Евгений Нищук, министр культуры - 15.02.2018 18:40 — Новости Укринформ
Евгений Нищук, министр культуры
Культура может иметь серьезную экономическую составляющую и зарабатывать
15.02.2018 18:40 1601

Сегодня, когда искусственный интеллект перестает быть термином из далекого будущего и стремительно входит в наш быт, как раз время подумать о том, где человек, все-же, остается человеком. Едва ли не единственная сфера, где мы можем чувствовать, слышать, болеть душой, не терять и обогащать свои человеческие качества – это сфера культуры. Что сейчас происходит в украинской культурной среде, которая переживает фазу стремительного реформирования и перехода на европейские стандарты? Об этом мы поинтересовались у министра культуры Украины Евгения Нищука.

- Господин министр, недавно вы приняли участие в международном форуме в Давосе. В этом году на нем широко обсуждались культурологические вопросы, то есть, несмотря на глобализацию, индустриализацию и роботизацию, – культура в мире остается в приоритете?

- Все знают, что Давосский форум – это экономический форум. Но в этом году он начался с конференции министров культуры Совета Европы, в которой приняли участие 30 министров культуры из разных стран Европы и мира.

Мы не занимаемся концертами, а художественным образованием, креативными индустриями, культурным наследием, продвижением украинского искусства на международной арене

Современная динамика развития мира и технологий еще ценнее делает извечные человеческие ценности – вещи, которые дают нам возможность слышать, чувствовать, сочувствовать, радоваться, болеть. И все это – сфера культуры – это то, что есть в музыке, литературе, театре, изобразительном искусстве, цирке, туризме, и передается через культурное наследие.

Это дает нам осознание, и это в приоритетах, над которыми мы работаем, что культура – это фундамент капитальных преобразований в стране, в том числе и экономических. Еще с советских времен был устоявшийся миф, что, мол, культура – это просто какие-то концерты, которые сопровождают то или иное событие. Это искаженный советский формат. Мы не занимаемся концертами. Мы не ивент-агентство. Мы занимаемся художественным образованием, креативными индустриями, культурным наследием, продвижением украинского искусства на международной арене и многим другим.

- Вашу международную деятельность можно назвать культурной дипломатией, и это крайне важно.

- Да, это важное направление нашей работы – международное продвижение Украины через культуру. Я недавно даже стал председателем комиссий по сотрудничеству с некоторыми странами, в частности, по сотрудничеству между Украиной и Португалией, между Украиной и Словенией.

Важным является и представление Украины на международных культурных форумах, как Франкфуртская книжная ярмарка, Венецианское биеннале современного искусства, презентация достижений современного украинского кино на международных фестивалях. И в течение последних лет повсюду мы видим невероятное внимание к Украине и нашей культуре, презентуеміе проекты имеют большой успех. Нам очень важно быть в позитиве, говорить о своих успехах, люди устали от негатива, от постоянной информации о тех или иных неурядицах и политических катаклизмах. Именно успехи в культуре объединяют общество. А взгляните только на наших детей – воспитанников специализированных художественных школ – они вызывают настоящий фурор на международных конкурсах, получают первые награды! Так же наши артисты цирка возвращаются из Монте-Карло с высокими наградами! Все это – наша большая гордость и стимул работать дальше.

Также мы активно сотрудничаем с европейскими партнерами, с Советом Европы, Европейской комиссией. Мощно работает Национальное бюро «Креативная Европа», которое позволяет получить поддержку европейских грантов на наши проекты.

Мы вводим такое понятие, как креативные индустрии, поскольку убеждены, что культура может иметь серьезную экономическую составляющую и может зарабатывать. Ведем работу над разработкой так называемой обязательной культурной корзины, то есть, это актуальные вещи, которыми, впрочем, до сих пор никто не занимался.

Сейчас мы также работаем над созданием условий, чтобы на родные сцены начали возвращаться наши артисты, которые уже состоялись за рубежом и являются звездами, чтобы украинский зритель тоже мог наслаждаться их творчеством. Артисты цирка, оперы, балета возвращаются сюда с отдельными проектами, они хотят сюда приезжать и работать, и мы создаем для этого все необходимые механизмы.

Например, Людмила Монастырская, наш "золотой голос", которая является желанной гостьей на лучших сценах мира, имеет контракты с лучшими театрами, ежемесячно приезжает петь ту или иную партию на родную сцену Национальной оперы Украины. И это очень хорошо, их надо возвращать сюда! Я очень хочу, чтобы Кирилл Карабиц, Оксана Лынив ставили здесь спектакли, чтобы они были художественными дипломатами за границей и вместе с тем – чтобы они четко идентифицировались как украинские художники.

- Какие направления в бюджетной политике министерства вы определяете как приоритетные?

- В культуре нет неприоритетных направлений (улыбается). Мы всячески стараемся создать условия, при которых реализуются культурные права граждан, появляются стимулы для творчества, культурного производства. Среди приоритетных планов, которые мы определяем для себя в краткосрочной перспективе ключевыми - повышение качества культурных услуг в громадах, создание эффективных финансовых стимулов для творчества и культурно-творческой деятельности, актуализация культурного достояния Украины и многое другое. Впрочем, одним из важнейших и перспективных направлений для нас является модернизация художественного образования. В законодательство в сфере образования нам удалось впервые в истории независимой Украины включить нормы, которые прямо касаются культуры. В частности, школы эстетического воспитания теперь будут называться художественными школами, появилось понятие "доктор искусства", проводятся тренинги, семинары, онлайн-обсуждения, конференции, касающиеся развития художественного образования. В этом направлении – и наши бюджетные приоритеты.

В частности, впервые за последние годы разблокирована покупка учебного художественного оборудования для наших специализированных школ. На это мы потратили около 10 миллионов гривен.

- Оно было заблокировано?

- Оно не осуществлялось фактически лет 30. В конце прошлого года состоялось событие, от которого, я знаю, тронутые учителя были близки к потере сознания. В одну из музыкальных школ мы приобрели чрезвычайный рояль Steinway – инструмент очень высокого класса, о котором они мечтали десятки лет. Теперь на нем могут учиться дети. Даже больше – быть готовыми к игре на инструментах такого класса на престижных международных конкурсах, на которых, к слову, украинские талантливые дети практически всегда в лидерах. Мы начали закупать учебное оборудование в наши художественные школы-интернаты во Львове, Киеве, Харькове, Одессе. Также закупили гончарное оборудование в Коллегиум искусств в Опишне на Полтавщине. Потому что мы говорим – в Украине великолепная гончарная школа, а у детей не было на чем учиться, элементарных гончарных кругов соответствующего качества не было. В тяжелом состоянии, собственно, находятся сами здания учебных заведений. Поэтому мы продолжаем работать в этом направлении. Вы спрашивали о приоритетах – это один из наших ключевых. Художественное образование – это залог того, что мы будем иметь качественную, талантливую, профессиональную молодежь и, в конце концов, наших творческих деятелей.

- То есть, и инструменты будут закупаться, и здания ремонтироваться?

- Да, мы в этом году хотим сделать переход на капитальные расходы, которые тоже были заблокированы. Ведь некоторые заведения имеют довольно серьезные проблемы. Поэтому мы смогли аккумулировать силы и аргументы и при поддержке Правительства теперь у нас есть на это деньги.

Еще одно важное направление – культурное наследие. Мы уже объявили в Украине 2018-й – годом культурного наследия (который, к слову, тоже объявлен и в Европе). Этот год является годом сохранения, реставрации и восстановления. Поэтому мы также аккумулируем средства на важные объекты национального значения. Вместе с тем, мы призвали местные власти, областные государственные администрации, областные советы, мэров городов присоединиться к этим инициативам, и в рамках Года культурного наследия совместно начать восстановительные работы на объектах, которые находятся в их подчинении – музеи, заповедники, дворцы.

Это то, что будет формировать совсем другое лицо нашей стране. Когда памятник XIV века рушится – рушится наша душа. Когда его восстановят, мы утвердим себя как государство. Извините за такой пафос, но я считаю, что это действительно для нас является очень важным.

Есть такие объекты, как Национальный художественный музей в Киеве. Уникальное историческое здание, специально построенное как крупнейший художественный музей страны еще в 1898 году архитектором Городецким. Здание, обгоревшее во время событий Майдана, которому уже 120 лет и лестница к нему находятся в довольно непростом состоянии, поэтому мы в этом году начинаем там реставрационные работы.

- Это, действительно, глобальные планы.

- Мы предусмотрели в наших правительственных постановлениях, что если заложенные деньги не будут освоены в этом году, значит они будут перенесены на следующий, потому что ничего не должно "сгореть", а работа должна выполниться качественно и полностью.

И, конечно, если говорить о деньгах, это – развитие нашего кинематографа. В разных направлениях: полный метр, кино, детские мультики, детская сказка, документальное кино.

Еще одно, что уже не является новостью – с этого года мы хотим поддержать съемки именно украинских телесериалов. То есть, с украинским контентом, украинской тематикой, украинскими актерами, на украинском языке. Собственно, этого никогда не было. Украинское кино действительно снималось, но это немного другие вещи. Кино – это то, что в кинотеатрах, а телесериалы – это то, что идет на коммерческих каналах.

Достигнуто соглашение с владельцами телеканалов, что мы будем инвестировать свою часть в создание сериалов – 30-50-60%. Другую часть они будут вкладывать, и в итоге мы получим украинские телесериалы в формате 4-х, 8-и,12-ти серий. Это тоже для нас важно и у нас есть на это деньги, а особенно во время информационной войны, о которой так много говорят, а также шлейфа от многолетнего засилья телепродукта из страны-агрессора.

- А такое явление, как государственный заказ – сейчас существует?

- Нет, такого понятия нет. Но, действительно, назрела проблема, чтобы не просто отбирать лучшие проекты на питчинге, а чтобы задавать определенную тематику, на которую делать конкурс. Возможно, вокруг важных исторических событий. Вот сейчас идет 85-я годовщина Голодомора, и как раз время снять новый современный фильм о трагических событиях, которые будут открывать нашу боль, нашу трагедию и нашу стойкость на будущее. Поэтому необходимо объявить конкурс на лучший сценарий – и такой фильм появится.

- Это уже будет?

- Да. И лучший проект на эту тематику получит государственную поддержку и будет сниматься.

Многие говорят, что наши фильмы обычно полны трагедий, но длительное время эти темы замалчивались или были под запретом. Именно поэтому стоит открывать миру, и нам в Украине, глаза на нашу великую историю – трагическую, но и героическую. Конечно, иногда есть и нарекания по качеству, и хотелось бы догнать по кино другие страны, но украинцы имеют огромный потенциал и желание работать и меняться к лучшему. Мы – современная страна, которая развивается и именно сейчас начинает активно снимать интересные современные фильмы. Поэтому будет и серьезное историческое кино, будут и хорошие комедии, семейное кино. Важно создание украинских мультиков, ведь именно с этого начинается мировоззрение наших детей, и конечно – их не хватало.

- Тем более, те мультфильмы, что появляются, выигрывают международные конкурсы, потому что какими-то совершенно уникальными получаются.

- Да. Талантов у нас очень много, но, к сожалению, долгое время они находились вне серьезного внимания государства. Мы хотим это изменить. Потому что это действительно уникальное искусство. Взять, к примеру, уже хорошо известного режиссера анимационных фильмов Степана Коваля – его удивительные пластилиновые истории о забавных "Злыднях", "Трамвай №9", цикл "Моя страна – Украина" покоряют европейскую и мировую публику. И мы должны создать условия, чтобы это направление развивалось, а молодые художники смело экспериментировали и удивляли всех. Опять же, в легкой анимационной форме мы можем говорить об истории Украины, открывать целый пласт современной украинской культуры, исторического наследия, каких-то удивительных личностей, о которых многие не знают.

Вот, к примеру, одни художники рассказывали мне о настоящем детективном сценарии, который они мечтают воплотить на экране. Это история конца ХІХ – начала ХХ века. На Львовщине местная дама едва ли не впервые вводит понятие «отпечатка пальцев» – и вокруг этого раскручивается увлекательная история. С помощью такого доступного формата мы сможем открывать личностей, которых знает весь мир, но почему-то не мы, что эти люди делали мирового значения открытия и реально меняли ход истории, культуры, науки или техники.

Есть много вещей, которые можно экранизировать, например, классику, но подходить к этому смело, свежо и современно.

А учитывая последние события в Украине, войну, агрессию РФ, а как следствие – действительно героическую оборону нашей государственности, независимости, вместе с тем должны быть и фильмы на эту тему. И мы видим, что зрителю это очень интересно, залы переполнены. Как популярен фильм "Киборги" и бьет всевозможные рекорды в прокате, или же "МИФ" о Василии Слипаке, когда люди выходят из зала в слезах.

В этом году также выйдет фильм о Героях Крут, фильм по произведениям Василия Шкляра. Кино в Украине сегодня, как я часто говорю, переживает свой расцвет. Впереди – десятки премьер. И я рад, что напрямую причастен к созданию этого процесса и благодарен руководству государства, которое очень поддерживает меня в этих инициативах.

Конечно, кино – это одно из тех искусств, которые формируют общество, которые очень влияют, особенно на молодежь. Поэтому важно, по моему мнению, поддерживать и ту творческую молодежь, которая делает первые шаги в этой сфере – поддерживать лучшие дипломные работы наших молодых кинорежиссеров, сценаристов, операторов, которые выпускаются из университета, потому что сейчас они этого, к сожалению, фактически лишены.

Как я уже говорил, завершая тему бюджетных приоритетов, добавлю, что в этом году реформирована и полностью унормирована ситуация с премиями для выдающихся деятелей культуры, литературы и искусства, в том числе в сфере театрального, изобразительного, традиционного народного искусства, а также в сфере нематериального культурного наследия. Теперь по четким критериям экспертами определяются лучшие художники по различным направлениям и они получают за свои проекты неплохие денежные вознаграждения (около 20 тысяч гривен – ред.). В этом направлении мы также хотим отойти от "советских канонов" и перейти на другой современный европейский формат.

- На днях опять были пикеты возле часовни УПЦ на территории Десятинной церкви. О позиции министерства мы уже писали, но хотелось бы осветить шире. Ваше видение ситуации?

- Я не хочу переходить в формат обсуждения – чья это конфессия. Кому бы это сооружение не принадлежало, она возведено там незаконным способом. Мы изучали ситуацию, есть фотографии – с чего все начиналось. Это был типичный МАФ из ткани, который потихоньку перерастал в то, что мы видим сейчас. Это сооружение находится на исторической территории – памятнике Национального значения Город Владимира – детинца древнего Киева с фундаментом Десятинной церкви от V-IX века, охранной зоне объекта всемирного наследия ЮНЕСКО «Киев: Собор Святой Софии и прилегающие монастырские здания, Киево-Печерская Лавра» и возведено абсолютно незаконным способом.

Установка любых сооружений, в том числе культовых, не может происходить хаотично. Этот порядок четко определен законодательством – и его надо соблюдать. Нельзя приходить на чужую территорию, ставить там крест, потому что там когда-то что-то было. А потом, вопреки всем нормам, что-то возводить. Строительство таким способом является незаконным, а захват территории – неприемлемым. Единственным законным пользователем земельного участка, о котором идет речь, является Национальный музей истории Украины. И их законные права нарушены. Именно поэтому Министерство культуры обязало Музей – как единственного законного землепользователя – предъявить соответствующий судебный иск.

Цивилизованным способом соответствующими службами государства необходимо перенести существующую постройку в другое место, юридические права на которое будут соблюдены. Конечно, ее не обязательно разбивать, зато можно спокойно перевезти ее в другое место, где она никому не будет мешать. В Конституции закреплено право на свободу мировоззрения и вероисповедания. Если у человека есть потребность помолиться – он имеет право это делать. Но закон Украины имеет высшую юридическую силу, поэтому никаких религиозных спекуляций относительно этого здания быть не может. Незаконная постройка должна быть перемещена, и это никаким образом не вредит ничьим правам, я бы очень хотел, чтобы это сделал ее владелец.

Нет разницы, кто нарушает закон – представители духовенства, светские лица – каждый из них должен нести ответственность за такие действия, а правоохранительные органы не должны допускать избирательности.

- Возвращаемся к реформированию. Какие еще шаги в сфере запланированы на ближайший период и на долгосрочную перспективу?

- В прошлом году, наконец, заработал Институт книги – учреждение, которое стратегически поддерживает программу чтения, наполнения библиотек, издательства книг, программу перевода с украинского на другие языки, с других языков на украинский язык, различной научной литературы и тому подобное. Этим теперь будет заниматься Институт книги со всем их пулом экспертов из профессиональной среды. Мы формируем политику в этом направлении, а Институт книги будет ее реализовывать. Мы возлагаем большие надежды на эту структуру. У креативной команды, которая там сейчас собралась, я знаю, есть много хороших идей, которые мы совместно будем воплощать.

Так же, наконец, создана отдельная институция, которая будет заниматься поддержкой творческих проектов. Этих проектов сейчас очень много, они все интересные, но отбирать их должны профессиональные люди, эксперты, а не чиновники. На определенный период мы создали экспертный совет, но этого оказалось мало. Поэтому был создан Украинский культурный фонд, который будет иметь в бюджете средства, даже больше, чем министерство культуры имело в любые времена, для поддержки творческих проектов.

Раньше были упреки, что министерство больше поддерживало именно государственные заведения или события, которые осуществляли государственные структуры, и была пропасть между ними и негосударственным сектором, у которого довольно часто были более интересные идеи. Сейчас мы пытаемся преодолеть эту пропасть, создаем те механизмы, благодаря которым творческие деятели на прозрачной конкурсной основе могли бы, за счет качества своих проектов, получить необходимые для их реализации средства.

Поэтому в части отбора художественных проектов это будет Украинский культурный фонд. И сразу, опережая ваш вопрос, хотел бы сказать, потому что сейчас поднялась некая волна, что, мол, председателем наблюдательного совета является Первая леди страны.

Председатель наблюдательного совета, как и члены наблюдательного совета, это работа на общественных началах, они выполняют представительскую миссию. Всю работу и структуру выстраивает исполнительный директор, заместитель, программные арт - менеджеры, которые будут по направлениям.

Первая леди, как это есть во многих европейских странах, осуществляет представительскую миссию в том, чтобы лоббировать, в том числе, и бюджет для Украинского культурного фонда, а следовательно для поддержки проектов искусства, а значит для культуры.

Когда я был на форуме в Давосе и меня расспрашивали министры культуры других стран о новосозданном Украинском культурном фонде, я сказал – сейчас идет конкурс на исполнительного директора, но председателем Наблюдательного совета будет Первая леди. Первая их реакция была: О! Так у вас культура – в приоритете!

Мы хотим охватить поддержку современного искусства, этнофестивали, современный балет, выставочная деятельность, продвижение Украины в мире благодаря тем или иным проектам. Поддержку замечательных фестивалей, вроде "Гоголь-фест"; или других, которым всегда не хватало денег, а теперь они смогут их получить.

У меня большие надежды, что все запустится, будут пройдены все организационные, хозяйственно-финансовые процессы, потому что начало работы новой институции; это всегда сложно; что будут сформированы экспертные советы по направлениям. Юлия Федив, которая на днях по конкурсу была избрана на должность исполнительного директора, я видел, настроена решительно; и это вселяет надежду.

Если говорить дальше, то в будущем, очевидно, напрашивается идея создания Института музея. Это уже обсуждают на очень уважаемом музейном совете, который существует при министерстве культуры и в коллегии Минкультуры. Далее планируем рассмотреть возможность создания Института инновационного или современного украинского театра. У нас должны появляться новые площадки, так называемые свободные сцены, где нет труппы, где есть интендант или продюсер, который бы приглашал разных актеров, художников, и у них была бы возможность реализовывать свои идеи. Это очень нужно, и мне хочется, чтобы появились такие театральные просторы.

Также очень важно поддержать студийное искусство. В начале независимости у нас была так называемая студийная волна. Театральные студии обычно открывались при театрах, или отдельно, если хватало доброй воли местным чиновникам, потому что в первую очередь это касается поддержки мэрами городов.

- Что касается площадок. Нет ли на будущее таких, может и амбициозных планов, создать грандиозный концерт-холл?

- На самом деле насущная потребность в этом ярко проявилась перед проведением конкурса на место проведения песенного конкурса Евровидение в Киеве. Это была моя инициатива - сделать конкурс городов, потому что когда я был на легендарной победе Джамалы в Стокгольме, мне сразу начали звонить мэры нескольких городов и предлагать провести конкурс у них. И когда я приехал, то Виталий Владимирович (Кличко – авт.) говорит, мы, конечно, будем в Киеве проводить. А здесь, я говорю, не факт. И внес интригу, которая заключалась в том, что мы пригласили европейских партнеров и объявили конкурс среди городов. Они сделали презентации своих арен и концертных площадок, локаций, на которых они предлагают проводить Евровидение, всю инфраструктуру.

Конечно, там были свои требования, например, арена, которая бы вмещала около десяти тысяч зрителей. А, как оказалось, такой площадки ни в одном городе нет. В своих презентациях города показывали, что могут переделать, отремонтировать, чтобы соответствовать тем параметрам. То есть, действительно, бросились, а нужной арены нет.

Было приятно, что Киеву на самом деле создали очень достойную конкуренцию. Например, Херсон сделал очень смелую и интересную презентацию, а свое желание провести Евровидение объяснял тем, что это южный край, близко к Крыму, а победительница – представительница Крыма. Это было достойно и красиво, я им очень благодарен, они себя хорошо показали и мы с ними делаем сейчас другие проекты.

В Днипре тоже одержимо бросились в конкурсную борьбу, они взялись переделывать Дворец "Метеор", у них интересная инфраструктура. К сожалению, возможность проводить Евровидение они не завоевали, но поразили своим задором и желанием меняться. Уверен, в Днипре нас ждут много новых интересных творческих проектов.

Львов – это фантастический европейский украинский город, действительно имел большие шансы на победу, даже, признаюсь, был в ней уверен (смеется). Впрочем, и здесь не оказалось готовой крупной площадки, поэтому надо было или накрывать «Львов-арену», а это достаточно дорого, или строить новую арену, а тут была угроза просто не успеть. Хотя, конечно, Львов прекрасен.

Так получилось, что на финишную прямую вышло два города – Одесса, которая просто поразила, так как это близость к морю, великолепные локации для сопутствующих мероприятий, прекрасная возможность открытия возле оперного театра, знаменитая Потемкинская лестница. Да и весь центр Одессы колоритный. Но, также проблема – основная арена. Технические эксперты обсуждали возможность накрытия стадиона «Черноморец», ведь крытая арена – основное условие организаторов, и это оказалось технически довольно сложно.

И вот Киев, который имел всю инфраструктуру, достаточное количество отелей, готовые аэропорты, вроде, все есть, но раз – а Дворец спорта не годится, он уже требует ремонта и просто может не выдержать все запланированное для конкурса оборудование. Поэтому, в качестве альтернативы остановились на залах Международного выставочного центра.

Однозначно, и Киев, и другие города нуждаются в хороших концертных площадок. Здесь надо сразу объяснить: Министерство культуры не имеет права этим заниматься, это компетенция местных органов. Но, я знаю, что Киев уже проговаривает вопрос создания большого концертно-конгрессного зала. Уже есть даже некоторые проекты, то есть, это активно обсуждается. Самое главное – это выбрать землю и здесь уже Киевская городская администрация должна определиться: где этот зал должен быть, сколько он должен вмещать людей, и тогда объявлять открытый конкурс на лучший проект.

Что касается нас, то впервые в истории независимой Украины начато строительство новых музейных учреждений Национального значения. И процедура проходит по всем мировым стандартам.

Так, сейчас, Министерство культуры Украины обеспечило организацию Международного открытого архитектурного конкурса проектов на лучшее проектное предложение “Национального Мемориального комплекса Героев Небесной Сотни – Музей Революции Достоинства”. Я очень горд, потому что это мой святой долг как человека, который дневал и ночевал на Майдане, который знал большинство героев, которых сейчас уже нет с нами. Очень важно, что мы подходим к финишной прямой в выборе лучшего проекта.

- А когда уже будет определен победитель?

- 20 февраля, в день чествования Героев Небесной Сотни будет представлен лучший проект Мемориала. Проекты, присланные на конкурс, с 15 февраля будут выставлены для всеобщего обозрения на Майдане Независимости. В июне мы планируем выйти на проект Музея.

Если говорить о других важных объектах – это также строительство второй очереди Национального музея “Мемориал жертв Голодомора”, строительство которого замерло на целых десять лет. Монумент, который есть сейчас, это только первая часть, которую потом представители предыдущей власти сознательно недостроили. А именно там и должна разместиться полноценная музейная, научная часть. Сейчас Минкультуры возглавило этот процесс. Мы уже получили все необходимые согласования ЮНЕСКО относительно запланированных работ, а также всех компетентных органов. В бюджете на 2018 год на эти цели предусмотрено достойное финансирование, которое позволит нам реализовать эти амбициозные планы. Так же мы будем организовывать конкурсы на монумент Героев АТО, реализуем в этом году проект музея Бабьего Яра.

- А где монумент Героям АТО должен быть?

- Это еще окончательно не определено, но сейчас одной из ключевых локаций, которая рассматривается, является территория Национального музея истории Украины во Второй мировой войне.

- Иван Марчук в последнее время будто немного обижен на Украину, что недооценили, обещали музей - не создали. Планируете какое-то содействие?

- Бесспорно, Иван Марчук – один из величайших украинцев, великий художник изобразительного искусства. Я виделся с ним на его юбилее, ходил к нему в мастерскую, мы общались. История “болезни” заключается в том, что, насколько я знаю, много лет назад была даже выделена земля под строительство музея Марчука. Я обязательно выясню эту ситуацию, очевидно, она связана с тогдашней Киевской администрацией, поскольку это их компетенция. Прежде всего, должна быть земля под строительство или уже готовое место, после чего государство могло бы в той или иной степени приобщиться к созданию такого музея, поскольку фигура такой величины является украшением и гордостью Киева. В ближайшее время я планирую провести совещание по этому вопросу.

К слову, я, например, считаю, что надо обязательно сделать еще и музей украинских авангардистов. Мы все еще боремся за идентификацию Малевича, Экстер, Богомазова как украинцев, то есть, за целую плеяду авангардистов 20-х годов прошлого века. Но музея нет. Сейчас мы совместно с Мыстецким арсеналом сделали большую выставку “бойчукистов” и она имела фантастический успех и огласку. И специалисты, и иностранные послы приезжали, говорят: “Боже, мы даже не знали, что это все украинцы”, а они должны это знать! Люди в восторге, но раньше даже не догадывались, что это все ваше достояние, понимаете? Поэтому очень важно такие страницы открывать.

- Сейчас идет публичное обсуждение законодательных инициатив Вячеслава Кириленко относительно гастролей украинских артистов в России. Как вообще относиться к нашим исполнителям, которые ездят в это время зарабатывать деньги в страну, которую признали агрессором?

- На самом деле, как раз в последнее время урегулировалась ситуация с людьми, которые тем или иным способом высказывались против украинской культуры или государства.

Действует четкий законодательно урегулированный механизм. Мы не вмешиваемся. Служба безопасности Украины следит за этим, а потом дает нам рекомендацию внести их в список. 

Как относиться к нашим исполнителям, которые ездят в это время в Россию? Здесь, я считаю, проблема находится в разных плоскостях. С одной стороны, это моральный аспект, с другой – финансовый. Возможно, надо оставить этот вопрос на усмотрение самих зрителей, чтобы, когда такие гастролеры возвращались из России в Украину, люди игнорировали их выступления, тем самым били бы их гривней.

К сожалению, министерство культуры никак на этот процесс повлиять не может, потому что подавляющее большинство этих артистов не работают в государственных учреждениях или коллективах, поэтому у нас нет на них рычагов влияния, они независимы, имеют продюсеров и делают все, что хотят.

Я так понимаю, что сейчас идет обсуждение законодательной инициативы о так называемой разоблачительной работе, чтобы информировать зрителей о том, что определенный исполнитель гастролирует в стране-агрессоре.

- Да, предлагается титровать их клипы предупреждающей надписью, как на пачке сигарет: «этот певец выступает в стране-агрессоре».

- Но, я не знаю, согласятся ли с этим каналы, которые тоже в основном являются коммерческими. Перед тем, как что-то выносить, надо понимать, есть ли для этого реальные механизмы, мы должны понимать последствия определенной идеи и четко прописать это в законе.

Я еще раз добавлю, министерство культуры пытается построить работу, чтобы отойти от ситуаций запретов, мы хотим стать площадкой для развития и создания, у нас в стране хватает других органов, которые должны осуществлять те или иные санкции.

- Тогда, давайте, к более приятным темам. Чем объясните оглушительный успех спектакля «Три товарища» в театре имени Франко (где у вас, кстати, роль)? Невозможно же купить билеты!

- Мое личное мнение, что прежде всего - это Ремарк. Это действительно то произведение, которое долгое время для многих поколений было настольной книгой, но стало еще актуальнее для нас именно сейчас, когда на востоке идет война, когда возвращаются молодые ребята, те “потерянные поколения”, как у Ремарка, измененные навсегда войной, пережитой болью и потерями, которым непросто вернуться к мирной жизни, которые не могут найти работу и заработать деньги.

Это произведение о поколении, которое смотрело смерти в глаза, которое знает цену дружбе и побратимству, и эта тема совпадает с нашим сегодняшним днем. Мы стараемся, чтобы к нам на спектакль попадали военные, участники АТО, люди, которых уже ничем не растрогаешь, но после “Трех товарищей” у них от впечатлений и переживаний на глазах блестят слезы. Они понимают, что надо жить дальше, открывать свои сердца для любви.

Это действительно фантастический спектакль, в котором задействована почти вся труппа театра и необычная режиссерская работа Юрия Одинокого, который ее очень долго вынашивал. Для режиссера очень сложно воплотить не драматургическое, а литературное произведение, вложить в театральную канву 800 страниц книги, когда жалко и слово выбросить. Это серьезная задача. Спектакль получился довольно длинным, мы даже призвали режиссера его несколько сократить, но он сказал, люди ходят, им нравится, значит – так надо.

Действительно, это одна из репертуарный вещей Национального Театра Франка, на которую трудно попасть. Мне порой говорят, вот, вы министр, а продолжаете играть. Но я играю те спектакли, которые уже сделаны и я благодарен театру, который подстраивается под мой сложный и насыщенный график государственной работы, официальных визитов или многочисленных командировок. Поэтому, вместо того, чтобы отдыхать после напряженного рабочего дня, я еще 3,5 часа работаю душой и телом в театре, и горжусь, что я один из главных героев в этом прекрасном спектакле.

- Хватает ли времени для отдыха душой за чтением?

- Я действительно стараюсь находить в своем жестком рабочем ритме время на чтение. В основном, это или поздно вечером, или в дороге. Читаю современную украинскую литературу, классику, очень люблю поэзию. А вот, например, сейчас у меня на столе подарок от друга – книга Роберта Грина “48 законов власти”. Это очень полезная психологическая вещь для человека-управленца. Конечно, когда я попадаю на Форум издателей во Львове или книжный Арсенал в Мыстецком арсенале, у меня просто глаза разбегаются и хочется купить много книг. А потом в довольно короткие минуты покоя открыть хорошее издание и насладиться чтением. Это важно, я считаю, когда человек читает, так он как-то погружается в водоворот историй, вдохновляется ими и, в конце концов, делает лучше мир вокруг себя.

Любовь Базив. Киев.

Фото: Владимир Тарасов

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>