Квоты vs хиты: что не так с украинской песней?

Квоты vs хиты: что не так с украинской песней?

1246
Укринформ
Введя квоты на песни на украинском языке, наше государство пошло по европейскому пути, утверждают эксперты

В Украине уже больше года действует закон, который предусматривает 25-процентную квоту на песни на украинском языке в радиоэфире (только в течение первого года, во втором будет 30 процентов, после третьего – 35). В целом, радиостанции смогли перевыполнить требование первого года на 13%, хотя некоторых таки штрафовали за нарушения. В то же время, вызрела другая проблема – качество песен пока что проигрывает их количеству, а индустрия в целом нуждается в дополнительных стимулах. Почему так произошло, и способствуют ли квоты развитию музыкальной отрасли, Укринформ поинтересовался у экспертов, представителей радио-бизнеса, авторов песен и продюсеров.

КАЖДАЯ ТРЕТЬЯ ПЕСНЯ – НА УКРАИНСКОМ ЯЗЫКЕ

Как же изменилась судьба украинской песни за последние 12 месяцев? Если коротко, то сейчас она чувствует себя в эфире более уверенно. В годовом отчете о выполнении квот глава Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания Юрий Артеменко обратил внимание на то, что сейчас украинскими песнями уже не закрывают ночные эфиры, как это было в 2015 году, а крутят их в прайм-тайме.

Юрій Артеменко
Юрий Артеменко
Что касается цифр: если в том же 2015-м композициям на государственном языке на общенациональных радиостанциях отводились скромные 18%, то сейчас имеем 38%.

«Сейчас каждая третья песня в эфире такова, что исполняется на государственном языке», – отмечает Артеменко.

Нацсовет, собственно, и является тем самым злым полицейским, который раздает радиостанциям "на орехи", то есть штрафы. Председатель Нацсовета объясняет, что принципиальным является даже 0,1% недовыполнения квот. Так, за первый год их действия были оштрафованы 17 радиостанций на более чем миллион гривен. Наибольшей цена вопроса была для «Радио-Эра FM» – 317 тыс. грн.

Сергій Костинський
Сергей Костинский
В конце концов, метод кнута оказался действенным. Более того, член Нацсовета Сергей Костинский объясняет, что процент украинских песен в эфире возрос именно тогда, когда радиостанции начали штрафовать.

«Штраф применялся, даже если в эфире не хватило буквально одной украиноязычной песни. То есть те, кто пытался держать лимит в 25%, хочешь-не-хочешь, а не могли быть застрахованы от технических ошибок. Стало понятным, что надо иметь запас украиноязычных песен. К тому же, начали активно появляться новые музыкальные бренды и новые украинские песни. Выяснилось, что редакторы раньше в упор не замечали новых исполнителей. Теперь шоры приоткрылись – и все услышали новые украинские песни», – говорит Костинский.

Контролируя выполнение языковых квот, Нацсовет осуществляет мониторинг 16 общенациональных и 182 местных и региональных радиостанций. Они должны быть готовы круглосуточно, а также следить за своим контентом во временных промежутках с 07:00 до 14:00 и с 15:00 до 22:00. При этом в Нацсовете объясняют, что «измеряя» радиоэфир на предмет соблюдения квот, учитывают не только количество песен, но и их продолжительность. Такой подход позволяет предотвратить манипуляции, при которых украинскую песню могут, например, прервать рекламой.

КВОТЫ – ВЫДУМКА УКРАИНСКОЙ «ХУНТЫ»?

На таких радиохитростях акцентирует внимание и активист общественного движения «Видсич», член Координационного совета по вопросам применения украинского языка во всех сферах общественной жизни Украины при Минкультуры Сергей Оснач.

Сергій Оснач
Сергей Оснач
«Некоторые радиостанции намеренно много раз подряд крутят одни и те же раскрученные песни одних и тех же раскрученных украинских исполнителей, обрезают украинские песни, пытаясь выполнять квоту по количеству песен, а не по продолжительности», – говорит он.

Оснач был одним из поборников введения языковых квот на радио. В частности, как отмечают в Нацсовете, представители «Видсичи» приобщались как к созданию законопроекта, так и отслеживали каждый этап его прохождения через парламентский комитет по вопросам свободы слова и информационной деятельности.

«Некоторые считают, что квоты – это выдумка украинской «хунты». Но на самом деле это распространенный в мире механизм поддержки своего языка и культуры, своих исполнителей и своей звукозаписывающей индустрии. Например, квоты для песен на государственном языке есть во Франции (35%), Португалии (25% – 60%), Польше (33%). Введя квоты, Украина пошла по европейскому пути», – объясняет Оснач.

Эксперт также вспоминает, как еще на этапе обсуждения языковых квот представители индустрии доказывали, будто бы украинская музыка некачественная и убьет радио-бизнес.

«Складывалось впечатление, что эти «суперпрофессионалы», живя годами в Украине и управляя радиостанциями, старательно избегали любых контактов с украинской песней. Даже когда мы составили для них список из тысяч современных украинских песен разных жанров, они продолжали стоять на своем. А оказывается, украинские песни есть, и их хватит не только чтобы заполнить квоту на радиостанциях разных жанров, но и чтобы заполнить эфир исключительно украиноязычными песнями», – подчеркивает Оснач.

Роман Давидов
Роман Давыдов
Собственно, такую возможность подтверждает полностью украиноязычная радиостанция «Країна ФМ». Ее программный директор Роман Давыдов говорит, что для музыкантов квоты сработали просто как манна небесная.

«Раньше украиноязычная песня априори воспринималась как нечто традиционное, не совсем модное. На половине станций ее не очень охотно брали. Сейчас первый момент, на который обращается внимание, – это на каком языке песня. Если на украинском, то пусть она даже не будет супер-пупер хитом, но нормально сделана и не портит эфир, ее сразу берут», – объясняет Давыдов.

Роман Андрейко / Фото: http://kievvlast.com.ua
Роман Андрейко / Фото: http://kievvlast.com.ua

О более легком пути попадания молодых украиноязычных исполнителей в ротацию говорит и генеральный директор ООО «ТРК «Люкс» Роман Андрейко.

«Сейчас решается сразу две задачи: отбор песен для эфира и выполнение языковой квоты. Из опыта общения с продюсерами и исполнителями скажу, что появилось большое количество тех украиноязычных песен, которые при других условиях написаны бы не были. К тому же, введение языковых квот добавило работы продюсерам, исполнителям и студиям звукозаписи, то есть украинская индустрия шоу-бизнеса обрела второе дыхание. Поэтому опасения, которые высказывали представители некоторых радиохолдингов, что якобы снизится качество эфира и мы потеряем слушателя, абсолютно не оправдались. Наоборот – эфир стал еще прикольнее», – уточняет Андрейко.

При этом он убежден, что результаты от введения языковых квот на радио стоит отслеживать не ранее чем через два-три года.

А ЗВЕЗДЫ С ХИТАМИ ГДЕ?

Это мнение разделяет генеральный продюсер Secret Service Entertainment Agency Михаил Ясинский, который сотрудничает, в частности, с Олей Поляковой, Максом Барских, Олегом Винником и певицей Tayanna. По его словам, в Украине остается острой потребность не просто в украиноязычных песнях, а в хитах, которые бы исполняли звезды:

Михайло Ясинський / Фото надане прес-службою Secret Service Entertainment Agency
Михаил Ясинский / Фото предоставлено пресс-службой Secret Service Entertainment Agency

«Нехитовую песню не будут слушать ни на украинском, ни на русском, ни на английском языке. Также очень сложно удержать слушателя, если хит споет неизвестный артист. Поэтому квоты – не главная задача украинского шоу-бизнеса. И если через годы результаты будут не лучшими, то причину надо искать не в квотах».

Одним из положительных достижений квотирования радиоэфира Ясинский называет то, что много новой музыки нашло свою аудиторию.

«Вне радиоэфира, где целевые аудитории более четко определены, где нет борьбы за внимание народных масс и рейтинги, позиции украинских артистов значительно окрепли», – говорит Ясинский.

При этом продюсер акцентирует внимание и на том, что отсутствие российских гастролеров существенно улучшило концертную жизнь украинских артистов.

Вполне посильной 25-процентная языковая квота оказалась и для крымскотатарского вещания – радио «Хаят». В их эфире выходит 85% программ на украинском языке.

Гаяна Юксель
Гаяна Юксель

«Вообще, с украиноязычным контентом проще, потому что многие исполнители выдают свой продукт на государственном языке. К тому же, у нас достаточное количество украиноязычных спикеров. Но наша проблема в другом – мало специалистов, которые владеют крымскотатарским языком, то есть вообще мало тех, кто знает крымскотатарский язык, а тем более, мало тех, кто готов вести радиопередачи», – говорит директор информагентства «Крымские новости» и радио «Хаят», член Меджлиса крымскотатарского народа Гаяна Юксель.

НИШЕВЫМ РАДИОСТАНЦИЯМ – МЕНЬШУЮ «ПРОЦЕНТОВКУ»

Однако новые правила игры оказались удобными не для всех. В частности, настоящим испытанием квоты стали для нишевых радиостанций. И если уж задуматься и взвесить, то песни «Океана Эльзы», мягко говоря, не очень подходят радиостанции KISS FM. Разве что кто-то из диджеев сделает ремикс, но ведь это не решение проблемы. Поэтому председатель правления радиогруппы «ТАВР Медиа» Игорь Чернышов и настаивает на уменьшении квоты для узкоспециализированных вещателей.

Ігор Чернишов / Фото надане прес-службою «ТАВР Медіа»
Игорь Чернышов / Фото предоставлено пресс-службой «ТАВР Медиа»

«Джазовые или рок-форматы, те же Relax или KISS FM, звучали бы гораздо естественнее и интереснее, если бы квоты были поменьше для этих станций. Это же очевидно, что для массового формата есть больше музыкального материала, чем для нишевого. Поэтому программные директоры вынуждены или чаще повторять украинские хиты, которые и так были в эфире, или ставить те песни, которые не совсем подходят этим радиостанциям», – объясняет Чернышов.

Катерина М’ясникова
Екатерина Мясникова

Его позицию разделяет исполнительный директор Независимой ассоциации телерадиовещателей и председатель организации «Радиокомитета» Екатерина Мясникова.

«Если ситуация не улучшится в ближайший год-два, эти вызовы должны стать предметом дискуссий относительно уменьшения квоты на нишевых станциях», – убеждена Мясникова.

Вместе с тем, она считает, что мониторинги Нацсовета ставят под угрозу создание авторских передач о мировых звездах.

«Установление жестких временных промежутков значительно затрудняло программирование, а порой и делало невозможным создание, например, авторских программ и спецпроектов об известных фигурах мировой музыки», – говорит директор Независимой ассоциации телерадиовещателей.

К тому же, по ее мнению, государству следует выработать другие способы поддержки украинской музыки, чем квоты. Прежде всего, Мясникова акцентирует на необходимости облегчить доступ исполнителям к концертным площадкам, уменьшить или освободить их от налогообложения билетных сборов, а также проводить конкурсы и фестивали, направленные на поиск новых артистов.

«Квоты ввели, но все оказалось не так радужно. Государство больше не сделало ничего для того, чтобы помочь национальному музыкальному рынку развиваться. Не введено никаких стимулирующих средств ни в налогообложении, ни в системе коллективного управления правами. Что же касается музыкальной индустрии, то там реформа не завершена. Кроме ограничений, необходимо еще и стимулирование. Например, в странах ЕС есть студии, на которых молодые музыканты могут бесплатно или за какую-то минимальную стоимость записывать свои произведения. Такие студии существуют за счет государства», – говорит эксперт.

ТЕКСТ ПЕСНИ БУДТО НАПИСАН ПЯТИКЛАССНИКОМ....

В конце концов, даже при высокой квоте в 35%, на которую Украина выйдет за два года, останется 65% иноязычной музыки. Так уж сложилось, и мы от этого пока никуда не денемся, что многие наши артисты поют на русском языке. И пока что они не торопятся работать по-новому. Как быть с ними? Игнорировать не удается, а перекрывать им доступ к ротации – сомнительный выход из ситуации. Несмотря на это, продюсер победительницы «Евровидения-2016» Джамалы Игорь Тарнопольский предлагает поддерживать украинский контент не по языковому принципу, а поддерживать, прежде всего, национальных производителей.

Ігор Тарнопольський
Игорь Тарнопольский

«Украинский шоу-бизнес в поп-сегменте генерирует очень креативные проекты, и я не вижу смысла их обделять эфиром. Убежден, что рынок должен быть сформирован в условиях свободной конкуренции. Если уж говорить о протекционизме, то не в языковом контексте, а в государственном. Скажем, MONATIK и «Время и стекло» создают лучшую поп-музыку на сегодняшний день, которая в условиях давления квот на русскоязычный контент все равно занимает свое место в эфире, поглощая, например, западную поп-музыку», – объясняет Тарнопольский.

Правда, решение упомянутых выше проблем, все же, – более отдаленная перспектива. Если сузить угол, то стоит сначала отметить качество песен. Квоты заставили измениться не только музыкальных редакторов, но и исполнителей и авторов, которые начали продуцировать все больше украиноязычных композиций. И тут на поверхности оказалась проблема качественной составляющей. Да, музыкантом можно и не быть, но банальный, а местами и примитивный текст у песни распознать довольно легко.

«Мы научились делать музыку, вокал подтянули, да и продакш-студии у нас всегда были хорошие (вся Москва сюда ездила «сводиться»), а вот с украиноязычными авторами текстов – беда. У нас не было традиции как таковой, использовались совсем банальные, штампованные рифмы. Поэтому мы часто сталкиваемся с тем, что на уровне текста песня как будто написана пятиклассником», – делится наблюдениями программный директор «Країна ФМ» Роман Давыдов.

Также он обращает внимание и на то, что треки становятся слишком похожими один на один, ведь музыканты обращаются преимущественно к одним и тем же саунд-продюсерам.

С другой стороны, такие себе «штамповки» песен губительными не считает гендиректор холдинга «Люкс» Роман Андрейко:

«От того, что музыканты делают и аранжируют больше песен, качество только растет. Здесь нет обратно-пропорциональной зависимости. Люди набивают руку, то есть – чем больше, тем лучше».

СПРОС НА УКРАИНСКУЮ ПЕСНЮ РАСТЕТ

Тем не менее, очевидно, что спрос на украиноязычные песни будет расти и дальше – такое уже требование времени. Но не все авторы согласны ставить на потом их написание. Такой позиции придерживается, в частности, композитор Влад Дарвин, известный своим сотрудничеством с Натальей Могилевской, Виталием Козловским, Тиной Кароль и певицей Alyosha.

Роман Давидов
Влад Дарвин

«Как автор, вообще не реагирую на квоты. Спрос на украиноязычные песни действительно увеличился. Но когда я чувствую, что артист просит песню на украинском из стратегических соображений, то любое желание подобного сотрудничества исчезает. Украинский язык не терпит фальши. Все, что искусственно создано или переведено на украинский язык, звучит неуклюже и неубедительно», – объясняет Дарвин.

Андрій Підлужний
Андрей Подлужный

В том, что квоты никоим образом не влияют на создание музыки, убежден и лидер группы «Ничлава» Андрей Пидлужный. Но в то же время он говорит, что на радио ежесуточно должно звучать не менее 80% песен на государственном языке.

«Соотношение должно быть если не 90% национального продукта на 10% иноязычного, то хотя бы 80/20. Вообще, такое регулирование никоим образом не влияет на создание украинской музыки. Она формировалась и выживала на протяжении веков, по сути, в подполье, и несмотря на унижение вырвалась в качественное и современное звучание», – отмечает Пидлужный.

«Спи собі сама», «Мовчати», «Ніжно», «Не дощ», «Шукай мене» – это те песни, которые каждый из нас слышал, и не раз. Все они принадлежат авторству Пидлужного. Да и ни одно украинское вокальное талант-шоу – чего же там! – не обходятся сегодня без каверов на созданные им хиты.

* * *

Как видим, challenge, брошенный законодателем, индустрия не просто приняла «для вида», но и нашла себя в новых правилах игры. И, очевидно, удачно нашла, если уже все отечественные радиостанции, по данным Нацсовета, сумели дать +13% в общую «квотную» казну.

Но что кроется за этими показателями? Какое качество того нового, что звучит из радиоприемников? Порой, когда еду в общественном транспорте, слушаю фрагменты эфиров разных станций. Услышанное в основном не впечатляет. Прежде всего, я согласен с Романом Давыдовым («Країна ФМ») относительно неинтересных текстов песен. Когда уже такое положение, то можно хотя бы положить на музыку поэзию кого-то из классиков. Того же Шевченко еще не полностью «заездили». Но то ли авторы боятся ответственности, то ли просто считают, что «пипл схавает» и то, что есть...

Так или иначе, но наши исполнители действительно создают сейчас больше песен на украинском. И не просто для общего наполнения альбома, а выпускают их отдельным синглами или вообще EP-подборками. Например, в ноябре финалистка Нацотбора Евровидение-2017 певица Tayanna (она же Татьяна Решетняк) издала мини-альбом из семи авторских украиноязычных композиций. Хотя раньше только единицы из топовых артистов могли себе это позволить, потому что риск стать «неформатом» был высоким.

Поэтому справедливым остается мнение гендиректора ТРК «Люкс» Романа Андрейко, который ставит под сомнение появление такого количества украинских песен при других, «доквотных», условиях. Но в то же время прав и продюсер Михаил Ясинский – относительно отсутствия хитов и звезд. К сожалению, за последнее десятилетие (что уж говорить про один год) в Украине не появилось новой Ирины Билык, чьи «Одинокая», «Ти мій» і «А я пливу…» не теряют актуальности на протяжении вот уже 20 лет. Нет пока и новых «океанов эльзы», способных выдавать альбомы, которые становятся платиновыми за считанные часы продажи, и с легкостью собирать стадионы.

Да, благодаря различным талант-шоу мы фактически каждый год узнаем о талантливых исполнителях, мощных вокалистах, но почему-то им так и не удается стать звездами. Независимо даже от того, на каком языке они поют. Почему так? Возможно, в Украине еще не родился менеджер-продюсер нового поколения, который бы сумел учесть все факторы и заставить даже квоты работать на себя... А, может, мы действительно стоим сейчас на пороге значительных изменений в музыкальной индустрии и радиоиндустрии. В конце концов, время покажет. По крайней мере, у нас еще есть года два – до того момента, как квота на радио достигнет 35%...

Александр Трохимчук, Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-