Алексей Ботвинов, украинский пианист
Как Львов стал столицей джазовой музыки, так Одесса - классической
19.11.2017 09:00 2172

Алексей Ботвинов – один из самых известных украинских пианистов в мире, игрой которого заслушивались ценители прекрасного в более чем 40 странах. Большую часть времени он выступает за рубежом, как, впрочем, очень многие наши звезды. При этом подчеркивает, что дом его – в Одессе.

На родине он организовал набирающий популярность и уже запечатлевшийся на мировой музыкальной карте фестиваль классической музыки. Смелые и неожиданные проекты закрепили за ним имидж экспериментатора. Ботвинова называют одним из лучших исполнителей произведений Рахманинова на планете. А еще он поставил мировой рекорд по числу исполнений сложнейших «Гольдберг-вариаций» Баха. Причем юбилейный 300-й концерт дал в Берлинской филармонии. Тут же с ним побеседовала корреспондент Укринформа.

РЕКОРД ПО ВАРИАЦИЯМ БАХА

- Алексей, несколько лет назад вы рассказывали о своей мечте – сыграть сольный концерт в Берлинской филармонии. И вот вы здесь.

- Для меня – знаковое событие. Каждый раз в Берлине очень интересно и престижно выступать. Это уже второй раз, если говорить о Берлинской филармонии. Первый раз был лет 7 назад, тогда был Бах, Брамс и Рахманинов.

- В этот раз снова порадовали публику Бахом.

- Да, «Гольдберг-вариациями» Баха, которые, уже 300-й раз сыграл на сцене. Такой мировой рекорд. Я их уже около 20 лет играю. И получилось неожиданно для меня, что так много раз сыграл на сцене, как, по крайней мере, никто из ныне активных пианистов.

- Выбор репертуара был за вами или организаторами концерта?

- Это было общее пожелание мое и посла Украины в ФРГ Андрея Мельника. Вообще-то 300-й раз у меня выходило играть в театре Ла Скала в Милане в конце января следующего года вместе с балетом Ла Скала. Но посол предложил: «А что, если мы сделаем в Берлине?» Я был рад этому приятному предложению и тут же конечно согласился, потому что Берлинская филармония – наверное, главный зал классической музыки в Европе по статусу. Посольство смогло все быстро организовать.

- Вы выступали в сотнях городов в десятках стран. Можете выделить залы, которые запомнились больше всего?

- Сложно говорить. Люблю разные страны, залы. Очень приятно играть, например, в Цюрихском Танхалле, в Пражской филармонии (раза 4 там играл, замечательная акустика), Лондонском Вигмархолле, (замечательный зал с историей). Берлинская филармония, конечно; я тот первый концерт хорошо помню, может от того, что первый раз играл, ощущение было особое.

Очень люблю играть дома, в Одессе, в Одесской филармонии, это моя Альма-матер, это связано с личными ощущениями.

- А часто получается бывать и выступать в родном городе? Работаете то вы в основном в Европе. 

- Больше конечно за границей, но дома – 4-5 раз в сезон играю, достаточно часто.

С Бременским хором и одесским оркестром 15 октября выступал, а 22 ноября будет концерт со скрипачом одесским, который, кстати, живет в Германии, Алексеем Семененко. Будем играть фортепиано-скрипка.

Я последние лет 5-6 стараюсь максимально, все, что получается, делать на Родине, в первую очередь, в родной Одессе.

ОДЕССА – УКРАИНСКАЯ СТОЛИЦА МУЗКЛАССИКИ

- Вы – президент фестиваля Odessa Classiks. Какое будущее вы видите для своего детища?

- Надеемся, что яркое и прекрасное! Он ежегодный, проходит в первую декаду июня. Уже прошло 3 фестиваля, 4-й будет с 1 по 10 июня 2018 года.

Начинали мы с 4 дней, потом 5-7, сейчас уже 10 дней. К нам приезжают звезды первой величины: Дэниэл Хоуп, Вадим Репин, Майкл Гуттман, Линус Рот – скрипачи, лауреаты всевозможных премий, наград, европейские звезды первой величины, первый эшелон. Немецкий пианист Себастьян Кнауэр приезжал в прошлом году и будет в следующем. Бельгийский камерный оркестр.

Мы, естественно, не только европейских звезд приглашаем. Наши украинские и коллективы, и солисты, оперные певцы, такие как Ольга Микитенко, Елена Белкина, Виталий Билый у нас уже были. Был несколько раз на фестивале ансамбль «Арт-хата» Мирославы Катарович.

Программу в прошлом году сделали New Ukrainian Soundscapes – Новый украинский звуковой ландшафт. Были представлены и композиторы, и исполнители, которые играют как раз современную украинскую музыку. Этот тренд будем продолжать. Мы поддерживаем наших исполнителей, украинских композиторов, молодежь.

- Размах у фестиваля действительно впечатляющий. Появился он лишь в 2015 году, а уже серьезно претендует стать Ukrainian Classics Fest, центральным событием в классической музыке в стране.

- Он и становится центральным в стране. По классике Одесса – музыкальная столица. В мире есть история музыкальной Одессы, классической, уникальной: это и школа Столярского, и скрипичная традиция. Во всем мире есть скрипачи, которые связаны с Одессой, через учителей или еще как-то. А великие пианисты одесские, Святослав Рихтер...

Это все – бренд. Так что очень естественным образом получается, что Одесса становится столицей классической музыки Украины. И пресса киевская нас воспринимает хорошо. В этом нет никакого противоречия, мне кажется. Так как Львов стал джазовой столицей благодаря фестивалю очень мощному, так и мы становимся классической. Надеемся, будем расширяться.

ОТ МЕНЯ ЖДУТ СУМАСШЕДШИХ ИДЕЙ

- В 2011 году на свет появился театрально-музыкальный проект «Письмовник. Элегия» – по роману Михаила Шишкина на музыку Скрябина и Рахманинова. Он стал вашим режиссерским дебютом. Вы и автором пьесы, и сценографом там выступили. Постановка не только с успехом шла на одесской сцене, но и в Цюрихе, на немецком языке, была встречена на ура. Проект развивается, он долгоиграющий?

- Это долгоиграющий проект, но сейчас несколько лет мы его не играем. Он очень трогательный, очень эмоциональный, связанный с войной, со смертью. Когда началась у нас война, я подумал, что надо его временно прекратить. Потому что люди там плакали и в мирное время, а сейчас, как мне кажется, это будет уже слишком. Но я надеюсь, когда закончится у нас война, тогда я обязательно верну этот спектакль на сцену, он очень интересный. Меня часто спрашивают: когда? Обязательно вернется.

- Вы имеете репутацию новатора в сфере классической музыки, придумывали и осуществляли уникальные проекты, в которых смело синтезировали разные формы и жанры. Какие из них вы считаете наиболее удачными и готовятся ли новые?  

- Все время какие-то идеи приходят в голову, все время что-то необычное делаем, наша команда. Но сейчас не могу сказать конкретно, какой будет следующий проект, я человек суеверный. Но, конечно, я ищу новые формы с подачей классики, этот тренд мне очень интересен.

- Как далеко можно зайти в объединении классической музыки с чем-то еще? И не закидывают ли вас шапками консерваторы?

- Вначале люди академического, так скажем, настроя относились по-разному: кто-то с интересом, а кто-то в штыки воспринимал. Но уже лет 7-8 я такие вещи делаю и уже стало лучше, видимо, ожидают от меня чего-то такого, необычного, crazy.

Вот те же «Гольдберг-вариации» я делаю с турецким перкуссионистом Бурханом Очалом. Это идея вообще как бы сумасшедшая, но очень хорошо работает.

Если взять проект «Музыка любви и 4 стихии», то это проект с видео-инсталяцией, там я фактически как режиссер фильма выступаю. Там есть замечательная музыка Эннио Морриконе, Мишеля Леграна, которая считается поп-музыкой, музыкой кино. Рядом звучали Моцарт, Чайковский. На бис был Дейв Грусин, а это чисто джазовая вещь. Все было очень адекватно. Нормально было воспринято аудиторией.

Я очень много работал с балетной классикой, театром, с видео, со словом; вполне возможно, что какие-то будут другие средства выразительности благодаря новым мультимедиа и технике, например, 3-D, голограммы. Это все на подходе. С этим будет интересно поработать.

- Какая целевая аудитория таких экспериментов музыкальных? Повышает ли это интерес молодежи к классической музыке?

- Да, конечно. С молодежью надо работать, надо пропагандировать классику, надо ее привлекать, это очень важно. Очень многие творческие идеи нацелены на это. Но интересно и традиционной аудитории, потому что это очень хорошая музыка.

УКРАИНСКАЯ ОПЕРА ВЫШЛА ИЗ КОМАТОЗА

- В одном из своих интервью несколько лет назад, после того как побывали в роли художественного руководителя Одесского театра оперы и балета на общественных началах (2009-2010 гг.), вы говорили, что украинская опера нуждается в реформах, что она находится в коматозном состоянии. Процесс оживления пошел, как вы считаете?

- Да, пошел процесс. Не могу сказать, что прямо так уж резко и совсем активно, но оживление есть.

Во-первых, много премьер происходит. Раньше этого не было, раньше премьера была вообще большой редкостью в национальных операх, сейчас все активно что-то ставят. Это хорошо. Во-вторых, происходят практически во всех наших операх какие-то эксперименты с новой сценографией, современные оперы стали появляться периодически, современны балеты.

Публика это нормально воспринимает и руководство всех театров понимает, что это надо делать. Мне кажется, еще медленно, хотелось бы быстрее, но процесс пошел. Сдвинулось с коматозного состояния.

- Может, на это государство стало больше выделять денег?

- Нет. От государства финансирование небольшое. Кто как может ищет. Обращаются к меценатам, социально активному, сознательному бизнесу. Непросто, но потихоньку что-то находят.

- А до зрелищ ли в такое время: война, доходы по большей части у населения небольшие? Люди ходят, по вашим наблюдениям, в оперу, на балет?

- Да, на самом деле, очень хорошо. Вы знаете, все лучше и лучше ходят с каждым годом, если помониторить ситуацию, во всяком случае, в Одессе, Киеве, Львове. Люди ищут помощи в великой классике. Причем, молодежь стала ходить значительно лучше, чем раньше.

- Доводилось ли вам выступать там, где сегодня горячо, в прифронтовой зоне?

- В прифронтовой не выступал. Но мы постоянно приглашаем людей из АТО на концерты в Одессе. Самому туда поехать... Я пока об этом не думал.

- А в России сейчас выступаете?

- Нет. Как только все это началось, перестал. Не могу. Вначале звали, а потом перестали. Были предложения, связанные с тем, что я должен был что-то такое сказать, что для меня совершенно неприемлемо. Мне сложно для себя представить выступления, пока стреляют.

ИСКУССТВО – СИЛЬНЕЙШИЙ РЫЧАГ ПОЛИТИКИ И ДИПЛОМАТИИ

- В 2014 году вы поддержали Петра Порошенко в его предвыборной кампании. Изменились ли ваши настроения, и продолжаете ли вы сейчас, спустя 3 с половиной года, какую-либо политическую активность?

- Практически в отношении любого политика, который что-то делает, со временем у людей наступает разочарование. Одна и та же история во всех странах. Но если я прокручиваю назад, то безусловно, да, на тот момент это была самая лучшая кандидатура. И я бы точно так же поступил, если бы попал опять обратно в ту ситуацию. 

А почему включился тогда? Потому что было действительно тяжело, и действительно вопрос был экзистенциональный: будет существовать Украина или нет. И надо было выбирать президента, причем в первом туре, потому что шла война. И я абсолютно не сожалею о том, что тогда выступал.

- Некоторые наши известные эстрадные артисты попробовали себя в политике. Есть ли среди ваших коллег такие прецеденты? Вы лично считаете правильным идти артисту в политику? Приобретает ли что-то от этого политика, и не теряет ли при этом сам артист?

- Это очень сложный вопрос. Любой артист, который идет в большую политику, всегда от этого теряет, на мой взгляд. Я чуть-чуть принимал участие в политике, потому что мне казалось, что это необходимо. Просто это было по велению сердца. Большего, мне кажется, можно добиться на своем месте. Искусство – это огромный рычаг, в том числе и политики, дипломатии. Может быть, наше правительство это пока еще не очень хорошо понимает.

На самом деле, это очень важно, и этим тоже можно добиться очень многого. С помощью проектов, связанных с Odessa Classics, хотя бы. У нас был проект, например, «Музыкальное партнерство Бремен-Одесса», он приносит очень большие результаты. Помню, когда я впервые два с половиной года назад приехал в Бремен пообщаться с хором, люди задавали много вопросов. Но они вообще не понимали, что у нас происходит, и половина была настроена, мягко говоря, скептически. А сейчас 95% хора абсолютно проукраински настроены, это наши друзья, они понимают и рассказывают другим. И это всего после 4 концертов.

Меня всегда везде расспрашивают. В Швейцарии, например, я на многих концертах играл украинскую музыку. И всегда после этого было общение с людьми, вопросы-ответы. Общение между людьми, общение посредством искусства очень много пользы может принести нашей стране. Традиционно люди доверяют артистам больше, чем политикам. Поэтому это уже неформальная деятельность народной дипломатии, очень важная, я считаю.

УКРАИНА – ЭТО НЕ ТОЛЬКО ФОЛЬКЛОР

- Произведения каких современных украинских композиторов вы исполняете, кого бы могли выделить?

- Валентин Сильвестров, Алемдар Караманов, крымский татарин, украинский композитор, он уже ушел от нас, совершенно гениальный был автор, хотя малоизвестен даже у нас, а тут совершенно неизвестен. Я и в Берлине сейчас сыграл его небольшое произведение.

Ян Фрейдлин, одессит, уехавший в Израиль, но все равно он украинский композитор. Я очень люблю его замечательную музыку, она такая медитативная, красивая, спокойная, благостная, позитивная.

Я, кстати, наблюдаю, что много появилось молодых актуальных авторов, которые только начинают, но уже очень интересны и развиваются в европейском тренде. Уверен, через пару лет они станут известными. У нас есть композиторская школа, которая хорошо развивается.

Нужно и важно популяризировать современную украинскую музыку. Раньше сюда приезжали в основном фольклорные коллективы, и сложилось впечатление, что у нас только фольклор, и нет ничего адекватного европейского. Такое восприятие нужно поменять и показывать, что у нас есть вещи в актуальном музыкальном процессе.

И идея фестиваля, опять же, чтобы Odessa Classics стал частью европейской фестивальной карты. И она уже становится. Происходит обмен между фестивалями, нас уже узнали. Это важно, потому что фестивальное движение – очень мощный тренд сейчас в мире.

- Чего бы вы в завершении пожелали своим соотечественникам?

- Не терять надежды и самим что-то делать. Потому что надеяться на правительство и руководителя какого-то – это хорошо, но надо что-то делать вокруг себя. И если каждый что-то чуть-чуть сделает, страна очень быстро и стремительно изменится. Сам, своими руками, каждый на своем месте, чтобы  страна стала лучше и жизнь стала лучше.

Последние год-полтора многие представители молодого поколения начали это понимать. Я по Одессе это вижу – хорошее, очень правильное движение становления гражданского общества.

Ольга Танасийчук, Берлин.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>