Иван Леньо, лидер фолк-рок-группы «Kozak System»
У большого количества людей рабство в голове - постоянная величина  
25.03.2018 09:00 1477

Творчество фолк-рок-группы «Kozak System» имеет ярко выраженный украинский характер и сопровождается мощной гастрольной деятельностью за границей. Но несмотря на это, еще до недавнего времени они почти не попадали в эфиры украинских телеканалов и радиостанций. В чем фокус? Мы поинтересовались у фронтмена группы Ивана Леньо, какие сейчас алхимические процессы происходят в их музыкальной системе. Ведь козаки таки умеют удивлять, недавно приняли участие в отборе на Евровидение–2018, а в конце марта презентуют лирический альбом «Не моя».

- Иван, вы с козаками очень много гастролируете за границей, но все песни вашей группы исключительно украиноязычные, это сознательный выбор – целенаправленное продвижение украинского языка и украинской песни в мире?

Должно вызывать удивление, что кто-то из наших музыкантов или поэтов пишет или поет на другом языке, чем на украинском!

- Представьте себе, насколько мы, украинцы, потеряли веру, если даже музыкальные коллективы, которые поют исключительно на украинском языке, воспринимаются обществом, как какое-то невероятное служение Родине. Должно быть совсем наоборот, должно вызывать удивление, что кто-то из наших музыкантов или поэтов пишет или поет на другом языке, чем на украинском!

Но я понимаю причину этого вопроса, ведь сегодня огромное количество наших людей не осознают, что для них Родина, и какими должны быть принципы страны, чтобы она считалась полноценной, независимой и процветающей. Бесспорно, мы с козаками и частью этой страны считаем себя украинцами и патриотами, хотя я не очень люблю слово патриоты...

- Давайте об этом поговорим подробнее, ведь в понятие «патриотизм» каждый вкладывает что-то свое, какие смыслы вкладываете в него вы?

- На мой взгляд, это вообще определенное клише, которое существенно уменьшает понимание, что такое Украина, и что такое украинцы. Я – украинец, и этим все сказано. Мне не нужно никому ничего доказывать, мне не нужно, чтобы меня называли патриотом. И наше с козаками творчество имеет ярко выраженный украинский характер.

- То есть, на других языках, даже ради расширения аудитории, петь не планируете?

- Мы можем попробовать, и пробовали неоднократно – пели на польском, на английском, но это всего лишь средство выражения той или иной эмоции. Мы много гастролируем по Польше, и вполне естественно, что некоторые тексты, припевы, а возможно и песни, мы переведем на польский язык – для того чтобы уменьшить барьер между слушателем и нами. Хотя у меня страшный акцент и в польском, и в английском языке, но на самом деле это не так важно, главное – донести месседж.

- Вы пробуете себя в разных направлениях и формах общения со слушателем, например, в совместных проектах с другими украинскими артистами. Чем вам нравится такой формат работы, ведь приходится делиться аудиторией еще с кем-то?

- Мне кажется, что это уже обычное дело, когда творческие люди пытаются делать совместные проекты с подобными себе людьми. Во-первых, это интересно, во-вторых, ты никогда не знаешь, что получится в финале, да и от самого процесса ты получаешь большой кайф. «Kozak System» – это вообще целая система, которая объединяет очень многих людей, не только музыкантов, но и представителей других профессий. Это такая лаборатория, в которой варится очень много алхимических составов. Но на выходе, я так надеюсь, мы получаем очень качественный украинский продукт.

- Вы принимали участие в проекте «Белые ночи», где выступали в роли декламатора. Поэтому, хотела спросить, собственно, о поэзии. Сейчас активно восстанавливается тенденция, когда поэты выступают для широкой публики, вот на недавний концерт Жадана даже не все желающие смогли попасть. По вашему мнению, могут ли стихи, которые звучат со сцены, посоревноваться с песней по уровню влияния на слушателя?

Поэзия – это очень сильное оружие, и не менее стоящее, чем песня

- Поэзия – это очень сильное оружие, в хорошем смысле этого слова. Не менее стоящее, чем песня. Все зависит от самого человека, поэта, художника. Насколько у него мощный стержень, насколько сильна его вера в себя, в то, что он делает, и в то, что его творчество действительно актуальное и интересное.

Пример Сергея Жадана в этом очень показателен. На его творческий вечер приходит по тысяче-полторы человек. Это говорит о том, что Украина действительно возрождается, людям интересно все украинское. И это как раз тот момент, когда им нужно это давать. У многих действительно появился сознательный интерес, и не только потому, что сейчас организовалась определенная ниша, связанная с запретом на все чужое, российское, в частности.

- Вы же, кстати, были одним из инициаторов запрета медиа-контента, произведенного в России, результатами довольны?

Мы наблюдаем определенный ренессанс – возрождение всего украинского

- Результаты, как видите, очень положительные. Мы наблюдаем определенный ренессанс – возрождение всего украинского. И это касается не только культурной сферы. Результаты, я уверен, сейчас увидели даже те, кто раньше не верил, или прикрывался манипулятивными вещами, мол, если мы уберем все российское, то появится пустота, или взамен придет что-то менее качественное украинское.

Но, как видите, собаки лают, а караван идет – все пустоты заняты, даже места не хватает.

Скажу так, что современные украинские поэты уже вышли из тени. Почему-то, так было принято во времена Советского Союза, что поэт – это, обычно, человек андеграунда, который может проявлять себя в каких-то подвалах, кафе и на квартирниках, где собирается 10-20 человек по образцу общепринятого «советского» отношения к поэзии.

В современной Украине поэты должны быть суперзвездами

Но мы живем в современной Украине, и мне кажется, что именно поэты должны быть супергероями и суперзвездами. Мы с козаками приобщаемся к этим процессам и делаем песни на слова крутых современных украинских поэтов, потому что поэзия – невероятно важная составляющая, песни должны быть со смыслом. И чем красивее, чем содержательнее, чем глубже поэзия в песне, тем увеличивается ее шанс стать таким себе бестселлером, стать для слушателя дорогой, родной и еще долго жить в головах и душах.

- Прочитала «Пятнадцать принципов» от Ивана Леньо, прониклась, и хочу на некоторых из них остановиться. Вот, вас раздражает, что Советский Союз до сих пор сидит в головах людей и не отпускает. А как это побороть, как вычеркнуть из нашего сознания это тормоз на пути к европейскому обществу, которым мы стремимся быть?

У каждого человека на своем уровне есть значительные возможности влиять на положение вещей в стране

- Интересный вопрос, сложный. Если у человека есть импульс к узнаванию нового и интересного, его ничем не остановишь, и он, проанализировав историю и современность, найдет для себя приоритеты и поймет, что жить по советским стереотипам не прогрессивно. Но как заставить это делать, я не знаю. Возможно, должна быть какая-то серьезная программа, которую должни были бы применять для выполнения те люди, которые отвечают за образование, культуру. У нас же происходит, пусть и медленно, декоммунизация. Это не быстрое дело. Есть люди, которым очень трудно доказать вещи, которые им же помогли бы быть более свободными, прогрессивными, вывести их на совсем другое измерение.

- Возможно, собственным примером?

- Понимаете, у большого количества людей это рабство в голове – настолько постоянная величина, что даже дискуссия по поводу попытки вытащить их из него – бесполезная. Я общаюсь с огромным количеством разных людей по всей Украине, и мне обидно констатировать факт, что у нас немалое количество людей до сих пор ограничены определенными рамками. И это тоже последствия извечного влияния Российской империи на жителей современной территории Украины.

Я уверен, что сегодня половина населения еще не до конца осознает, что такое Украина и чем для него является эта территория – это место жительства, это родина, это родная мамочка.

Общий уровень культуры, исторической осведомленности, количества выездов за границу, прочитанных книг, проанализированных статей, увиденных фильмов – все это важно и все это, к сожалению, находится в весьма начальном состоянии.

Я лично не хочу жить в другой стране, я не хочу, чтобы меня окружали не свои, другие люди. Как говорил кто-то из известных философов, ад – это другие. Я хотел бы, чтобы вокруг меня были свои, чтобы мне было легко, просто. Общение со своими людьми имеет одну фундаментальную составляющую – у нас совпадают мнения, нам не нужно что-то выяснять, спорить, у нас одинаковое понимание и ощущение страны – Украины.

- Чувствуете ли вы просветительскую миссию, которую может нести ваше творчество?

- Мне бы хотелось верить, что наша с козаками деятельность фактически является просвещением. Мы делаем все, что можем. В первую очередь мы реализовываем свои внутренние ощущения, но впоследствии, когда после концертов к нам приходят за кулисы люди, дети, взрослые, люди разного возраста и выражают свой восторг, свою эмоцию, мы тогда понимаем – о'кей, мы на своем месте.

Но даже если бы не было такого резонанса, мы бы все равно продолжали бы делать то, что делаем. Такие исторические фигуры, как Стус, Вячеслав Чорновил, вряд ли при жизни почувствовали благодарность за свою гражданскую позицию. И ушли на тот свет жертвами советского режима, тоталитарной России, но они делали то, что делали и другого пути для них не было. И для нас другого пути нет.

Если нас за это благодарят – мы рады, мы довольны, мы счастливы, а если не будут благодарить – ничего страшного, мы все равно будем делать то, что делали.

- То есть, вы не из тех, кто во всех бедах в стране обвиняет политиков. Вы готовы брать на себя долю ответственности и вносить свой вклад в ее развитие?

Украина – это я. И я давно понял, что от меня лично очень многое зависит

- Это в первую очередь понимание того, что я и есть Украина. Спросите у рядового украинца, что такое Украина. Я уверен, что на этот вопрос ответ будет или сумбурный, или его вообще не будет. Украина – это я. И я давно понял, что от меня лично очень многое зависит. По крайней мере, я могу изменить пространство вокруг себя, даже если взять свое близкое окружение, то так или иначе, у меня есть возможность влиять на уровень сознания минимум 50-ти таких вот маленьких «украин».

- Есть ли у вас какие-то политические предпочтения? Вообще, как вы относитесь к артистам, которые идут в политику?

Если бы чувствовал, что мои знания, талант и ум приведут к результату, я пошел бы в политику, но пока еще не до конца понимаю, как функционирует это измерение

- Нормально отношусь.

- Для себя не рассматриваете такую возможность в перспективе?

- Я привык быть независимым и привык к результатам своей работы, с «Kozak System» мне просто, у нас очень хороший климат в коллективе и все, что мы задумали, мы реализовываем.

Если бы я чувствовал, что мои знания, талант и ум могут привести к результату в политике, я, пожалуй бы, и пошел. Сейчас я этого я не делаю, потому что не до конца понимаю, как существует и функционирует это измерение.

Я видел примеры музыкантов, которые пробовали себя в политике, в частности, Злата Огневич, Слава Вакарчук, Руслана. Их примеры говорят, что они разочаровались или, скажем так, не смогли себя там найти. Я считаю, что у каждого человека на своем уровне есть значительные возможности влиять на положение вещей в стране. Разговаривал со многими умными людьми, у которых реально была возможность претендовать на пост президента этой страны, но они сознательно не захотели себя, скажем так, в жертву приносить. Для того, чтобы начать работу, прежде всего, – надо понимать, твоя жертва действительно нужна и полезна.

Президент страны – это дирижер симфонического оркестра, как он зазвучит, – зависит не только от него

Я близко дружу с Виктором Андреевичем Ющенко и имел возможность примерить на себя его пальто. Для меня всегда была интересна роль личности в истории, я много читал на эту тему, поэтому сегодня у меня нет особенных иллюзий по этому поводу, потому что знаю, какой это большой крест – управлять страной. Даже когда-то пришла такая аналогия, что президент страны – это дирижер симфонического оркестра. Мне это проще понять, потому что я музыкант, и учась в консерватории, я также учился симфонической музыке и дирижированию, то есть, теоретически, могу дирижировать симфоническим оркестром.

Удерживать страну на плаву, одновременно продолжая войну с Россией на глазах у всего мира – очень не просто

Так представьте, что наша страна – это оркестр, в котором очень разные люди, а президент – дирижер, который пытается вместе с этими людьми сыграть очень сложное и интересное симфоническое произведение. У него на партитуре есть это произведение, и, теоретически, это произведение должно быть у каждого из музыкантов, но, по природе вещей, половина из музыкантов бездельничает, половине не нравится дирижер, у части неправильная партитура, часть – в принципе, не очень разбирается в музыке и поэтому играет с ошибками, часть – вообще не слышит дирижера. А ему нужно сделать так, чтобы весь этот симфонический оркестр зазвучал, и зазвучал так, чтобы от этого все получили огромное удовольствие. Это аналогия, но она очень правильная: на сегодня мы не звучим, и я уверен, что проблема не в дирижере, а в нашем народе, который до сегодняшнего времени не единый в фундаментальных пониманиях и знаниях, что такое государство, на каких принципах оно должно формироваться, и как оно должно развиваться в дальнейшем, и кто ты как часть своего государства.

- В одном из интервью в 2015-м году вы выражали надежду на скорую стабилизацию ситуации в нашей стране. С того времени прошло 3 года, какие ваши прогнозы сейчас? Вы же бываете в зоне АТО, как ситуацию теперь видите?

- Я сейчас буду сам с собой спорить, потому что думать, что мы можем очень быстро закончить эту войну, – было вызывающе. Наверное, на тот момент я говорил это сознательно, чтобы украинцы верили в себя. Я преувеличивал, но преувеличивал с пониманием. Я не из той категории людей, которые любят, или ждут предательства. Я оптимист по своей природе. Во-первых, мы уже победили, потому что Путин со своим войском, который теоретически мог уже давно заехать с черниговской стороны и имел ресурс, чтобы попытаться тотально захватить Украину, – этого не сделал. Это говорит о том, что он боится и понимает, что украинцы дадут такой отпор, что не исключено, что позже этот отпор перерастет в наступление и он может потерять вообще всю свою территорию. Это уже огромный плюс. У нас на сегодня есть армия, есть огромное количество людей, которые готовы ценой своей жизни защищать независимость своей страны и, в сравнении с 2013-2014 годом, это уже огромное достижение.

Я хотел бы, чтобы каждый из нас понимал, как не просто удерживать страну на плаву, одновременно продолжая войну с одной из самых мощных стран мира, и нам, украинцам, не повезло получить этот первый удар и продолжать эту войну на глазах у всего мира.

Майдан – не разовая акция, это состояние души и механизм, с помощью которого можно влиять на исторические процессы развития человечества

Когда мы победим, мы получим даже гораздо больше дивидендов, чем сама победа. Мы получим независимую страну и независимый народ, который формируется в процессе этой войны.

На сегодня у нас большое количество людей еще сомневается в причинах этой войны, для многих – это следствие каких-то там политических договоренностей или выгод, но это ерунда.

Майдан, как некоторые думают, это не разовая акция, Майдан – это состояние души, Майдан – это понимание того, что есть определенные формы, с помощью которых можно влиять на исторические процессы развития человечества.

И мне очень нравится, что в Украине идут такие процессы, когда новая власть, которая заменяет предыдущую, не чувствует себя комфортно и все время переживает, что завтра-послезавтра под Верховную Раду может собраться до миллиона человек. Я не говорю сейчас о каких-то проплаченных революциях, руководители которых далеко не идеальные люди. Очень хорошо, что украинцы научилась разбираться в так называемых лидерах и не реагируют массово на вызовы, которые эти лидеры создают. Это показывает уровень сознания.

- К теме Майдана. В феврале должен был состояться показ рок-оперы "Должен быть свободным", но премьера не состоялась, потому что именно в этот день был отбор на Евровидение-2018. Я хотела спросить – на когда планируется все же премьера, известна ли уже дата?

- Нет, такой даты пока нет. Мы с Владимиром Лавренчуком, автором музыки и идеи этой рок-оперы, решили сделать ее определенную перезагрузку, переформатирование. У нас уже было несколько закрытых показов, мы пробовали почувствовать, как реагирует рядовой украинец на то, что он видит и слышит. И нам показалось, что эта опера имеет право выйти за пределы закрытых показов и быть доступной для любого из украинцев. Но эти эксперименты все таки еще не до конца нами проведены. Во-первых, Революция достоинства – это очень тонкий лед. И когда ты просто рефлексируешь на события на Майдане через какие-то театральные или музыкальные образы – это одно, а когда просишь за это деньги – это уже немножко другое. Мы боялись, что украинцы могут неадекватно воспринять то, что им приходится платить за билет, чтобы это не воспринималось, как спекуляция на Революции Достоинства.

Поэтому, мы еще до конца не пришли к пониманию, какой будет эта финальная картинка, финальное звучание, финальное видение. Мы продолжаем работать и я уверен, что рано или поздно эта опера, мюзикл, спектакль станет доступным для зрителя и мы объедем не только нашу страну, но и весь мир с презентацией этой рок-оперы.

- Далее хотела спросить о вашем участии в отборе на Евровидение. Как вообще возникла такая идея, что побудило такую группу, как "Kozak System" – принять и посоревноваться с поп-культурой?

- Начнем с того, что наше украинское телевидение – не совсем украинское. И, соответственно, возможности показать себя такой группе, как «Kozak System», невероятно ограничены, или я бы сказал, сведены почти к нулю.

Мы часто выступаем за границей и для нас четко понятна картина того, как воспринимается иностранцами украинская культура. Поскольку нынешний конкурс Евровидения позиционировал себя как достаточно незаангажированный, то нам показалось, что мы можем побороться и даже выиграть для того, чтобы продолжить делать то, что мы делаем: выступать за границей. Только в данном случае получить огромное количество зрителей вследствие действительно мощного внимания мировых медиа к этому конкурсу, и таким образом донести свою эту украинскую фишку, украинскую идею, музыку, песню до большого количества зрителей за границей.

Но, на наш взгляд, произошло не совсем то, что мы хотели. Вернее так: Руслан Квинта, который был заявлен как главный продюсер Евровидения, будучи человеком действительно украинским, дал понять, что, ребята, – имеете все шансы, никто вас не будет тормозить, и никто не будет палки в колеса ставить. Просто сделайте то, что вы делаете, я как музыкальный продюсер это поддержу.

Но, кроме него, есть еще большое количество людей, вовлеченных в организацию этого конкурса. И когда мы приняли в нем непосредственное участие, то поняли, что жюри из известных вам людей достаточно заангажированное и у каждого из них есть свой фаворит, и канал СТБ, который освещал этот конкурс, тоже довольно субъективно настраивал людей на приоритеты.

Если бы это действительно был общенациональный отбор, то его должен был бы освещать какой-то один из независимых национальных каналов. И теоретически даже и жюри было бы не очень необходимо. Потому что, если голосуют люди, то пусть они и голосуют, независимо от того, кто, по мнению жюри, является фаворитом или симпатиком. Жюри, так или иначе, формировало определенное восприятие участника, и, таким образом, психологически влияло на выбор самих людей.

- Но, я думаю, что вы получили очень хороший опыт и увеличили свою аудиторию.

- Мы не жалеем, что приняли участие, потому что мы показали свое шоу, свою песню, мы получили огромное количество положительных отзывов, а также опыт и огласку. И приверженность части людей, которые смотрели телевизор. Мы его не смотрим уже лет 15, но, к сожалению, огромное количество людей формируют свои вкусы и мнения именно из контента телевизионных программ, поэтому для них мы собственно и вышли на этот конкурс.

- Еще один ваш интересный жизненный принцип – вы считаете неприемлемым греться неделями на песке. А как вы отдыхаете, имея такой плотный график: гастроли, напряженная работа.

- Когда-то один умный человек сказал: если вы выбрали для себя профессию по душе, то работать вам уже не придется. Я один из таких. То, что я делаю, я делаю с огромным удовольствием. И соответственно, я не устаю.

Я понимаю людей, которые работают ежедневно с 9 утра до 6 вечера и в свой отпуск раз в год они едут в Кипр, Египет, Грецию или Объединенные Арабские Эмираты и 10 дней ничего не делают, лежат на песке, греют свое пузо и купаются в море. Я их понимаю и сочувствую им. Мне повезло, у меня есть возможность самому выбирать – когда вставать, когда ложиться, что делать, а что не делать, куда ехать, а куда не ехать. Мы ездим по многим странам мира, поэтому я совмещаю полезное с приятным, я вижу мир, отдыхаю и работаю одновременно. Просто я в свое время выбрал "свою" профессию.

- А скажите, чтение книг к отдыху относите? Что читаете?

- Я отношу чтение книг к работе, к работе над собой. В последнее время не хватает времени на это, но продолжаю читать и читаю тех, кто является моим другом. А именно эти люди сейчас актуальны. Вы эти фамилии знаете. Это и Сергей Жадан, Юрко Издрик, и Ирена Карпа.

- В основном, современников читаете?

- Бесспорно, это современные украинские писатели и поэты, которых каждый из нас прекрасно знает, и все свежее, что выходит из-под их пера, я стараюсь сразу успеть прочитать.

- Совсем скоро, 30 марта в киевском клубе «Атлас» состоится презентация нового альбома «Kozak System» под названием «Не моя». Может, о нем немножко расскажете?

«Не моя» стала для «Kozak System» ледоколом на пути к радиоэфирам

- У нас в стране достаточное количество ФМ-станций, но «Kozak System» обычно не попадает на ротацию к большинству из них. Однако, так получилось, что последний год мы делали песни, которые начали попадать в их формат. И наша песня «Не моя» стала тем ледоколом, который открыл нам путь к радиоэфирам. Она даже в свое время стала «Синглом года» на радиостанции "Джем-ФМ". Поэтому мы решили, а давайте этот год посвятим написанию песен, подобных ей по содержанию и смыслу. Таким образом возникло 9 композиций любовного, драматического, лирического характера, которые мы собрали в один альбом. Альбом назвали «Не моя». Если бы Сашко Положинский не назвал свой предыдущий альбом «Слезы и сопли», то как раз этот наш альбом очень хорошо смотрелся бы под этим названием. Но, поскольку это название уже занято группой "Тартак", то наш мы назвали «Не моя».

- Я думаю, что это тоже очень хорошее название, и сразу понятно, что о любви.

- Там действительно о безответной, сложной любви и драматических, даже роковых отношениях. Там есть песни на слова Василия Симоненко, Сергея Мартынюка, Сашка Положинского. Вот какими разными являются отношения между мужчиной и женщиной, такими же разными являются и песни в нашем новом альбоме.

Любовь Базив. Киев

Фото: Дмитрий Стаховский, kozaksystem

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-