китае и наоборот.

— А как насчет телевизионного обмена. Определены ли уже, какой украинский телеканал может появиться в Китае?

— С госсекретарем Министерства информационной политики Артемом Биденко мы обсуждали возможность привлечения UA|TV . Но еще одна особенность: на этом телеканале должно быть постоянное звуковое сопровождение на определенном языке. Поэтому если китайская сторона будет готова принять UA|TV в нынешнем формате, тогда МИП будет искать возможность создать специальную версию для Китая.

— Любое сотрудничество должно быть взаимовыгодным. Для Украины прогнозируемый эффект очевиден – выход на довольно закрытый китайский рынок. А чем мы привлекаем Китай?

— В Китае такой подход: если лидер сказал, что Украина – это достойное государство, то они будут с нами сотрудничать. Именно в этом, на мой взгляд, и кроется причина того, что мы смогли договориться о большем, нежели рассчитывали. Во-вторых, у них очень развит туризм. Китайская сторона убеждена, что после показа первого украинского фильма, где будут кадры с красивым Днепром, утесами, островами, мы будем получать по миллиону туристов ежегодно, а то и больше. Для них важно, чтобы их туристы приезжали в нормальную, уравновешенную страну, которой они считают Украину. К тому же, им интересно здесь снимать, потому что у нас адекватные цены и понятные продукты.

«DZIDZIO КОНТРАБАС» ОКУПИЛСЯ ЗА ПЕРВЫЙ ЖЕ УИК-ЭНД

— Год назад в интервью Укринформу бывший председатель Нацсоюза кинематографистов Сергей Трымбач говорил о том, что для развития отрасли Украина должна ежегодно производить не менее 50 фильмов. Согласны с этим тезисом? И насколько он актуален сейчас – особенно после запрета в Украине ряда российских фильмов и сериалов?

— Понятно, что количество со временем перерастает в качество. После того, как в Украине попали под запрет российские телеканалы и контент, наши киностудии стали более загруженными, чем во времена сотрудничества с Россией. Весной прошлого года в Украину завезли около 20-ти профессиональных кинокамер, которые тут же расписали на два года вперед. То есть любое количество техники сразу же используется, потому что телеканалы и кинотеатры нуждаются в кинопродуктах. Наши поняли, что могут быть не просто партнерами России или российской тенью, а отдельными игроками на европейских и азиатских рынках.

Не знаю, как насчет 50 фильмов... Думаю, сейчас их снимается больше, чем полсотни, но до кинотеатрального показа доходит таки меньше 50-ти. Так, в конце сентября было несколько недель, в течение каждой из которых были премьеры украинских фильмов. Вместе с тем лето в этом смысле было «пустым», весной только несколько фильмов вышло...

— Какие из последних украинских фильмов вы бы отметили?

— Еще не смотрел «DZIDZIO Контрабас», но пойду на него, как только смогу. Я просто знаю Мишу (Михаил Хома – настоящее имя фронтмена группы «DZIDZIO», – ред.) уже много лет подряд и понимаю, что его природная энергия и та «дурня», которая лезет из него на каждом шагу, не могут не оказаться на кинопленке. Поэтому я понимаю, почему этот фильм окупился за первый же уик-энд (фильм вышел в широкий прокат 31 августа и за первый уик-энд показа собрал 7,7 млн грн, – ред.). Правда, этот рекорд побила «Сторожевая застава», собрав за первый уикенд почти 8,2 млн грн.

Также довольно интересной работой является фильм «Червоный». Очень жду еще появления «Киборгов». Я видел, как проходили съемки и даже пересматривал режиссерский монтаж первой половины фильма. Он выходит за уровень документального восстановления. Очень важно, снимая фильм об определенных исторических событиях, сделать не просто докдраму, а своими съемками дополнить то, чего не было отснято во время события. Даже в этом режиссерском монтаже уже видно, что фильм будет не просто хроникой.

— На ваш взгляд, насколько наши фильмы конвертированы в мировое кинопространство?

— К сожалению, не конвертируемы. Даже лучшие украинские сериалы по динамике втрое медленнее, чем средние британские. Условно говоря, если в клипе каждые три секунды должен меняться план, то в сериале – каждые пять-семь секунд. Конечно, это сказывается и на бюджете. Мне кажется, динамика нашего лучшего сериала «Нюхач» уступает среднему западному сериалу. Если бы американцы снимали такое кино, то они, возможно, втрое увеличили бы темп изменений, насыщенность сцен. То есть наши пошли путем, которым там обычно не идут: американцы используют спецэффекты просто для того, чтобы не давать какую-то натуру, удешевить процесс продакшна. Наши же создали спецэффекты существования запаха, что доносит информацию до героя. Этот сериал уже продан во многие страны мира, причем в некоторых – как формат, то есть как сценарий. Так, японцы переснимают «Нюхач» на свой лад.

А вообще, я больше могу сказать о наших музыкантах, потому что знаю индустрию. Поэтому скажу, что и наши музыканты не являются конвертируемыми в мировой шоу-бизнес. Да, у нас есть артисты, которые летом не вылазят из фестивалей в Польше, Словении и Словакии. Но дальше славянских территорий никто из них не идет. Ну еще в Россию ездили раньше...

МОГИЛЕВСКАЯ, КАРОЛЬ И LOBODA – САМЫЕ ТРУДОЛЮБИВЫЕ ЗВЕЗДЫ УКРАИНЫ

— Итак, плавно перейдем от кино и телевидения к музыке. То есть, у нас совсем нет артистов, которые могли бы конвертироваться на зарубежный рынок?

— Мы все выросли на тех музыкальных традициях, которые хорошо работают здесь и совсем не неоправданы там. Вообще, шоу-бизнес – очень сложная система, которая продуцирует звезд. Мировые звезды, условно говоря, те же Рианна или Стинг, – они, безусловно, талантливы, а еще отмечаются такой работоспособностью, которая свойственна разве что двум-трем звездам.

— Кому именно?

— Время от времени она пробуждается в Наташе Могилевской. Еще такая работоспособность точно присуща Тине Кароль, чем и объясняется ее успех. Также в это число входит и Света Лобода. О ней сейчас никто не говорит положительно, но я все равно скажу так, потому что она очень много работает.

Но Loboda – теперь больше российская, чем наша...

— Это отдельная и непростая тема. Опять же, стоит ли ехать нашим на чемпионат мира по футболу в России, если пройдут отборочные туры? Стоит держать своего посла в Москве и при этом запрещать артистам выступать там с концертами?

И вернусь к предыдущей мысли, которую не завершил. В мировом шоу-бизнесе для успеха важны три составляющие: талант, работоспособность и та «машина», которая выносит предыдущие два качества музыканта на высший уровень.

И потом, там существует институт продюсерства. Вот что делает не украинский продюсер, а правильный продюсер? Он рискует своими или заемными деньгами, причем рискует так, что не сможет сбежать в другую страну и там спрятаться. Продюсер – это, в первую очередь, маркетолог: он должен понимать, какая ниша свободна, и поставить в ней свою звезду. Дальше он уже понимает, как это сработает, какой будет целевая аудитория... У нас, к сожалению, почти нет продюсеров. Если они чьими-то деньгами и рискуют, то скорее всего, деньгами звезд, которых они продюсируют, то есть происходит некое освоения бюджетов.

Кроме того, должно быть законодательство, которое защитит продюсера от произвола артиста, а мы все еще живем в рамках трудового законодательства СССР. Какие бы не были контракты, но не существует никаких форм взаимодействия, которые бы гарантировали тому, кто вкладывает деньги, какой-то более-менее стабильный контроль за тем, в кого он их вкладывает. Поэтому только семейные пары работают как успешные проекты.

Гражданское законодательство о труде в Украине не позволяет создать институт продюсирования. И в тот день, когда у нас таки примут правильные законы, может уже и не появиться пара «продюсер–артист», последний из которых станет мировой знаменитостью. Должно пройти время, чтобы выкристаллизовался проект, который можно будет запускать в мировой шоу-бизнес.

В «ГОЛОСЕ СТРАНЫ» ПОБЕДИЛ СВЯЩЕННИК, ПОТОМУ ЧТО ТАКОВ ФОРМАТ ПРОЕКТА

— Тогда какой смысл в талант-шоу вроде «Икс-фактора» и «Голоса страны», если у нас нет продюсеров?

— Талант-шоу – это о производстве рейтингов, а не звезд. Здесь важна драматургия самого шоу. То есть, побеждают не лучшие певцы или же те, кто потенциально мог бы стать мировой звездой, – побеждают те, кто, с точки зрения редактуры шоу, проведут всю эту слезную историю от начала и до конца. Более того, эти шоу создаются с форматами, которые являются безусловными законами в индустрии. Поэтому не стоит удивляться, почему в прошлом году в российском «Голосе» победил священник, а в этом году – в Украине. Так произошло только потому, что это было прописано в формате. Если бы все участники талант-шоу знали, что написано в формате проекта, то возможно, три четверти из них вообще не принимали бы участия. И хотя они понимают, что вряд ли дойдут до финала, но рассчитывают на популярность, завоеванную благодаря шоу. На самом же деле, это не популярность, а узнаваемость. Да, тебя узнают в подъезде или в аэропорту, но никто не купит билет на твой концерт. Да и за полгода начнется новый сезон шоу – и появятся новые герои.

К тому же, все эти шоу не показывают личности музыканта. По условиям, все они поют чужие песни, а зритель обычно оценивает, насколько точно копирует оригинал.

«Фабрика звезд» на «Новом канале» была единственным талант-шоу, формат которого предусматривал, что «чужую» песню участник должен петь в дуэте с оригинальным исполнителем. При этом конкурсант должен был исполнить ее так, чтобы отличаться от оригинала. Остальной формат заключался в написании для «фабрикантов» новых песен. Собственно, из «Фабрики звезд» и вышли полтора десятка нынешних звезд, близких к топовым. Это Тарабарова, Дарвин, братья Борисенко и даже Nikita (солистка группы Nikita Даша Астафьева была участницей первой украинской «Фабрики звезд», – ред.).

Относительно «Голоса страны», то здесь есть одна особенность: звуковой рекординг Universal Music Group является соучредителем этого формата. Во всем мире победитель подписывает контракт с Universal и дальше уже начинают работать продюсерские штуки. Но если в Америке это действительно работает, то в Украине Universal выступает представителем по правам на музыку, но не является машиной по производству звезд. Поэтому даже «Голос страны» является всего лишь шоу со своей драматургией.

Александр Трохимчук, Киев.

Фото: Елена Худякова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-