Зло, скрывающееся в темноте. Кино дня

Зло, скрывающееся в темноте. Кино дня

867
Ukrinform
29 марта в украинский прокат вышел итало-немецко-французский детектив «Девушка в тумане» с Жаном Рено в одной из ролей

Главная линия фильма, как и в большинстве детективов, убийство и поиски убийцы. Но, в отличие от подобных системно понятных лент, загадка здесь так хитро спрятана, что ни один зритель не догадается, кто же этот убийца. Потому что их здесь двое!

Это - Ахиллесова пята фильма, идея уникальная, но смертельно опасная. Потому что, имея две истории и два финала, ниточки ведут только к одному убийце, а второй, появляясь в последних кадрах, вызывает широко раскрытые от удивления глаза. То есть, одни будут искренне разозлены таким мошенничеством сценариста, а другие наоборот - в восторге и точно захотят пересмотреть фильм еще раз, уже имея ключик от истории. Возможно, так и было задумано, так сказать, в чисто коммерческих целях. И есть подозрение, что убийцу придумали уже после того, как написали все, и, зайдя в тупик, искусственно вставили кого-нибудь. В любом случае, имела ли место манипуляция с сюжетом или это такое новаторство авторов - творчество породило нечто необычное.

В принципе, манипуляция здесь не туманный метод, а очень даже конкретный, дерзкий и во многом актуализированный, потому что к махинациям с правдой сначала прибегают сами правоохранители.

В маленьком горном городке Италии, где все друг друга знают, исчезает 16-летняя девочка, тихая, добрая, без врагов и социально-активных интересов. Очевидно, что ее похитили, и времени, чтобы найти ее живой, не много. Нужно создать видимость бурного расследования, пустить пыль в глаза местной прессе и максимально ее активизировать, ведь часто журналисты раскапывают правду быстрее самих полицейских.

В результате группа следователей, переодетая в подсознательно-пугающие белые комбинезоны, привлекла внимание метрополии, а все телеканалы и все новости были посвящены только одному единственному уголовному делу. Привлечение СМИ, общества и власти, конечно, способствует распространению информации, но часто приводит не к нахождению преступника, а к созданию козла отпущения. В чем, оказывается, является мастером инспектор Фогель (Тони Сервилло). Его предыдущий профессиональный спектакль привел к обвинению невинного. Невиновного в том смысле, что обвиняемого оправдали.

В первой части фильма герой Сервилло сказал очень правильную и достаточно заметную для уха фразу: «Все связано, все имеет свой смысл». И правда, все ниточки событий и персонажей завязываются в живой, подвижный клубок со многими узлами. Но сам черт ногу сломит, если бы захотел найти, с какой нитки все начинается, и где этому всему конец.

Так и в «Девушке в тумане»: сначала идет одна ниточка инспектора, она ловко присоединяется к ниточке продажной журналистки, выходит к ниточке местного парня с камерой, который любил пропавшую и постоянно ее снимал, и наконец теряется в флешбеке из будущего, из которого в свою очередь выходит другая ниточка, еще одного местного, нового подозреваемого, мастерски разделенного для зрителя на два противоположных человека - школьного учителя, который стал жертвой нечистого на совесть следователя, и скрытного любителя горных и лесных прогулок в одиночестве.

Со временем продолжительности фильма ниточек становится много, а узелки мешают перебирать нить, по которой зрителю предлагается выйти из лабиринта, созданного сценаристом. Под конец устаешь от намеков, ответов «да», которые на самом деле оказываются «нет», а потом снова «да». Или все же «нет»? Для стойкого любителя вознаграждением будет неожиданность развязки, если, конечно, неожиданность - это именно то, чего ждет зритель.

Действительно, Донато Карризи, дебютанту в режиссуре, но удачливому сценаристу, создателю двух телесериалов, удалось непостижимое - в наше время, когда уже все придумано и только копируется, построить несколько иную, новую конструкцию детектива, жанра, казалось бы, давно и досконально изученного и полностью перепаханного.

Причем, работая на заранее изученном поле, он позволяет себе интересные вылазки в реальную жизнь. Например, предыдущее дело инспектора Фогеля касалось так называемого «подрывника», что прекрасно коррелируется с историей об «Унабомбере», настоящем американском математике Теде Качинском, который в 70-90-х годах прошлого века взрывал людей, который были связаны с рекламным и компьютерным бизнесом. Или другая ниточка, об убийце с нормальной жизнью, домом и женой - как в истории о советском маньяке Геннадие Михасевиче.

Если вспоминать детективный жанр в целом, не так уж и много оригинальных современных и известных лент приходит на ум. Если не учитывать экранизации Конан-Дойла или Агаты Кристи, первыми детективами с максимально нестандартным happy или bad-end'ом будут, скажем, «Сердце Ангела» Алана Паркера, «Простая формальность» Джузеппе Торнаторе, «Обычные подозреваемые» Брайана Сингера и «Семь» Дэвида Финчера.

«Девушка в тумане» вполне может претендовать на попадание в этот перечень. Если бы не избыточность упомянутых ниточек и довольно искусственный второй финал. Или все же хитрость сценариста - панацея для жанра, и она может оправдать что угодно?

Карризи удается перехитрить зрителя постоянной игрой в «возможность», когда вот-вот есть шанс выйти на преступника. И в этом режиссеру очень помогает исполнитель главной роли, невероятно пластичный, многогранный и магнетичный Тони Сервилло. Не зря он является постоянным актером фантастического режиссера Паоло Соррентино, а Соррентино плохого не использует.

Соррентино - это великая красота итальянского и мирового кино, а Сервилло - его апологет, апостол, который несет красоту дальше, в народ, в мир. Посмотрите, как он проходит между героями - как взгляд сквозь пространство: легко и уверенно; как он говорит, как играет обертонами; он выглядит богом правосудия, хозяином любого положения, самой стойкостью... которая, правда, ломается в финале. Собственно, ломаться она начала еще раньше, когда режиссер очевидно заставлял актера акцентированно мимикой реагировать на каждую новую «возможность» с таким видом, будто она произошла впервые: удивление, чуть ли не шок - Сервилло в этих моментах явно переигрывает, и явно - в угоду режиссеру, все же новичку в постановке.

Жан Рено, играя психолога, в противовес Сервилло, - скала, гора, что не упадет к Магомету, и сколько бы ты не верил - «не перенесется отсюда туда». Он как психолог, которого поднимают ночью, потому что нашли в аварии героя Сервилло, который ничего не помнит, но у которого пятна крови на рубашке, - наконец-то берет верх над полицейским. Сенсовно - это повтор ситуации из фильма «Обещание» Шона Пенна, снятого по одноименному роману Фридриха Дюрренматта. Ты ищешь преступника и клянешся его найти, и не находишь из-за коллизии, совершенно жизненной, но согласно форме детектива, совершенно поразительной, - и из-за невозможности выполнить данное обещание сходишь с ума.

Между героями Рено и Сервилло находится персонаж Алессио Бони. Он - географический центр фильма, к нему ниточки сходятся и от него идут дальше, он жертва и палач, сам Минотавр, которого ищет Тесей, двигаясь по нити Ариадны. Идеально сыгранная роль Бони в полной мере воплощает задачу сценариста - показать лабиринт души человека и одновременно лабиринт подхода к ней. Он, как и говорит его герой, учитель литературы, предстает двусмысленным, несправедливо подозреваемым и на самом деле виновным, защищенным презумпцией невиновности и лицемерным агрессором. А одновременно он - только карлик на фоне того, другого убийцы. Который хитрее, потому что не возвышается как Минотавр, а прячется в тени, и уже там, без света, как князь мира сего, без посторонних взглядов, адски наслаждается своими трофеями - локонами срезанных волос пропавших тридцать лет назад шести девушек.

Таким образом, перед зрителем визуализируется картина неистребимости зла и его перетекание из одного флакона в другой. Мы можем разбить один флакон, но капля зла несомненно где-то протечет, и найдет своего носителя, как вирус. Защиты нет, только собственная персональная ответственность, только совесть и доподлинно четкое выполнение правил совести. Использование меньшего зла ради обретения большего - не вариант, потому что тот, кто уже один раз инфицирован, может быть заражен полностью.

«Самый тупой грех дьявола - это тщеславие», - говорит учитель полицейскому. Но это его и «самых любимый грех», как, помнится, сказал герой Аль Пачино в «Адвокате дьявола». Потому что «какое удовольствие совершить грех, и молчать о нем», резюмирует персонаж Сервилло. Об этом весь фильм. О зле, скрывающемся в темноте. Пока станет невмоготу не выйти на свет.

Ярослав Пидгора-Гвяздовский, кинокритик

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>