«Невеста для террориста» с одесским акцентом

«Невеста для террориста» с одесским акцентом

811
Ukrinform
Есть ли жизнь для современных театральных практик за пределами Киева?

Так вышло, что в Украине в предыдущем году открылось сразу три новых театральных площадки: «Сцена 6», Upper Floor и ТЕО. Несмотря на то, что все они стартовали почти «друг за дружкой», каждая из них предложила свой формат и свой, пожалуй, «вкус» в отношении театра.

Если «Сцена 6» – это такой себе долгожданный дом для независимых проектов, сфокусированный на современной драматургии, китче, панк-гламуре и социальных темах, Upper Floor – «темная лошадка» Мыстецького Арсенала, на счету которой пока что только один украинский проект под кураторством Ольги Данилюк, то ТЕО – место, где под античными сводами Военного спуска играют Еврипида, смотрят театр в записи и слушают блоки лекций об искусстве 21-го века.

К первым двум территориям, которые базируются в Киеве, критики и журналисты внимательны. Чего не скажешь про центр в Одессе. А зря, ведь именно ТЕО, в силу любви к современным театральным формам, возвращении к антике и мистерии (что не очень-то популярно), попытке сходу сочетать лекторий и показы – пожалуй, самый фантазёрский из всех трех проектов.

Открывался этот театр спектаклем «Ифигения. Апофеоз». Это – премьерный и пока что единственный «родной» проект ТЕО, созданный специально для его форм, акустики, стен и сводов дуэтом режиссера Дмитрия Костюминского и композитора Алексея Ретинского (формация Nova Opera). Конечно, самих участников, трудившихся над музыкальной неоантикой, значительно больше. Здесь – и хор в составе Алёны Серкели, Алёны Новской, Анастасии Владской, Ольги Борисенко, Алины Шевченко, и актеры Яна Слупская, Иван Макаренко, Игорь Мельник (киевские вместе с одесскими!), и юная актриса-музыкант Лиза Дюльгер.

Но хочется написать именно слово «дуэт», потому что весь спектакль, такая себе магическая «ворожба» по мотивам Еврипида, стоит на двух столпах: авторской музыкальной канве Ретинского (live electronic) и визуальных фантазиях Костюминского. Актерские работы и «сюжет в ролях» – вовсе не то, за чем стоит приходить на «Ифигению». Цимес – в самой атмосфере храма и некого театрального ритуала, в линиях, фигурах, музыке и свете. И даже речи-монологи, оброненные актерами отчасти по мейерхольдовскому принципу «будто капли на дно колодца», звучат здесь скорее как музыка, чем фрагмент драматической игры.

История программного для ТЕО спектакля берет начало еще за его пределами. В 2015 году в центре DIYA Дмитрий Костюминский показал масштабный и технически сложный спектакль для большой сцены – «Ифигения. Невеста для террориста». В 2017 году он перекочевал на территорию ТЕО и превратился в «Ифигению. Апофеоз». Этот вариант трагедии, уже без огромных лед-мониторов, колонн античного храма, которые вырастают в воздухе прямо посреди стен блэк-бокса, напоминает что-то среднее между собранием тайного общества и слишком уж необычным концертом хорового пения. Горизонталь сцены «ужимается» до внутренностей небольшого церковного храма, все цветовые и технические решения становятся «камерными», меняется и тема – «про что».

Если киевский вариант трагедии Еврипида, со сводками новостей и текстом Бодрийяра, был о смысле и технологии ведения войн, одесский спектакль, включающий личные размышления автора-режиссера – о жертве. И о том, во имя чего ее стоит приносить.

Юлия Юн, директор ТЕО: «С Дмитрием Костюминским, чей спектакль открывал ТЕО, у нас получилась интересная история. Я случайно увидела запись спектакля «Ифигения. Невеста для террориста», которую показывали на ГОГОЛЬFEST-15. Посмотрела – и он начал жить у меня внутри. Ко мне после просмотра постоянно приходили какие-то образы, музыка... Вот то мистериальное состояние, которое существует в спектакле, меня очень долго не покидало. Нам несказанно повезло встретить такого режиссера. Мы открыты ко всем, кто способен, как Дмитрий, создавать некий особый «эфир». Как говорит Теодор Курентзис, «когда прилетают ангелы».

Говорить серьезно о каком-нибудь сходстве двух «Ифигений» не приходится. Разве что огромное горящее солнце, собранное из пикселей – т.е. проекция – по-прежнему «вырастает» за спиной у Ифигении в ключевой момент предательства, а красно-синие раскаты грома – звучат, но уже не в пустоте черных стен, а среди сводов из рыже-желтого кирпича. 

Кстати, о магии и эффекте «ворожбы». Нужно сказать, территория ТЕО – настолько необычная, что уже сама по себе, в некотором роде, «генерирует» театр. То есть любое действие, любой диалог, проведенный здесь, кажется частью какого-то мистического сценария. Под Сабанеевым мостом гостя ждут две двери: первая – в уютное и светлое помещение кофейни/бара ТЕО, вторая – это лестница и спуск в само «подземелье».

Прежде, чем попасть на сцену, можно завернуть на такой себе балкон-козырек с роялем, за которым – часть тоннелей и гримерных, и только потом – в случае с «Ифигенией» – спуститься в зал и охватить взглядом сценографию, растянутую по вертикали: от балкона со звукотехникой – до ближайшей к зрителю ступеньки с реквизитом.

Юлия Юн, директор ТЕО: «Это помещение строили одни из первых поселенцев в Одессе. Кто именно – неизвестно, то ли греки, то ли итальянцы. В XIX веке это место служило винным погребом, в XX – военным складом. Крестообразная структура зала с тоннелями – римская, греческая. Очень древняя. Сейчас так не строят, хотя, наверное, ничего сложного в этом нет. ТЕО – как портал. Заходишь и сразу «наступает» другая реальность, мгновенно попадаешь в другое измерение».

Не удивительно, что в таких объемах и сводах возникает желание писать или слушать музыку. Да и вообще – желание разводить здесь какие угодно образовательные и игровые активности. Помимо спектаклей и видеопоказов спектаклей (ни много ни мало, в ТЕО на одесскую публику уже показали: Филиппа Жанти, Ромео Кастелуччи, Ариану Мнушкину, Питера Брука), здесь, например, играет квартирники авторский дует «Экипаж Калипсо». В феврале искусствовед и куратор Александр Сушинский прочел цикл лекций, концептуально объединив ту работу, которую ведут в ТЕО: от авангарда в ХХ веке – до идеи постдраматического театра, в котором не-религиозное переосмысление ритуала, средневекового и античного, очень важно. И он – не единственный, на кого ориентируется ТЕО, планируя дальнейшие дискуссии и лектории.

Помимо всего прочего, помещение бывшего военного склада используется еще и как выставочное: с 26 по 29 апреля здесь пройдет ODESA PHOTO DAYS. А в течении всей весны ТЕО превратится в гастрольную площадку для других театральных проектов из Украины. Здесь покажут «Девочку со спичками» театра «ДАХ», спектакль «Прекрасное» Нового драматического театра на Печерске, проект Димы Левицкого «Ресторан Украина», созданный при поддержке Гете-института вместе с перформерами Оксаной Черкашиной и Ниной Хижной. Создатели – в активном поиске интересных вещей из Харькова, Львова, других городов.

Дмитрий Костюминский, режиссер: «ТЕО будет знакомить одесскую публику с современным украинским театром, что важно – каким бы он ни был. Расширять контекст и опыт зрителя. В Киеве, например, я не вижу театра, в котором постоянно циркулировали бы труппы из разных регионов!»

Юлия Юн, директор ТЕО: «У нас есть идея «гения места». Потому что у творческих людей в Украине должна быть точка опоры, где они смогут себя реализовать. Иначе – вариантов немного: уезжать из страны, менять профессию и тому подобное. Если не будет точки опоры – мы не сможем никуда двигаться».

На самом деле, такой центр, с его помещением и задачами, мог бы легко стать одним из не только идейных, но и фактических центров театральной жизни в Украине. И в этом смысле создатели ТЕО берутся за работу, за которую уже очень давно никто не брался в одесской (или любой другой, не киевской) театральной среде. С одной стороны – это производство таких событий, которые могли бы заинтересовать не только местную публику, выбравшуюся в оперу ради заполнения графы «культурный досуг», но и условного «гражданина мира», миллениала, современного интеллектуала, говорящего на нескольких языках. С другой – это предельное внимание к самому одесскому зрителю; к тому, что будет ему ново, но в то же время понятно и интересно.

Очень хотелось бы верить, что появление таких мест как ТЕО – это чудный пример децентрализации в ее утопическом, «правильном» варианте. Как всегда – существующий не столько благодаря государственным программам, сколько благодаря мечтам и ресурсам отдельных людей, которые за этим стоят.

Елена Мигашко, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-