Дмитрий Ступка, актер театра и кино
В марте представим антрепризный спектакль, где играем вдвоем с отцом
07.02.2018 09:00 1053

Мы встретились с Дмитрием Ступкой сразу после презентации официального тизера исторического фильма-экшна «Круты 1918». Художественный фильм с реальной историей выйдет в прокат в последний месяц года – 6 декабря, а пока что актер, который сыграл в нем историческую личность, поделился с нами подробностями съемок и рассказал о своей личной жизни.

- Дмитрий, в фильме «Круты» вы играете достаточно серьезную роль – Симон Петлюра. Как вживались, как входили в этот образ?

- Я сначала вообще должен был играть другую роль – офицера контрразведки Набоку. Уже начал готовиться, что-то себе вырисовывать, потому что мне режиссер (Алексей Шапарев – авт.) достаточно интересно в красках расписал, как все это должно происходить. А потом он перед съемками говорит: Дмитрий, я просмотрел тебя в этом проекте, будешь играть Петлюру. Если честно, сначала я этого немного не понял, поскольку предыдущая роль была больше, там надо было и стрелять, и на лошадях скакать, там интересная физическая работа, а здесь у меня вообще два съемочных дня оказалось. Но потом осознал, что, на самом деле, надо поблагодарить, что он мне доверил играть такую личность.

В роли Симона Петлюры призываю неравнодушных людей присоединяться к Украинской армии

Роль небольшая, но весомая. Это историческая личность, которая много сделала для украинского народа. Я не могу сказать, что я сильно перевоплощался или вживался. Конечно, я смотрел разные документальные фильмы и телепередачи, мы с женой были у ее бабушки, и у меня в селе было свободное время. В Интернете смотрел разные документальные фильмы, смотрел хронику, и, таким образом, получил понимание, кто такой Симон Васильевич Петлюра, с чего он начинал, какой у него был круг друзей и тому подобное.

Один съемочный день у меня был, когда мы снимали полностью штаб Петлюры. Мне то приносили документы, то уносили, а я там сидел с сигаретой, подписывал что-то и слушал. Следующий день – это немножечко ораторства – выступление Петлюры вместе с Грушевским на Софиевской площади, в котором я призываю неравнодушных людей присоединиться к Украинской армии.

- А внешнее сходство? Он же был старше вас.

- Мне делали грим. У Петлюры были очень выразительные, массивные веки, поэтому гримерам пришлось делать мне силиконовые накладки. Где-то полчаса или сорок минут это все остывало на глазах, потом моим волосам придавали седины – и все, в принципе. Я пытался играть органично, и сцена выступления на Софиевской площади, думаю, получилась. Там была хорошо сделана декорация и такой, знаете, особый дух. Это помогало говорить громко, качественно и убедительно призывать неравнодушных вступать в Украинскую армию. Я благодарен режиссеру, поскольку впервые сыграл историческую личность, и думаю, что продолжение будет.

- Хотела спросить, как вы вообще относитесь к изменениям внешности: здесь вас состарили, а если бы сказали брить волосы, похудеть, набрать вес для роли, сделали бы это?

- Вообще, да. Я сбривал волосы для некоторых фильмов, и мне делали парик, клеили усы. А вот, чтобы меня попросили похудеть или набрать вес, еще такого не было. Похудеть то я похудею, а набрать мне что-то не удается. Но в принципе, если это надо для фильма и хороший полнометражный проект, то почему бы не попробовать.

- Это ведь не первая ваша роль с режиссером Алексеем Шапаревым?

- Да, мы с ним познакомились давно. Первой совместной работой был «Киевский торт». Еще до нашего знакомства Алексей видел меня в других фильмах, по ним знал мою работу, а потом, знаете, мы как-то сдружились на съемочной площадке, нашли общие темы, довольно много времени проводили вместе и реально сдружились. Обычно, когда у Алексея есть какие-то проекты, он меня зовет на съемки уже без проб. Он, вообще, когда пишет сценарий, то уже заранее знает, кто какую роль будет играть.

- Это вообще замечательно, когда такой творческий тандем создается, это же только на пользу, правда?

- Как сказала моя бабушка, Богдан Сильвестрович нашел своего режиссера Данченко, возможно, и я нашел своего режиссера в кино. Я ему благодарен, у меня семья, ребенок, съемная квартира, и он, если снимает даже не сериал или кино, а какие-то рекламные ролики, меня приглашает, чтобы я мог заработать дополнительную копейку на жизнь.

- У вас же есть роли и в театре, не только в кино. Какое соотношение?

- Да, я сейчас и играю в театре Франко, и преподаю у Михаила Михайловича Поплавского мастерство актера первокурсникам.

- Работы в театре много?

- У меня там достаточно, где-то около 5-6 спектаклей в месяц выходит. Хотелось бы больше работы в кино. Потому что театральная зарплата, которую платят раз в месяц – это одно, а реальные расходы – совсем другое. Куча расходов, как у любой молодой семьи, я уже не говорю о няне. Сейчас приехала мама Полины, и она помогает нам вместо няни.

Но, и кроме материального аспекта, просто хотелось бы больше реализовать себя. У меня был неплохой старт карьеры, есть хорошие фильмы. Сейчас, благодаря друзьям-режиссерам, не забываю, что такое съемочная площадка. Вот, у отца где-то 2 года нет работы вообще. Сейчас снимается в Польше, его поляки так полюбили, что дописали роль дальше. А здесь нет. Я вообще удивляюсь: народный артист Украины, у него же нет ни телепередачи, а он хороший ведущий, ни съемок в кино или сериале.

- Очень хочу верить, что это временно, потому что люблю и уважаю Остапа Ступку, и хотелось бы видеть его чаще.

- Мы как раз сейчас с отцом делаем антрепризный спектакль, называется «Косметика врага», Амели Нотомб. И именно сейчас проходят репетиции, работаем каждый день. Премьера запланирована на 11 марта, потом будем ездить по Украине с этим спектаклем.

- Антреприза на двоих?

- Это спектакль на двоих, но мы еще включили актрису. Вообще, там два главных персонажа – это Текстор Тексель и Жером Ангюст, отец играет Текстора Текселя, я играю Жерома. Еще есть девушка, у нее несколько диалогов, и мы через нее передаем некоторые сцены. Там очень много текста, особенно у отца. Его персонаж говорит и говорит. Столько текста надо выучить, я даже удивляюсь, как он это сделает.

- Где премьера будет?

- В Национальной музыкальной академии, а потом уже будем ездить по Украине с этим спектаклем.

- Очень интересно, так, все же, у вас работы куча, я так понимаю.

- Не куча. Я вам скажу честно, хотелось бы, конечно, иметь больше работы в кино. На самом деле, за последнее время меня только Алексей Шапарев и снимал. Я не знаю, что там произошло, что на что влияет, но довольно долго у меня вообще никакой работы не было из-за всех этих событий, которые произошли между Украиной и Россией.

- Сегодня я была на публичном обсуждении законопроекта Кириленко, в котором он предлагает титровать клипы и выступления артистов, которые ездят на гастроли в Россию: «этот певец выступает в стране-агрессоре». Ваше мнение интересно было бы услышать.

- Я не знаю, если честно, что сказать, я туда не вмешиваюсь.

- Вы же сами не ездите в Россию на гастроли после того, как уже все это произошло?

- Нет, не ездил. Это такие скользкие вещи, как говорил мой дедушка о политике: ви бачили як комар до вітру ходить? Ні, не бачили. Так политика – это еще тоньше, понимаете. Поэтому не будем трогать эту тему.

- А, вообще, трудно быть внуком такого гениального актера? Как в детстве это вами воспринималось – как данность? Вы же, когда маленьким мальчиком были, наверное, не понимали такое отличие свое от других детей?

Я вырос в театре, был закулисным ребенком – и профессия сама затянула

- Раньше я на это вообще не обращал внимания. Сейчас, конечно, я понимаю, это больше разговоров, больше внимания, больше сравнивают: а тот хороший, а тот плохой, отец плохой – сын лучше, сын хуже – отец лучше, или дедушка гений, а у этих двоих вообще нет ничего (смеется). Говорят много, раньше я что-то там читал, обращал внимание, а потом понял, что не надо себе портить нервы, надо делать свое дело – и все – собаки лают, караван идет.

- А выбор профессии? Не было какой-то другой мысли куда-то пойти, не так, как отец, не так, как дед.

- Да нет, у меня такого не было, потому что я вырос в театре. Я был закулисным ребенком, смотрел все спектакли. Оно само собой затягивало. Бабушке и дедушке на кухне играл почти весь спектакль, за всех знал текст.

В младших классах я учился в обычной школе, 117-й гимназии, а потом дедушка сказал, что есть такая Киевская детская академия искусств и там есть разные факультеты: изобразительный, музыкальный, театральный, хореографический, и с шестого класса меня туда отдали. Дальше я попал в университет имени Карпенко-Карого. Мы ездили в Польшу, к Кшиштофу Занусси, нас водили в разные театры, ездили в Москву, встречались с Табаковым, Хабенским, играли отрывки из «Чайки» на малой сцене МХАТа, ездили на театральные фестивали молодых актеров-студентов в Санкт-Петербург, и оно так само собой затянуло.

- То есть, других вариантов не было?

- Не было. Потому что бабушка – балерина, дедушка – актер, мама – актриса, папа – актер. Я постоянно на репетициях, на съемочной площадке. И потом, так получилось, что я с детства начал сниматься в различных рекламных роликах, клипах, или какую-то массовку играл. А потом мне уже начали давать роли, я играл «Сны по Кобзарю» с дедушкой, в роли маленького Тараса Шевченко, потом у меня была роль в постановке «Мастер и Маргарита», играл маленького мальчика, потом мне дали главную роль Андреса в спектакле «Смех и слезы Дон Кихота". Вот так оно все закрутилось.

Потом, как я говорил, меня утвердили на роль в полнометражном фильме «Мы из будущего - 2». Это была моя мечта – попасть в большое кино. Я снялся, фильм вышел в 2010 году, а потом началось: о, все – предатели снялись в антиукраинском фильме. Хотя я даже не думал, что так может быть. Уже потом посмотрел и увидел, как на самом деле они это все смонтировали. А во время съемок – я такого и подумать не мог. Меня утвердили, и я пошел сниматься. После этих всех событий – просто какая-то тишина – что у отца, что у меня. Дедушка умер, политика изменилась. У меня было раньше одновременно по 4-5 проектов, а потом – просто глухота, вообще ничего нет. Я был удивлен. Ну, а сейчас уже, в конце концов, начинают больше снимать фильмов, больше выделяется бюджет, и это не может не радовать. Я живу в Украине и хочу сниматься в украинском кино в первую очередь.

- Я думаю, что это временное затишье. Это вам так судьба дает время настроиться на мощную работу.

- Та, дай Бог. Проекты есть. Недавно играл Раскольникова. Мне позвонили из Харькова и предложили антрепризную роль. Я за три недели выучил роль, сидя дома без репетиций. Она на русском языке и там: "намедни", "давеча", "облагодетельствовано". Там такие слова, что я смотрел и думал: Боже мой, как это прочитать, а еще надо выучить. Но ничего, довольно красиво получилось, мы съездили по Украине, и люди классно воспринимали, плакали. Реально – выходили, вытирали слезы. И я думаю, если мы уже какое-то сочувствие, какую-то эмоцию у публики вызвали, уже значит работа была сделана не зря. Поэтому, работа есть. Если не съемка, то какие-то театральные проекты, антрепризные. Слава Богу, потихоньку движемся.

- А есть какая-то заветная роль, которую хочется сыграть?

- Я бы сыграл с удовольствием Ромео. Я понимаю, что уже немного староват, но я играл ее в театре Франко – и была довольно неплохая эмоциональная работа. И воплотить в кино – было бы неплохо. Но это так, мечта. Я не знаю – кто там что снимет, но такие у меня мысли были.

- 1 апреля в СМИ была шутка, будто вы сыграете роль в продолжении «Игры престолов». Интересно, а кого бы вы сыграли там на самом деле? Кто ваш любимый герой в этом сериале?

- Я тоже эту шутку читал. Но, честно, я просто не смотрел «Игру престолов».

- Такой вопрос, где ищете вдохновение? Читаете, музыку слушаете, путешествуете?

- Я очень люблю путешествовать. Если есть возможность и есть деньги, ничего себе не покупаю, а куда-то путешествую. Квартиру уже мог бы купить на те деньги, но впечатления, которые я получил, не купишь. Я много где был, и много где хочу еще побывать. Но все же, это тоже упирается в деньги.

- Более теплые края нравятся или снега, как сейчас модно?

- Нет, более теплые. С нашей профессией, снег или лыжи – опасно, можно поломать ногу, не дай Бог, и потом очень долго лежать, пока она срастется. Поэтому мне больше нравятся теплые страны или Европа.

Я очень много в детстве ездил со школой в автобусные поездки по всей Европе. Смотрели Люксембург, Бельгию, Францию, много чего. Как чернобыльского ребенка меня еще отправляли на Кубу и в Испанию. Поэтому страсть к путешествиям у меня с детства. Я постоянно куда-то ездил, что-то новое видел – и это меня заряжает.

- Хватает ли времени на общение с ребенком? Находите время, или, все-таки, на жене все. Как вообще распределены роли в вашей семье?

- Мы с Полиной все делим на двоих. Полина тоже работает. Сейчас немного легче, потому что приехала ее мама, с нами живет и помогает растить нашу доченьку. Я тоже всегда нахожу время для ребенка – когда есть любая возможность, сразу еду домой и провожу время с семьей.

Любовь Базив. Киев

Фото: Евгений Любимов, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-