Астрид Линдгрен – больше, чем просто сказочница

Астрид Линдгрен – больше, чем просто сказочница

Блоги
1022
Ukrinform
К 110-летию со дня рождения

В Стокгольме я был лишь три дня. И каждый из них, с минуты открытия первых музеев и до закрытия последнего, ходил по ним. В основном, по серьезным солидным музеям – историческим, художественным, этнографическим…

ГЛАВНАЯ КНИГА – «БРАТЬЯ ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ»

Однако не удержался – сходил и в «Юнибакен», музей сказок Астрид Линдгрен. Правда, спецы музейного дела предупреждали, что взрослым людям, попавшим в Стокгольм без детей, туда ходить не стоит. Ведь это, строго говоря, не музей, а аттракцион. Вагончик или точнее, железная корзинка едет, а потом «взлетает» в ангаре (довольно большом), путешествуя по книгам и сказкам писательницы. Ну, как в «лабиринте страха», только лучше, потому что разнообразней. (Кстати, забавная деталь – в первом варианте экспозиции дракониха была излишне страшна, натуралистична – как для детей, поэтому ее исправили, сделали более игрушечной).

Фото из музея: жители, сбежавшиеся на пожар
Фото из музея: жители, сбежавшиеся на пожар

Я пошел и… не пожалел. Потому что – что для нас Астрид Линдгрен?.. На 80% – «Карлсон, который живет на крыше». Еще процентов на 10 – «Пеппи Длинныйчулок». И оставшиеся 10% – солянка из всего остального: «Мио, мой Мио», «Калле Блюмквист», «Эмиль из Лённеберги», «Рони, дочь разбойника», «Братья Львиное сердце» и т.д.

Фото из музея: Комната Карлсона
Фото из музея: Комната Карлсона

А в «Юнибакене» ключевая сказка – именно «Братья Львиное сердце». Она переводилась, и достаточно качественно, еще в советские времена, на русский (1981) и на украинский (1985). Но у нас эта сказка не стала популярной. Во-первых, потому что не было фильма или мультфильма, который бы мы смотрели. А во-вторых, потому что сказка эта намного сложнее и жестче «Карлсона» или «Пеппи».

Об этих двоих персонажах Линдгрен писала в 1940-1950 годы, когда она был увлечена новыми педагогическими идеями. От этого – взгляд на процесс воспитания с точки зрения ребенка, с большим, чем было раньше учетом особенностей детской психологии. Поэтому Пеппи у нее такая беспредельщица – так, в книжных фантазиях, она восполняет многочисленные запреты, налагаемые на ребенка.

Парочка «Малыш и Карлсон», появившаяся следом, сложней. Здесь происходит расщепление образа. Дети мечтают быть взрослыми. Карлсон – альтер эго Малыша, он вроде как взрослый. И этой своей взрослостью легализует проказы Малыша. Карлсон всегда появляется в тот момент, когда Малыш чувствует себя брошенным, одиноким, обиженным. И он кардинально меняет это его самоощущение.

«Братья Львиное сердце» появились позже, на пике творческой, жизненной, философской зрелости Линдгрен. Ей было 65. Сюжет этой сказки в чем-то мелодраматичен, а в чем-то жесток, как фильмы Ларса фон Триера. Есть два брата. Младший, девятилетний Карл по прозвищу Сухарик смертельно болен (и он узнаёт об этом). Старший – тринадцатилетний Юнатан, красивый, ловкий заводила, всеобщий любимец.

Но начинается пожар. Храбрец Юнатан выпрыгивает из окна с любимым братом на спине. Сам он разбивается, а брат, безнадежно больной, остается жив. Через какое-то время, Сухарик тоже умирает. И после смерти братья оказываются вместе в волшебной стране Нангияла, о которой они мечтали, когда были живы. Но в Нангияле настало «время страшных сказок». Там правит тиран, опирающийся не только на армию, но и на силу драконихи Катлы. Братья Львиное Сердце возглавляют борьбу за свободу и побеждают. Но теперь уже раненный Юкатан оказывается безнадежно болен. И тогда его земной подвиг повторяет Сухарик.

В Швеции фраза «Увидимся в Нангияле» или «До встречи в Нангияле» – известное всем устойчивое выражение…

Жизнь, смерть, честь, жертвенность, самопожертвование, свобода и ее цена. В «Братьях Львиное сердце» затронуты многие сложные вопросы, о которых не всегда решаются говорить с детьми, боясь их слишком психологически задеть, поранить. Жаль, что у нас мало знают об этой книге.

Спасибо «Юнибакену», что рассказал об этом.

Молодая Астрид с маленьким Ларсом
Молодая Астрид с маленьким Ларсом

ДОСТОИНСТВА И НЕДОСТАТКИ ШВЕДСКОГО СОЦИАЛИЗМА

Писательница прожила 94 года. Длинная счастливая, наполненная любимой работой жизнь. В ней было много чего. Прежде всего, в начале, большая боль, без которой, кажется, невозможно большое творчество. Первый раз она родила в 19 лет. Чтобы избежать слухов, уехала на роды в Копенгаген. Сына Ларса она на какое-то время была вынуждена оставить в Дании в приемной семье. Астрид очень страдала из-за разлуки с ним и смогла забрать сына только в пять лет.

Линдгрен – один из самых переводимых авторов в мире. При этом она всегда была скромна, не делала из денег культа, помогала всем, кому могла помочь. С 1941 года и до самой смерти в январе 2002-го она прожила в одной и той же стокгольмской квартире по адресу улица Далагатан, 46. Квартира большая, 140 квадратных метров. Но все же это не вилла, не дворец, не замок, не собственный остров, который писательница могла бы себе позволить. Но ей этого не хотелось – не вполне прилично в скромной социалистической Швеции.

По-настоящему социалистической. В том числе и с перегибами родного шведского социализма (эта страна известна тем, что там периодически происходят забастовки, митинги и шествия бизнесменов, требующих снижения налогов).

В 1976 году случился казус Линдгрен, когда взысканный государством налог составил 102% от ее прибылей. И хотя писательница всегда была социал-демократкой, в том году она покритиковала соцдемов. Из-за чего на парламентских выборах в том году те набрали на 2,5% меньше. Благодаря этому оппозиционные партии смогли сформировать коалицию и создать свое правительство, прервав сорокалетнюю гегемонию социал-демократов.

БУДУЩАЯ СКАЗОЧНИЦА О ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

В 2015-2016 году в российском сегменте Фейсбука стали популярны посты, в которых подробно объяснялось, что, оказывается, любимый автор Карлсона – нацистка, восхвалявшая Гитлера. Ну а совсем сумасшедшие писали, мол, прототипом человечка с мотором был… Геринг. Пропеллер – намек на его величие аса в молодости. А тучность – пародия на фигуру властителя Лювтваффе в зрелые годы. (Нужно ли говорить, как это глупо звучит по отношению к человеку социал-демократических взглядов). От чего же пошли эти слухи.

В той самой любимой квартире на Далагатан, 46 («Не могу нарадоваться нашей новой квартире!» – писала Линдгрен о ней) в корзине в шкафу хранились 18 больших тетрадей в кожаном переплете. Уже после смерти выяснилось, что это дневники, которые будущая писательница вела во время войны. И именно в этих текстах она отрабатывала свое литературное умение.

Обложка книги дневников
Обложка книги дневников

В 2015 году «Военные дневники» были изданы. Люди, страдающие левым идиотизмом, вырвали из контекста такую фразу: «Ослабленная Германия означает для нас, шведов, лишь одно: русские сядут нам на шею. А если уж на то пошло, то лучше я буду всю оставшуюся жизнь кричать "Хайль Гитлер!", чем иметь здесь, в Швеции, русских. Ничего более отвратительного я не могу себе и представить». (18.06.1940).

Но это отредактированная и обрезанная цитата. Полностью же (и в более точном литературном переводе) она звучит так: «Самое плохое, что скоро никто не осмелится желать Германии поражения, потому что русские снова начали шевелиться. В последнее время они под разными предлогами оккупировали Литву, Латвию и Эстонию. А ослабленная Германия может для нас, в Скандинавии, означать только одно: мы окажемся под русскими. И тогда, мне кажется, я лучше буду всю жизнь говорить "Хайль Гитлер", чем окажусь под русскими».

Вот оно как. Астрид рассматривала созревающую огромную войну как схватку двух одинаково отвратительных тоталитарных систем. После захвата стран Балтии она более жестко высказывалась о русских (советских). Но после нацистских действий, агрессий, репрессий, убийства евреев, она так же возмущалась и их преступлениями.

Памятник Линдгрен у музея «Юнибакен»
Памятник Линдгрен у музея «Юнибакен»

Читая книгу дневников, многие критики удивлялись тому, как точно и аргументированно пишет простая, казалось бы, домохозяйка, живущая в нейтральной Швеции, о таком сложном явлении, как большая европейская война, перерастающая в мировую. Но так говорили лишь те, кто не знали: в те годы она работала в Отделе цензуры шведской службы новостей. То есть, много и системно следила за всеми текущими новостями.

Ну а закончить юбилейное слово об Астрид Линдгрен хочется ее записью от 17 сентября 1939 года, звучащей очень современно: «Сегодня русские тоже вошли в Польшу “чтобы защитить интересы русскоязычного меньшинства”».

Черт возьми, как же узнаваемо! Сколько лет прошло, но даже обоснование агрессора, предназначенное доверчивой загранице, не меняется. Однако если вспомнить предыдущую цитату, не вся заграница так уж доверчива.

Олег Кудрин

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-