Виктория Гресь, дизайнер - 03.02.2018 13:00 — Новости Укринформ
Виктория Гресь, дизайнер
Вдохновение, как и любовь, остается тайной, которую еще не разложили на молекулы
03.02.2018 13:00 7316

Бренд Victoria Gres имеет двадцатипятилетнюю историю и признание не только в Украине, но и в мире. О том, легко ли вести модный бизнес, что вдохновляет, а что мешает творить, и что носить этим летом – мы поговорили с его основательницей. 

- Виктория, свой первый бутик в Киеве вы открыли в 1998 году. С высоты своего опыта в фешн-индустрии скажите, просто ли вести модный бизнес в нашей стране?

- Мне кажется, что это даже сложнее, чем люди себе могут представить.

- О каких именно трудностях идет речь?

- Cамая большая проблема – это экономическая ситуация в Украине. Хотим мы этого, или нет, но мы работаем в нашем экономическом пространстве. Нужно быть реалистами: украинской текстильной промышленности на сегодняшний день практически не существует. Во всяком случае, основное количество отечественных производств, которые производили текстиль и готовую продукцию, в двухтысячных годах были закрыты по причине того, что эти предприятия не вписывались в реалии экономики страны. Основная причина – огромные потоки контрабанды из Китая и других стран в Украину. Немногие предприятия сохранились и работают с того времени. Заново создавать производство легкой промышленности намного сложнее и дороже, нежели модернизировать существующие.

К примеру, «Ровенский льнокомбинат» модернизировали и даже что-то производят, но вы же понимаете – этот уровень текстиля не востребован в фешн-индустрии, с ним не готовы работать дизайнеры и не готовы принять потребители.

Успешная фешн-индустрия возможна в стране, где культивируется развитая текстильная промышленность. У нас очень хороший творческий дизайнерский потенциал, даже на мировом уровне, а с производствами большой вопрос.

Индустрия подразумевает производителя, потребителя и маркетинг. Все до последней нитки и иголки импортируется в Украину.

- Вы опередили мой следующий вопрос. Какие ткани предпочитаете, чьего производства? Я так понимаю, не украинские... 

- Покажете мне ткани украинского производства? Я их не вижу. У нас нет украинских тканей нормального качества. Есть Италия, Испания, Португалия, Китай, Корея, Турция и Индия. Мне думается, что наше правительство не заинтересовано в развитии текстильной промышленности в стране. Если Турция сделала рывок в легкой промышленности, то она сделала его при благоприятных условиях, созданных государством. Ввела специальные условия для всех, кто был занят в текстильной промышленности и за 30 лет произошел серьёзный рывок. И нет никакого чуда, есть законодательная база и политическая воля.

Фешн-индустрия подразумевает огромные усилия и колоссальные затраты, а дизайнер – это вершина той большой конструкции, которую все видят. Она красивая, презентабельная, но она не может существовать без фундамента.

- Уж вы бы знали, если бы он был.

- Я бы была очень рада. Вот попробуйте найти портных, конструкторов и вообще специалистов легкой промышленности. Это проблема! Специальные учебные заведения, которые давали в отрасль трудовые резервы и кадры, практически все закрыты, а швейные машины, соответственно, не могут работать без специалистов. Вся ценность дизайнера в профессиональных знаниях, таланте художника и опыте. Поэтому никто не отменял хорошее образование. Вообще, все профессии откуда-то берутся, где-то им нужно обучаться. И это не только в швейке, это во всех отраслях.

- У вас большая сеть магазинов?

- Нет, мы закрыли сеть магазинов в 2008-2009 годах.

- Хорошо, а как тогда вы коммуницируете со своими покупателями. Как простой женщине заполучить наряд от Виктории Гресь?

- К сожалению, простой женщине наряд от Victoria Gres не нужен. Потребителей дизайнерской одежды не больше 1%. Я понимаю, что глубоко копаю, но без этого не смогу дать вам правильный ответ. Нельзя взять и выбросить пласт нашей культуры за последние 100 лет, включая советский период. Мы все смотрим фильмы и легко распознаем различные периоды, поскольку все сразу узнаваемо – были понятные силуэты и пропорции. Ведь раньше мода была достаточно тоталитарна, все выглядели приблизительно одинаково. В силу закрытости нашей страны и дефицита, фарцовщики чувствовали себя превосходно, им не нужно было ломать голову ассортиментным рядом и маркетингом никто не заморачивался. Все недоступное было желанным. Вспомните, все шили дома на кухне. Ментально передалось и засело в головах простых потребителей, что дизайнеры должны быть по карману простому потребителю. Это был общий посыл, который подавали журналисты с средины 90-х, и все стали настойчиво ждать, когда же украинские дизайнеры будут доступны им. Я, в свою очередь, считаю, что никогда. Дизайнерская одежда не нужна среднему классу. Например, во Франции и в голову не придет кому-то из среднего класса идти за костюмом в Chanel. Это просто невозможно по ряду обстоятельств. Есть устоявшиеся правила и они не плохие и не хорошие, они просто есть.

- То есть, для средней прослойки существует такое явление, как масс-маркет?

- Во-первых, дизайнеры бывают разные. Так уж сложилось исторически, что я работаю в сегменте лакшери. Я умею создавать одежду высокого класса, а кому-то удается делать масс-маркет – это тоже не просто. У меня, например, с масс-маркетом не складывается.

Правильный масс-маркет – это коллективный труд и сложно создавать коллекции персонализировано одному дизайнеру, так как нужно учитывать вкусы огромного количества людей, которые его потребляют. Скорее, это работа команды маркетологов.

Я убеждена, что моя работа, как дизайнера, нужна только тем людям, у которых есть внутренняя необходимость и эстетическое мировоззрение. Такие вот нюансы, которые нужно четко понимать и знать потребителю.

На мои изделия затрачивается большое количество усилий, времени, дорогой ткани и все это умножается на многолетний опыт специалистов – они не могут стоить дешево. Честно говоря, я и не стремлюсь работать в сегменте масс-маркета. Я убеждена, что не бюджет изделия влияет на внешний вид человека, а маркетинг. Опять-таки, сейчас есть тренд «фаст фешн» – много, дешево и быстро. Маркетологи воспитывают беспорядочное потребление и это уже можно классифицировать как болезнь. Я придерживаюсь другой позиции – качественное, дорогое и надолго. Случается, что клиенты через 10-15 лет приносят мои платья и говорят, что не могут с ними расстаться, просят провести восстановительные работы, а я с удовольствием это делаю.

- Вы заговорили о возрасте потребителя, так какой средний возраст вашей клиентки?

- Наверное, после 30-ти лет.

- После 30-ти и до?

- На самом деле, есть клиенты разного возраста.

- А есть у вас такие, которые не пропускают ни одного показа, прямо модницы-модницы?

- Конечно есть, но скорее они уже не модницы, у них это стало образом жизни. Мне думается, что слово «модница» вообще потеряло свое изначальное смысловое значение. Чем дольше в этой профессии, тем меньше ты можешь ответить на вопрос, что есть модно. Я модно одета?

- Шикарно одеты.

- Вот видите, это другое слово. То есть, мода на сегодняшний день расслоилась, сейчас каждая прослойка потребителя живет в своей моде. Поэтому на сегодняшний день, модник или модница выбирает свою нишу и в ней существует. Напротив моей мастерской находится три айтишных компании и у них вообще свой мир и своя мода. Для них главное удобство: свитер и джинсы. Можно ли назвать это модой? Не знаю. Я считаю, что это образ жизни, который влияет на стиль.

Поэтому сейчас нет глобальной, тотальной моды, но есть ниши и человек выбирает сам. Вот, к примеру, человек одевается в классическом стиле или в клошар (с французкого «нищий, бродяга»), или с акцентом на фольк… и это все бывает очень красиво, очень вкусно, очень самобытно. Есть вообще маргиналы, которые никого не признают и есть городские сумасшедшие. Если мы будем разбирать все направления и веянья, то это будет темой для отдельного разговора.  

Именно поэтому на вопрос, что сейчас модно, я теряюсь с ответом. Я считаю, когда с ног до головы в Louis Vuitton или в Victoria Gres – это не модно, а скорее дурной тон, как у нас, у дизайнеров, говорят.

- Скажите, а кто из молодых украинских дизайнеров вам нравится?

- Я практически никого не знаю. Иногда обращаю внимание на коллекции и вижу, что дизайнер в поиске своей ниши.

- Есть ли у вас икона стиля?

- Вы знаете, наверное, нет. Мне могут визуально нравиться разные люди. На тонком уровне могу определить – мой типаж или нет. Конечно, есть те, кого бы я с удовольствием одела – Фанни Ардан или Уму Турман. Почему бы и нет и они мне понятны. А, например, Земфиру точно не смогла бы – это не моя эстетика жизни. Для себя важно определить, ты чувствуешь человека или нет, вот и все. Все остальное – это уже профессиональные навыки.

Я отношусь к масс-маркету как пробе пера и бесконечным экспериментам с образами. Что бы кто не говорил о таких брендах, как ZARA или MANGO, именно они помогают потребителю сформировать свой стиль. В дальнейшем люди ищут и выбирают более качественные бренды.

- К корням. Вы из творческой семьи? Пошли по стопам кого-то из родных, или это было ваше желание? Когда вы пришли в профессию?

- Я всегда знала, что ничем другим заниматься не буду. Я не из творческой семьи, я из семьи военных. В то время не было понятия дизайнер, было слово художник-модельер, были художественные салоны, где художники могли продавать какие-то платья, этнику. Но к моде, в нормальном понимании, это не имело никакого отношения. Я шила для друзей, мамы и для себя. У меня всегда было очень много заказчиков. Опять-таки, мы возвращаемся к тому, что в стране был тотальный дефицит – вот и ответ на все вопросы. А шью я с 10 лет. Сколько себя помню, я резала, шила, красила и рисовала. То есть, я – абсолютно материальный человек, профессию познавала изнутри. Во время учебы в текстильной академии мне правильно структурировали знания, поскольку есть вещи, которые ты делаешь интуитивно, а есть вещи, которые неплохо бы и знать, это никогда никому не мешало. Я даже не представляю, что могла бы заниматься чем-то другим. Последние 10 лет я активно занимаюсь интерьером и декором, мне это очень нравится. Это другая профессия, но она очень созвучна, близка. Как раз тут мне очень помогает мой наработанный в цвете и форме опыт художника и именно поэтому я неплохо чувствую себя в декораторском мире.

- В вашем кабинете стоят великолепные кресла, это ваша работа, как декоратора?

- Нет, я только реставрировала их. Хороший подлинный предмет быта, которому 200 лет, и в этом случае у меня не поднимется рука на декораторство. Я купила эти кресла в 1993 году и не расстаюсь с ними.

- А где вы их купили?

- В Ужгороде, это была какая-то старая венгерская мастерская. Кстати, кресло, на котором вы сидите, тоже подлинное, того же периода. Оно мне досталось вообще в виде разбитого каркаса, поэтому сам Бог велел его восстановить. Старые вещи, все-таки, очень эргономичные. Раньше люди делали все для удобства, для эстетики и мебель производилась на века. Я сейчас говорю про качество и про то, что есть масса современных брендов, которые делают достойную мебель, но она никогда не будет стоить дешево. Все, что сделано качественно – дело рук человека. Нет таких машин, куда бы заложил ткань, а с другой стороны достал платье или заложил доску, а получился стул.

На фоне масс-маркета и глобализации жизни, многие люди приходят к пониманию, что они хотят жить в своем индивидуальном пространстве, в хорошем смысле слова, для себя, и чтобы их жизнь была персонифицирована - это моё мышление, это мой дом, это моя жизнь. Мы приходим в мир, чтобы прожить свою жизнь.

- Это чудесно, что вы помогаете обрести индивидуальность.

- Не знаю, помогаю ли я. Может быть я обременяю, наталкиваю на какие-то мысли, которых слишком много, и которые бывают вредны...

- Что Виктория Гресь предлагает нам на весну-лето 2018?

- Платья! Я пришла к выводу, что никто не отменял лето и цветочные платья из шелка и вискозы. Как бы мне не рассказывали про гигроскопичные полиамиды, которые просто прекрасны, у меня не получается с ними работать. Я буду ортодоксом – буду шить из батиста, хлопка, вискозы и шелка. В коллекции будут наши любимые многослойные платья, которые одеваются на тончайшую комбинацию и ее тоже можно носить, как платье. Также, по-прежнему актуальны городские пижамные костюмы.

Мне кажется, на сегодняшний день главный тренд – это удобство. Мы ничего не можем с этим поделать, человечество уже никогда массово не наденет корсеты. Женщины элегантного возраста не хотят надевать на целый день неудобную обувь. Все хотят ходить в кедах и кроссовках, и все хотят удобства – это главный посыл нашего времени.

А лето для меня это, скорее, городская жизнь. Это моя ниша. Мне это понятно и у меня получается сделать так, чтобы в моих платьях женщине было комфортно утром, днем и вечером. Опять-таки, в зависимости от образа жизни. У меня офисных и банковских работников нет, но у меня есть отдельные клиенты политики, а основная часть – это женщины, которые имеют собственный бизнес или ведут домашнее хозяйство. Поверьте, хозяйки больших домов – это очень большой труд. Тем более, в наш век, когда к женщинам предъявляются такие требования: и швец, и жнец, и на дуде игрец, красивая, умная и мама.  Поэтому в летнем сезоне будут платья в удовольствие. Я за более расслабленную летнюю одежду.

- А цвета какие? Вы говорили о цветочных узорах, это пастельные или яркие оттенки?

- В коллекции будут использованы разные цветочные мотивы, мелкие и крупные узоры, горошек. Я прекрасно знаю, что это все носится с удовольствием. Сейчас взгляд на моду поменялся. Если раньше, какое-то сочетание в одежде было неприлично, то сейчас всё можно, если удобно. Главное сделать так, чтобы это не выглядело глупо, а для этого нужно заморочиться. В этом заключается работа дизайнеров и стилистов. Мы пытаемся всю летнюю коллекцию адаптировать к низкому ходу. Сегодня все хотят удобства, удобства и еще раз удобства.

- Мне кажется, вам это очень удается.    

- Да, мне это удается, не буду кокетничать, я это умею делать. Но опять-таки, я все проверяю на себе.

Понимаете, мир очень быстро поменялся, и мы ничего с этим поделать не можем. Нет смысла цепляться за то, что уходит и тормозить себя. Лучше искать новые формы и подачи.

- Чью одежду вы носите? От себя или от других дизайнеров?

- У меня есть вещи от украинских дизайнеров – Анисимова, Залевского и Возианова. Иногда я одежду покупаю, но, к сожалению, радости шопинга лишена. Когда ты сорок с лишним лет в профессии, ты уже не можешь быть фокус-группой. Мне иногда нравятся совсем другие формы, другие решения в одежде. Дизайнер не должен носить только свою одежду. Другой вопрос, что мне уже давно не интересно одевать себя, вот это печально. Когда ты все можешь сделать сам – это скучно.

- Надо искать вдохновение.

- Его невозможно найти.

- Оно приходит само? Что лично вас вдохновляет?

- Я думаю, что это расхожее понятие, вдохновляться. Просто людям нужны разные эмоции. Кто-то поехал за город, кто-то к бабушке в село – не играет роли.

Если бы природу вдохновения кто-то сумел описать, я бы дала вам точный ответ. Но пока что вдохновение, как и любовь, остается некой тайной, которую еще не разложили на молекулы. Вдохновение – это огромный труд и на процентов 90 – твои знания и опыт. В фешн-индустрии – 95% бизнес и только 5% творчества.  К сожалению, творчество, основывается на твоем опыте, знаниях, финансах, коллективном труде и многом другом. Одно вдохновение ничего не решает, поверьте.

Мне нужно время, чтобы проговорить мои идеи и создать коллекцию. За много лет работы с творческими людьми в театре, на телевидении, в кино, интерьере, я поняла, что есть сложный процесс «проговаривания». Это когда актер и режиссер, например, садятся за стол на месяц-два и наговаривают образы, персонажи, характеры и только потом это все начинает складываться в единую картинку. Так и с сезонными коллекциями.

Есть вещи, которые ты порой даже сформулировать не можешь. В 2013 я создала коллекцию «Пудра». В то время потянуло на все розовое, шелковое, на монохромные рисунки, монохромные ткани, вискозный трикотаж. Это, конечно же, сложилось в прекрасное слово «пудра». Получается целая технология и меня на это вдохновляет многое – люди, музыка, литература и фильмы.

Кстати, просмотрела вчера роскошный фильм «Финальный портрет».  В зале было всего 5 человек. Можно сказать, персональный просмотр. Фильм посвящён Альберто Джакометти, великому итальянскому скульптору. В главных ролях Джеффри Раш и Арми Хаммер. Вот они попытались сделать историю о том, что такое вдохновение. Гениальный фильм, советую посмотреть.

- А вы много читаете?

- Да, много.

- Находите время?

- Я не могу без чтения. И, кстати, только в бумажном варианте.

- Виктория, ваш талант очень высоко оценен и у нас, и в мире. А насколько важно для творческого человека получить признание?

- Я думаю, если тебе дан дар Божий, то его нужно отрабатывать. Тогда тебе какой-то плюсик на небесах ставится. Но, когда честно отрабатываешь, всегда испытываешь серьезные сомнения. Только у бездарей нет сомнений. А без сомнения нет и вдохновения.

Я считаю, что талант и признание – это независимые друг от друга вещи. Сейчас у нас единственный популярный продукт в стране – PR. По этой причине у всех просто сносит крышу и кажется, что если о тебе узнали – это уже всё! И всё случилось в твоей жизни. Ты три дня в фейсбуке и, значит, ты уже кто-то. Мне просто смешно.

- Вы такая тонкая, глубоко чувствующая, может еще и стихи пишете?

- Нет. Не обольщайтесь. Хотя, мне один великий человек сказал очень красивый комплимент. Он сказал: «Вы – поэт быта». 

Любовь Базив. Киев
Фото – Виктории Козак и пресс-службы Виктории Гресь 

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>