Галина Яблонская, народная артистка Украины
Это надругательство над Украиной, когда представители власти разговаривают на русском языке
25.02.2018 09:30 1205

Ученица Амвросия Бучмы и ровесница Натальи Ужвий, которая до сих пор радует зрителей исполнением главной роли в спектакле «Одинокая леди» – Галина Яблонская впервые вышла на сцену театра Франко почти семьдесят лет назад. С тех пор актриса почти непрерывно играет, однако ее долгая актерская жизнь не всегда складывалась гладко, иногда приходилось противостоять вызовам судьбы и переживать нелегкие времена. Она постоянно открывала новые стороны своей личности, и сейчас, кроме театра, нашла себя в активной общественной работе.

- Какой была ваша первая роль в театре имени Франко, ведь этот театр – это, на самом деле, почти вся ваша жизнь?

- Мне очень повезло, потому что это был Шевченко, я играла мою тезку Галю в спектакле «Назар Стодоля», который ставил Амвросий Бучма. Это был великий режиссер и вообще очень интересный человек. Все, что касается моей профессии и моих чисто человеческих достижений, во многом взято от него. Амвросий Максимилианович был очень требовательным художником, но одновременно – простым, доступным, и, как сейчас сказали бы, демократичным человеком, любил молодежь, всегда был в окружении рабочих сцены, мог с ними и стопочку выпить. Его художественная манера опережала время, он был не похож на всех остальных. Я тогда немного сутулилась, а он мне: "Галя, ходи ровно, это – казачка, она должна ходить c достоинством! У меня не получалось сразу, а он: «Я тебе к косе гирю прицеплю, чтобы ты ходила ровно». Он заложил во мне тот фундамент, на котором потом все нарастало, я от него очень много взяла.

- Актерский путь начался с Шевченко, и вы, судя по всему, с этим именем по жизни не расставались. Читателям будет интересно узнать, что вы является автором международного проекта конкурса «Тарас Шевченко объединяет народы».

Шевченко плакал горючими гневными слезами, а не жалостливыми, чтобы пожалели

- Шевченко прошел через все мое творчество. Я много лет была в жюри Всеукраинского конкурса Шевченковских чтений, в связи с чем пришлось обработать много материала. Его же знают во всем мире, он переведен почти на 300 языков, памятников Тарасу по планете около 1400, больше, пожалуй, только Будде.

Так вот, на конкурсе чтений мне приходилось выслушивать многих чтецов, которые выплакивали Шевченко. Все Катерина да Катерина – и закатеринило, и засопливило, извините. Я говорю: Шевченко плачет горючими гневными слезами, а не этими жалостливыми, чтобы пожалели. Он был героем и протестантом. Он судьбой Катерины показывал, как издеваются над нашими женщинами. Франко же писал, что не знает в мировой литературе поэта, который бы был таким постоянным и сознательным заступником женских прав на человеческую жизнь. Шевченко защищал, а не оплакивал. Я поняла, что надо воспитывать совсем другую его подачу. Совсем другой подход к его произведениям. Их надо по-новому раскрывать. Мы стали проводить мастер-классы, я ставила исполнителя, читал он, а потом я предлагала свою интерпретацию.

В 1964 году Эйзенхауэр говорил, что Шевченко - борец не за свою свободу – он выступал против оккупационной политики России. Это как будто о сегодняшнем дне

- Это интересно.

- Вот сейчас мы уже два года проводим конкурс «Тарас Шевченко объединяет народы». Основная цель – это вхождение Украины в широкое мировое пространство через Шевченко, через проявление культурной дипломатии.

- Какие формы вы предлагаете?

- Номинация «Вживую» – читаемый, поющий и театрализованный Шевченко. Есть еще такая подноминация «Диалог культур», где участники из разных стран, кроме Шевченко – на своем языке читают произведения своего светоча, национального поэта, которого по уровню считают достойным Шевченко. Это привлекло большое внимание. Для тех, кто не может приехать, есть номинация «Видеоформат». Сейчас, слава Богу, такие технологии, которые позволяют это делать. Есть третья номинация – «Мой Шевченко», где о Шевченко поют, пишут стихи, рассказы, представляют вышивки, портреты, живопись, которая отображает Шевченко и его различные периоды жизни.

Есть подноминация «Память». Например, в первый год мы наградили Сергея Нигояна посмертно, потому что он читал Шевченко во время Майдана, его награду отправили и торжественно вручили родителям. В следующем году номинанткой стала моя дочь, Елена Богатырева, в феврале будет год, как она ушла в мир иной, но как театральный художник она оформляла спектакли по Шевченко в театре Франко, имела свои выставки костюмов. Премию ей присудили тоже посмертно, у меня хранится этот диплом.

В советское время власть идеализировала Шевченко, но его идеологии боялась. Его сделали монументом, который будто отделился от нации

Когда в 1964 году в Вашингтоне устанавливали памятник Кобзарю, возле него выступали четыре президента Соединенных Штатов. Эйзенхауэр говорил, что Шевченко - борец не за свою свободу – он выступал против оккупационной политики России. Знаете, это как будто о сегодняшнем дне. Он свою собственную свободу ставил под удар, не за себя воевал, а за Украину.

И сегодня мы определяем монумент Шевченко как символ того, что люди должны знать – только в свободе можно достичь полного раскрытия человеческих возможностей. В советское время личность Шевченко идеализировали, но вместе с тем – его идеологии очень боялись. Его сделали монументом, который будто отделился от нации. Сделали из него идола, к которому можно прийти помолиться, а потом пойти жить по своим правилам, которые ничего общего с императивами Шевченко не имели. Поэтому у меня родилась идея проекта «Тарас Шевченко объединяет народы».

Даже за эти два года в нем приняли участие представители более сорока стран мира. Шевченковская поэзия прозвучала на 44 языках, в том числе и на украинском.

- Именно языковой вопрос хочу затронуть. Как сделать, чтобы на украинском языке заговорили все в стране? Ваш коллега по театру Богдан Бенюк предполагает, что, возможно, необходимо создать языковую полицию или языковых инспекторов. Как вы считаете?

Это надругательство над Украиной, когда представители власти разговаривают на русском языке – тем более сейчас, когда у нас такое противостояние

- Я считаю, такой бескомпромиссный подход к языку должен быть относительно государственных деятелей. Здесь однозначно. Это надругательство над Украиной, когда представители власти разговаривают на русском языке, тем более сейчас, когда у нас такое противостояние. Людей старшего поколения я бы вообще не трогала – это люди, сформировавшиеся в определенный период, им уже трудно переходить. Мне часто говорят: «Я патриот Украины, но я не могу, мне очень трудно перейти». Я понимаю, что в таком возрасте перейти на украинский язык может разве что Яблонская.

А вот что касается молодежи, среднего и подрастающего поколения – это должна быть форма. Особенно в отношении наших воинов и армии. В свое время была большая ошибка в том, что мы не провели реформирование армии, например, как Прибалтика, та же Польша. Они распустили советскую армию, а потом на совсем других началах начали формировать свою государственную армию. И, например, в Прибалтике стало престижным идти в армию, где ты должен был знать свой язык, свою историю, обычаи и только по таким критериям можно было стать военным.

Украинцев к собственной истории нужно возвращать через художественную форму

У нас этого не произошло, мы поменяли только вывеску, а сущность долгое время оставалась русскоязычной. Были исключения, например, – первый министр обороны Константин Морозов, который, вступив в должность, взял репетиторов и за три месяца выучил украинский язык.

Сейчас искусство должно сыграть основную роль, потому что любые действия с помощью силой будут отторгаться. Нужно через душу. Именно эту форму, о которой я говорила, через которую советская власть умела вкладывать в души людей и в их мозг необходимые для режима идеи, эту форму надо взять, но наполнять нашими идеями. Сковорода говорил: искусство – не развлечение, а путь к пробуждению живой мысли. Искусство народы из рабства поднимает, а свободным величие предоставляет.

Наша ошибка – в том, что, принимая законы и Конституцию, искусство отложили на потом

Можно множество авторов цитировать: Гарсия Лорка писал, что через театр можно любой упадок в стране поднять, одухотворенное, окрыленное искусство поднимет и общество все. Но наша ошибка в том, и я даже Яворивскому об этом говорила, когда только принимали Конституцию и все законы – обратили внимание только на экономику, искусство и культуру отложили на потом...

Моя творческая жизнь складывалась не очень успешно, начало было удачным, были хорошие рецензии, а потом наступил период, когда я стала не нужной театру. Пришел новый руководитель, который расчищал дорогу для своей жены, а за моей спиной никакой поддержки не было, была только я и мои способности. Я никогда не была членом партии, хотя в комсомоле была активной, выпускала газету, стихи писала.

Был период, когда я почувствовала себя не нужной театру, даже думала руки на себя наложить

Когда наступил этот период, я даже думала руки на себя наложить, но потом, прошло время, я поняла, что это была просто школа, Господь помог. Благодаря тому, что меня вытолкнули из театра, я вынуждена была искать себя в чем-то другом, готовила концертные программы, активно работала на радио и телевидении. И собственно, это привело к общественной работе. От Союза писателей, когда с советского времени там еще было бюро пропаганды украинского слова, мы на разных юбилеях пропагандировали произведения украинской классики, современных украинских поэтов. Конечно, и Пушкина читали, и Лермонтова, но основа – это был украинский язык. Мы ездили в общежития, на предприятия, в высшие учебные заведения, ездили по селам. И, вы знаете, в этом непосредственном общении со зрителем (когда он перед тобой, глаза в глаза, не через большое расстояние, потому что в театре – совсем другой способ общения со зрителем), ты видишь и чувствуешь – слышат тебя или не слышат, воспринимают тебя или не воспринимают. Это была колоссальная школа, которая дала мне даже больше, чем работа на большой сцене в театре Франко. Комплектовалась группа – актер, писатель и какой-то певец или бандурист, который ставил музыкальный номер. Первым всегда выступал писатель.

- Вы упомянули о бюро пропаганды. А как считаете, не нужно ли сейчас снова прибегнуть к практике ведения определенной «идеологической работы», в здравом смысле?

- Я с вами абсолютно согласна. Ведь есть стакан и есть наполнение, стакан – это форма, налить в него можно и прекрасный напиток, и яд. Так вот, мы выбросили и стакан, и то, что в него можно налить. Нам эту форму надо было сохранить и через форму художественного донесения уже вкладывать туда иной смысл.

Нам сегодня нужен смысл – возвращать через художественную форму украинцев к нашей истории, к нашим героям, нашим выдающимся событиям, которые нам просто не дано было знать, потому что они были запрещены. И мы этого не использовали.

- Перед каждой актрисой рано или поздно встает выбор: гастрольная деятельность, репетиции, карьера или нормальная спокойная семейная жизнь. У вас был такой момент, когда приходилось выбирать?

- Вы знаете, это действительно создавало для меня внутренний дискомфорт и как раз пришлось на период, когда меня выталкивали из театра. Я доигрывала старые роли, в новом репертуаре меня не было, или давали маленькие эпизоды. Муж говорил, что я слишком унижаюсь, и что я не нужна театру. Тогда у нас было уже двое детей, от ролей в кино я отказывалась, отбрасывала сценарии, даже не читая, потому что знала, что если еще в кино пойду, то уже будет полное недопонимание в семье. Собственно, можно даже потерять семью и мужа.

В господних заповедях сказано: не сотвори себе кумира, а я сотворила – своего мужа

Я стояла перед вызовами, которые потребовали очень жестких решений, надо было или – или. Но потом я услышала разговор своего мужа со своим другом, и он говорил: «Я не люблю ее, я ее просто жалею». А я его очень любила, можно сказать, что это была любовь, о которой пишут в романах. Когда ему делали операцию аппендицита, то я стояла под окнами хирургического отделения и молила Бога. Думаю: Господи, пусть я останусь без руки, без ноги, но чтобы у него все было хорошо. А такое говорить – это большой грех, потому что по господним заповедям: не сотвори себе кумира, а я сотворила. У меня были поклонники, но они больше раздражали, думаю – вы что, не видите, что я замужем, у меня семья, мне это не нужно. И когда я услышала, что меня только жалеют, а не любят – моя любовь умерла. Я дважды подавала на развод, но мы остались вместе, он уже не хотел меня бросать, не любя оставался со мной.

Я поднимала вопрос Крут еще в 1998 году, предлагала сделать 29 января Днем молодого патриота

- Как вы справились с этим?

- Я освободила себя от постоянного напряжения, но некоторые вещи уже были потеряны. Для меня стало спасением погружение в общественную работу, в концертную деятельность. Это стало для меня пространством, где я могла себя утверждать. У меня было очень много рецензий о своих выступлениях, об общественной работе, кроме того, я первой подняла вопрос Крут, еще в 1998 году. Мы уже тогда начали работу, ходили на Аскольдову могилу, ездили в Круты сами. В 2000 году от нашей организации в Доме учителя было колоссальное мероприятие о событиях Крут, я перерыла кучу документов, сама написала сценарий, был полный зал людей, и после спектакля мы зачитали письмо Президента Украины Леонида Кучмы, премьер-министра Виктора Ющенко и мэра города Александра Омельченко, чтобы 29 января сделать праздником – Днем молодого патриота Украины. Конечно, тогда никаких ответов мы не получили, но перед 2003 годом Леонид Кучма вдруг издал указ широко отметить день Героев Крут.

- Сейчас уже почти готов к выходу фильм о событиях в Крутах. Вы уже знакомились с ним? Свое мнение о патриотическом украинском кино скажете?

- Фильм я видела только отрывками. Там вышли немножко постарше все эти крутянцы. Они же были гимназисты, 15-летние.

Конечно, это первые шаги, так слава Богу, что они хоть уже есть. Но сколько времени потеряно! Вы знаете, если бы это было с самого начала заложено в основы нашей государственности, то не было бы и сепаратистов. Раньше с Западной Украины ездили на Восток, выступали, оттуда забирали детей к себе на различные традиционные праздники, налаживались контакты. Это все было снизу, государство в этом никак не участвовало. Если бы этот процесс развивался дальше на государственном уровне, было бы хорошо, но кому-то было выгодно – «разделяй и властвуй», начали делить: это Восточная Украина, а это Западная, вбили клин между ними и начали натравливать друг на друга.

Я думаю, что сейчас все должно развиваться. Мы собираемся провести 2 марта стартовую пресс-конференцию нашего международного проекта-конкурса «Тарас Шевченко объединяет народы». Собрать ученых, педагогов, представителей прессы, чтобы они своим авторитетом донесли, что этот конкурс очень нужен не просто как культурологическое мероприятие, а как мероприятие по налаживанию контактов со всеми странами, пусть мир знает Украину как страну, которая хочет жить в мире, в согласии, в справедливости, потому что Шевченко – это наш пророк, который боролся за мировую справедливость и воспевал не только свой народ, но и другие народы. Он любил всех. Он ненавидел царское самодержавие, но он молился на Лермонтова, он его чуть ли не святым считал. Он поддерживал, называл своей дочуркой российскую писательницу, которая стала украинской писательницей Марко Вовчок. Понимаете, он не любил польскую шляхту, не любил ее политику по отношению к Украине, но у него было множество друзей среди поляков. Я столько о нем изучала, что если бы была ученым, то уже ученую степень могла бы защитить!

- Может есть мысли написать книгу?

- Мысли есть, времени нет с этим потоком событий, вы себе даже не представляете – сколько времени отнимает конкурс. Мы же все работаем на общественных началах, мне говорят: это мы ради вас этим занимаемся, а я говорю – не выдумывайте, я вижу, как вам это самим нравится! Что это за оскорбление Шевченко? Это вы не ради меня, это ради Шевченко и ради Украины мы работаем!

Секрет моей молодости в том, что за всю жизнь я лишь дважды была у косметолога

- Мы вам очень благодарны за интересный разговор, но напоследок не могу удержаться: вы невероятно выглядите – скажите, в чем секрет вашей красоты и молодости?

- Знаете, секрет наверное в том, что за всю свою жизнь я лишь дважды была в косметическом кабинете: один раз – когда сильно обгорела на солнце и ничего не помогало, а второй раз – когда мне подарили абонемент в салон красоты. Я пошла, легла, они что-то там начали делать. Я говорю: а это долго? Да нужно минут 40 полежать. Да вы что? Я за 40 минут сколько всевозможных дел могу сделать! И вот один раз я пошла – и больше я уже не пользовалась.

Любовь Базив. Киев

Фото: Козак Виктория

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>