SELECT p.id,p.filename, p.memo_rus memo, g.photo_id main_photo, g.name_rus gname FROM photos p LEFT JOIN galleries g ON g.id=p.gallery_id AND g.photo_id=p.id WHERE p.gallery_id=? ORDER BY main_photo DESC, p.weight Украинский китч за британские деньги - 21.03.2018 14:30 — Новости Укринформ
Украинский китч за британские деньги

Украинский китч за британские деньги

2104
Ukrinform
Takingthestage – конкурс для режиссеров и театров, который Британский Совет в Украине проводит в третий раз

Звонок Саре Кейн, бритье кетчупом, восстание церкви «Содомиты за Иисуса» и «расстрелянное кошачье возрождение»... Примерно таким был нынешний конкурс Takingthestage на постановку британской драмы в Украине.

Takingthestage – конкурс для режиссеров и театров, который Британский Совет в Украине проводит в третий раз. За эти три года он прошел свои этапы эволюции с точки зрения процесса отбора: от сценических чтений только современного круга авторов – к 20-минутным эскизам на сцене и включению в список текстов Шекспира, Диккенса и Хокинга.

Суть конкурса проста: режиссеры вместе с театром-партнером выбирают материал и подают заявку. Впоследствии те заявки, которые были отобраны украинскими и британскими экспертами в шорт-лист (в этом году конкурс проводился в сотрудничестве с лондонским театром «YoungVic»!), превращаются в фрагменты-тизеры постановок, а зимой – трое победителей дают премьеры и представят полные версии спектаклей.

При этом Британский Совет финансирует лишь ограниченное количество показов по правилам проектного театра, а режиссеры-участники не обязательно должны быть штатными работниками того или иного учреждения.

Бесспорная ценность, которую от такого проекта получают все, заключается вот в чем. Поскольку украинский театр – бедный, и с большей радостью организует тысячную постановку кого-то из давно переведенных мертвых классиков, чем заплатит за перевод британской литературы с соблюдением всех авторских прав, такой конкурс – прекрасная возможность приобщиться к нормальной, по-человечески сделанной презентации современной зарубежной драматургии, которой часто нет в свободном доступе. (Особенно это актуально для тех, кто еще не сдал на сертификат С1 или у кого нет денег на лицензированные версии книг на Амазоне...)

Итак, премьеры этой зимы такие: Максим Голенко с пьесой «Лейтенант с острова Инишмор» Мартина Макдонаха («Дикий театр»), Роза Саркисян с текстом Сары Кейн «Психоз в 4.48» (Киевский театр «Актер»), Дмитрий Захоженко и «Мир в ореховой скарлупе» Стивена Хокинга (Новый драматический театр на Печерске).

Работу последнего финалиста можно будет увидеть только 17 и 18 марта, а первые две уже прошли в конце февраля и будут идти в течение всей весны. Поговорить хотелось бы именно о них, ведь какой бы не была «полнометражная» версия медитативно-космического эскиза Дмитрия Захоженко, где символом появления земной жизни стал настоящий котик на сцене, первые две – точно не составят ему компанию. Во-первых, потому что осваивают проблемную нишу современной драматургии, а во-вторых, потому что нацелены вовсе не в космос, а на реальность политического, экономического и гендерного трэша.

Анархия под маской психоза

Текст Сары Кейн «Психоз в 4.48» является культовым не только для британского, но и для всего современного постдраматичного театра. При этом таким себе вне-текстовым его продолжением, в духе радикальных перформативних практик, является то, что автор действительно находилась в состоянии острой клинической депрессии и действительно умерла в 4:48, совершив самоубийство после точки в тексте.

На классическую драматургию с трехфазным сюжетом (скажем, хоть с каким-то сюжетом) текст Кейн похож примерно так же, как пустая «Книга» Малларме – на мультики Диснея. Это – написанный в режиме спорадической агонии, разбитый отдельными составами, тавтологиями, цифрами монолог, который даже перестает быть монологом; в котором делятся, множатся и совсем расщепляются голоса пациентки, подруги, мужа, доктора.

Роза Саркисян, главный режиссер Первого театра во Львове, делает из этого на базе Киевского театра «Актер» истерическое кабаре. Истерика и анти-эстетский пафос; анти-эстетский пафос на грани подростковой истерики – вот то электричество, которое удерживает часовое действо, рассчитанное на две актрисы (Нина Хижная – условная школьница в платье фасона двухтысячных, Оксана Черкашина – андрогин-анорексичка в мужском пиджаке с накладным членом), одну пианистку, одну неотцентрованную проекцию, черный холодильник, связки сосисок и кетчуп «Торчин» вместо крови.

Режиссерский жест и попытка высказывания здесь связана прежде всего с подрывом иерархической модели театрального произведения. «Психоз в 4.48» – такой себе плевок в лицо театра, который все еще пытается быть «красивым», который относится к себе очень серьезно – как к «кафедре», «увеличительному стеклу», «храму» – и продолжает кормить людей пустотой с глаз бутафорского Йорика в момент, когда кому-то на другом конце мира отпиливают руку.

По сути, это такая себе «отмена» театра – где-то между играми с телом надувной куклы и очередным треком о том, что «ночь не может закончиться», а «в 4.48 начнется депрессия» (композитор Александра Млацковская). При чем отмена до такой стадии помешалась, что у зрителя вообще возникает сомнение хоть в какой-то легитимности представленной работы (за которую он, ко всему, еще и заплатил билетом). Ну то есть в том, что здесь кто-то что-то делал и намеревался показать.

Один из кульминационных моментов такой иронии – сцена, где актрисы зачитывают список вопросов, которые были реально заданы им британским ментором проекта: «Почему парик розовый? Почему Оксана в одной из сцен – собака?..»

«Психоз в 4.48»

Но что тут, собственно, можно сказать? Почему бы ей и не быть собакой, кошкой, женой, мужем, телом, если основное, положенное на музыку мнение кабаре и текста,  there’snopointinanythingbecauseI’mgoingtodie?

И у украинского театра, в отличие от убийственной личности Кейн, эта идея вызывает не столько желание повеситься, сколько желание кого-то наказать за это.

Жизнь в режиме «зрада/перемога»

Драматургия ирландца Мартина Макдонаха впервые зашла на украинскую сцену благодаря объединению ЦСИ «ДАХ», который в начале своего существования экспортировал актуальные тенденции «извне». Чем она необычна, так это тем, что здесь есть и лояльно оформленный сюжет, и персонажи, и привкус едва не убаюкивающего сторителлинга. Однако все это подано под таким соусом гиперреализма, что к реальности в ее повседневном восприятии оно имеет примерно такое же отношение, как кусок кожи на гистологический анализ – к живому человеку с его образом, поведением и мыслями.

Кровь, детализация пыток, тщательно прописанные вспышки агрессии (в которых убедительным и логичным является все, кроме мотивов этой агрессии), нагромождение образов искалеченного тела в тексте «режут глаза» и превращают вроде бы очень честную в своем изображении реальность в чей-то больной макабр.

Особое место здесь отведено извращенно-внезапной чувственности. Макдонах изображает мир, в котором не любят людей, но могут легко полюбить, скажем, кота – как вот в случае с «Лейтенантом с острова Инишмор», или чупа-чупсы – как в «Калеке с острова Инишмаан». Это – такое себе парадоксальное проявление «человечного» на территории, где любовь к бессмысленному предмету значительно реальнее, чем ужас от натурального убийства на экране в ленте новостей.

В обработке Дикого театра история о «Лейтенанте...» получает название «Кицюня». Один из ключевых героев здесь – ирландский националист по имени Патрик (Владимир Заяц), в котором готовность выламывать ногти сочетается с немного имбицильной, но возвышенно-романтической любовью к своему коту.

Это совсем не комедия, как могло бы сейчас показаться. Просто Ирландия для Макдонаха – такая себе провинция под мышкой великой Британской империи, колония на три хаты, в которую только время от времени завозят продукты цивилизованного мира, и в которой люди существуют среди кур, котов, луж, грязи, тлеющего национализма, прошлогодних передач и шума оборванного эфира ТВ.

Словом, зачем все эти намеки, если и так ясно, почему Ирландия вызывает ассоциации с Украиной. И зачем вся эта прихлебательская игра театра в метафоры, какие-то там скрытые послания от режиссера, если можно сказать это прямо-таки транспарантно: Украина – дыра.

Максим Голенко, режиссер и соучредитель Дикого театра, сознательно выбирает стратегию накопления китча. Он буквально «пробегается» по тексту и заменяет все ирландские названия на украинские. На всю сцену висит надпись «RIDNAHATAMOYA», кот – элемент абсурда – откликается на «Бандеру»; наркоман, которого истязает Патрик, продает марихуану студенткам ПТУ; одна повстанческая армия отделяется от другой повстанческой армии, чтобы образовать свою повстанческую армию; после фразы об убийстве родной матери звучит песня Малышко «Рідна мати моя». А над сценой – музыкальный бэнд «RedAlice» в масках террористов аккомпанирует, в том числе, шуткам о «расстрелянном кошачьем возрождении».

И да, вам не показалось. Все эти элементы – реального исторического прошлого, стереотипных представлений о прошлом, шаблонной «украинскости» и какого-то обезличенно-мультикультурного мира – существуют в хаотичном паноптикуме, в безразборном и «горизонтальном» вареве современных рельсовых мифологий.

С этой точки зрения, «Кицюня» – один из немногих спектаклей, который очень точно попадает в коллективный опыт и память миллениалов. Он выстроен не столько на принципе гротеска, сколько на культуре мема.

Ну и в конце-концов, – а это уже транслируют со сцены оба финалиста, – есть ли, мол, какая-то разница, побеждает одна повстанческая армия или другая в мире, в котором давно победили шутки об ИГИЛ, танцы о смерти, видео про котов и новый вкус Кока-Колы?..

Елена Мигашко, театральный критик

Фото автора


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-