Шота Леладзе, грузинский художник-активист с французским гражданством
Из-за картины со свастикой из сапог российских солдат на меня не раз нападали
29.10.2017 09:04 558

Четыре раза в год, восемь лет подряд тротуар напротив Совета Европы в Страсбурге превращается в уличную галерею патриотической живописи. Выставка проходит в недели, когда на сессию ПАСЕ съезжаются делегации со всего мира.

Таким образом свою гражданскую позицию выражает грузинский художник, в прошлом студент харьковского вуза, ныне гражданин Франции Шота Леладзе. Творения его яркие, образные и объединены общей идеей: это протест против агрессии России, захвата территорий Грузии и Украины, призыв мирового сообщества противостоять Москве, за прекращение войны. О создании выставки, творческих планах, жизни в Украине и Грузии, политическом убежище во Франции Шота Леладзе рассказал в эксклюзивном интервью Укринформу.

СВОИМИ КАРТИНАМИ ЗАЩИЩАЮ УКРАИНУ И ГРУЗИЮ

- Господин Леладзе, расскажите, как вы оказались в Страсбурге, что привело вас под стены Совета Европы?

- Дорогие мои украинские братья и сестры! Я, Шота Леладзе, учился в Харькове в художественно-промышленном институте (сейчас Харьковская государственная академия дизайна и искусств - ред.), во Франции оказался по политическим причинам - попросил убежища, уже 24 года живу в Страсбурге, гражданин страны около тринадцати лет. Я - художник, пишу картины, делаю выставки, работаю с учениками. Одно из направлений моего творчества - патриотические работы. Создавая их, я защищаю Грузию и мою вторую родину Украину от нашего соседа-агрессора. Своими работами я привлекаю внимание к оккупации, которую проводит Россия по отношению к соседним государствам, да и не только соседним. Свои выставки провожу уже больше восьми лет по четыре раза в год - когда в Страсбурге проходят сессии ПАСЕ.

- Расскажите, как пришла идея создания патриотических работ, организации этой импровизированной выставки?

- После нападения России на Грузию в 2008 году я решил действовать в меру своих сил, творчества, решил привлечь внимание европейских политиков к российской агрессии силой искусства. Кто же мог подумать, что похожий сценарий развернется в Украине! Кто знал, что Украине следовало научиться на грузинском примере (агрессия РФ - ред.), учесть опыт, возможно, тогда удалось бы избежать таких потерь.

В 2014 году, когда Россия аннексировала Крым,а  на востоке Украины развязала войну, я в поддержку Украины добавил несколько работ. Первые годы после нападения России украинцы также под Советом Европы активно протестовали, сейчас уже такой активности нет, и я об этом сожалею. Поэтому решил принять «эстафету» - кроме грузинского стал вывешивать украинский флаг, выставил работы на украинскую тематику.

Украинцы - мои друзья и братья, Украина - моя вторая родина. По-другому быть не может. У наших стран похожие судьбы, и враг у нас один. Мы хотим в ЕС и в НАТО, а Россия этого не хочет. Что могло остановить Грузию, когда во времена президентства Саакашвили, страна поднялась, были реализованы реформы? Такой стремительный подъем могла остановить только война. То же самое с Украиной. Нельзя идти ни на какие договоренности с Россией - с Путиным невозможно договориться. У наших стран есть единственное направление - на вступление в ЕС и НАТО.

ПАТРИОТИЧЕСКИЕ РАБОТЫ НЕ ПРОДАЮ, ТОЛЬКО ТВОРЧЕСКИЕ

- Привлекает ли ваша выставка внимание? Как реагируют на нее представители РФ?

- В течении восьми лет, что я тут стою со своими работами, на меня много раз нападали представители России, прям до драки доходило. Больно им уж не нравилась одна моя работа, где изображена свастика, сложенная из сапог русских солдат. 

Последние годы поутихло, так как российская делегация теперь не приезжает на сессии ПАСЕ. Надеюсь, что это навсегда. Стало поспокойнее. Интересно было наблюдать, как россияне себя вели, когда еще делегация была в ПАСЕ. Например, в день сессии приезжало 100 человек: 30 внутри, а 70 снаружи. Сидели в машинах, фотографировали, прогуливались, переговаривались.

Но вообще русские поменяли тактику по отношению ко мне. Когда у них не получилось дракой и угрозами, то они подошли ко мне и сказали, что собираются организовывать музей постсоветского пространства и хотели купить мои картины. Сказали, что торговаться не будут и мы договоримся. Я ответил, что патриотические работы не продаются, только творческие - их можно посмотреть в мастерской. Так мы и не договорились.

-Много предлагали?

-О деньгах разговора не было. Думаю, если бы я согласился, то предложили бы, а так я отказал, - разговор дальше не пошел.

- Смотрю, картина, о которой вы сказали (свастика из сапог) на прежнем месте. Больше ею не интересуются?

- Именно этой картиной нет, но подходят постоянно. Вот недавно мне какой-то представитель от России сказал, что само слово «Украина» означает «украденная у России земля». Представляете? Как можно такое придумать. У этой страны (России- ред.) нет совести: половиной земного шара владеют и еще хотят. У них есть нефть, деньги, оружие, ядерное оружие. Мир должен очнуться и оценить эту опасность.

ЕСЛИ УЖ СМЕРТЬ, ТО ЗА ЧТО-ТО СТОЯЩЕЕ

- Вы сказали, что переехали во Францию, попросив политического убежища. Почему решили уехать из Грузии?

- Да, попросил тут политического убежища. Работал в грузинском журнале «Крокодил» во времена правления Эдуарда Шеварднадзе и бандитское правительство много раз критиковал. В какой-то момент стало небезопасно, и я понял, что нужно из страны уехать. Я не хотел и не хочу стать слепой жертвой. Если уж смерть, то за что-то стоящее, точно не ради журнала «Крокодил». Я понял, что, если буду в Европе, смогу больше сделать для своей Родины, чем в Грузии для местного журнала. Политическое убежище во Франции я получил в 1994 году.

Политического убежища во Франции был вынужден просить и мой брат Автандиль Леладзе. Он был известным художником, а во времена Шеварднадзе была фактически объявлена война интеллигенции. Он решил уехать, так как оставаться было очень небезопасно. В позапрошлом году мой брат умер от рака в возрасте 63 лет.

- Примите мои соболезнования...  Легко ли было адаптироваться к новой жизни, выучить язык, привыкать к новому стилю жизни, новой культуре?

- Мне помогло искусство, ведь живопись не требует слов. Если бы был поэтом или писателем, пришлось бы мне туго. Все очень быстро наладилось. Сейчас я пишу картины, делаю выставки, жизнью доволен. Мое образование - художник кино, телевиденья и театра. Я также делаю иллюстрации к произведениям французской литературы. Я благодарен французам, что они дали мне возможность заниматься моим любимым делом.

Удивительно, но заниматься искусством во Франции непросто. Многие художники, которые делают выставки, из самообразованных, не из профессиональных художников, это увлечение для них. Я один из тех немногих, кто живет за счет своего творчества. Но работы свои продавать не люблю - они как мои духовные дети, мне трудно менять их на деньги. В марте следующего года в Страсбурге будет моя большая выставка.

СКУЧАЮ ПО СКРИПУЧИМ ХАРЬКОВСКИМ ТРАМВАЯМ ВРЕМЕН СТУДЕНЧЕСТВА

- Вы назвали Украину своей второй родиной, сказали, что учились в Харькове. Расскажите об этом периоде своей жизни.

- За то, что я в искусстве, за свои знания и умения я хочу сказать большое спасибо украинцам!

Я планировал учиться в Академии художеств в Тбилиси, у меня было направление от моего журнала, но там за поступление захотели огромную по тем временам взятку - 30 тысяч рублей. Почему я безгранично люблю украинцев - они не требовали и не просили никаких денег, посмотрели на направление и взяли меня учиться, приютили, дали знания.

Что сказать, и в первый месяц, да и в первый год, с учебой у меня не ладилось. Особенно, что касалось теории, классических техник. Но преподаватели меня подбадривали, поддерживали, наставляли, но из института не выгоняли.

Я лентяем был, можно сказать, тяжело воспринимал все новое. Декан наш, Владимир Иванович Лесняк, великий человек, он всегда меня ругал, называл талантливым лентяем, стыдил. Именно украинцы показали мне, как надо любить Родину, как надо любить друзей, как принимать своих близких. Это бесценные и незабываемые годы. Я постоянно нахожусь как будто бы во сне. И не в Тбилиси, не в Кутаиси, а в Харькове.

- Какое из воспоминаний самое яркое?

- Помню после занятий в Харькове я садился в трамвай, до сих пор помню этот скрип рельсов, уличные фонари, сердце переполняла ностальгия, ощущения меланхоличные, любовь и сентиментальность. Возле Молодежного парка была церковь, там во дворе бабушки сидели. Как же они пели, какое это было зрелище!

Я ночами часто сидел в Харькове на вокзале и смотрел на людей, делал зарисовки. Я помню эти ночные трапезы на газетах, эту простую еду, которой люди тогда питались (черный хлеб, сыр, картошка). Поезда приходили и уходили, люди менялись, но тогда люди были с содержанием, с особым смыслом, с болью в глазах.

Когда приехал в Страсбург, получил документы, сразу побежал на вокзал. Ни у кого боли в глазах нет, все чисто, никто не достает еду. Внутреннюю сентиментальность, трогательность тут редко встретишь, нет тут у них боли и душевных страданий.

- Хотели бы вернуться в Харьков?

- Да, конечно. Но друзья из Харькова пишут, что эти старых трамваев уже нет, а у меня было «осложнение» именно на трамваи (смеется). Есть и в Страсбурге трамваи, но они не скрипят, они не шатаются, как в Харькове во времена моей учебы.

Помню Харьков очень хорошо, хотя обучение завершил в Тбилиси. Когда закончил третий курс в Харькове, в Грузии пришло к власти народное правительство и меня пригласили вернуться в страну и снова участвовать в издании журнала. И я вернулся. Диплом уже получал в Академии художеств Грузии.

- Откуда художник Леладзе черпает вдохновение сейчас?

- Я привез с собой во Францию большую медную кастрюлю, в ней как будто бы варятся мои воспоминания о прошлом, об учебе, о Харькове, Тбилиси, друзьях. Она мне напоминает о прошлом. Стараюсь «подбрасывать дров», «поддерживаю огонь» под этой «кастрюлей с воспоминаниями». Оттуда, из прошлого, и черпаю вдохновение.

В Страсбурге люблю гулять в старом городе ночью, здесь очень хорошая аура. Днем не так, а вот ночью очень приятная атмосфера.

На меня вообще больше влияет поэзия нежели живопись. Поэзия, классическая музыка также очень подпитывают. Французскую поэзию и литературу я очень любил с детства. Это, наверное, была моя судьба. 

Ольга Будник, Страсбург.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-