Татьяна Стус, основательница портала «BaraBooka. Простір української дитячої книги»
Из учебников следует вынуть лауреатов сталинских премий, знакомить детей с новыми именами
12.05.2018 10:00 855

Автор детских книг и литературный критик Татьяна Стус родился на Луганщине. Продолжая традиции семьи, окончила педагогический институт и должна была бы стать учительницей в третьем поколении, но педагогическую карьеру так и не построила. Вместо этого, состоявшись как детский писатель, издала несколько пособий-бестселлеров и таким образом присоединилась к образовательному воспитанию десятков тысяч детей.

- Таня, у тебя глубокие педагогические корни, а ты вдруг прервала эту семейную традицию и подалась в журналистику и писательство. О преподавании задумываешься?

- Я формулирую это так: своими книгами продолжаю педагогическую традицию, я же с детьми через книги разговариваю. Воспитательный потенциал детской литературы никто не отменил, поэтому, фактически, я реабилитировала себя в глазах семьи. Если посчитать тиражи моих книг, то мой контакт с детьми гораздо больше, чем если бы я работала учителем в одной школе.

- Ты себя называешь исследовательницей книг для детей, что показывают твои опыты?

- Когда я поняла, что оказалась уже на писательской стезе, а не на исследовательской, то решила, что сидеть одновременно на двух креслах – не очень удобно. У меня уже нет морального права давать оценки, анализировать публично книги своих коллег. Началось это с того, что я изучала детскую литературу в аспирантуре Института литературы. Но потом, хотя мне и тяжело далось это решение, я сознательно ушла оттуда, не дописала диссертацию и решила заняться практической составляющей. Делать то, что реально будет влиять на читателей, на общество.

Мы вместе с коллегами, друзьями, основали первый украинский профессиональный информационный ресурс об изданиях для детей и юношества – портал«BaraBooka. Простір української дитячої книги».

На этом портале мы не анализировали никому не нужными академическими словами то, что происходит в литпроцессе и детской подростковой книге, а предлагали посмотреть – сколько у нас всего хорошего. Эти академические анализы на сегодня, как это не обидно, никому не нужны, и не продуктивны.

То есть сейчас я занимаюсь продвижением детских чтений с разных сторон: и пишу об этом, и рекламирую лучшие украинские детские книжки.

Издать в Украине бестселлер, который уже купили миллион читателей во всем мире, – это слишком просто, нам надо поставить на ноги собственную детскую литературу.

Взрослая уже стоит довольно неплохо, но современная детская литература требует и рефлексии, и банальной рекламы, и продвижения, даже встреч с писателями в школе. И, в конце концов, ее нужно включать в школьные учебники! Нужно осторожно вынуть из них лауреатов сталинских премий, которым уже больше 100 лет, и дать детям новые имена.

- Ты практикуешь регулярные детские чтения, как они работают, достаточно ли эффективны?

- Они очень хорошо работают, хотя это, конечно, точечные масштабы. Хотелось бы работать одновременно с сотнями, тысячами людей.

И речь идет, прежде всего, о родителях, о педагогах, потому что ребенок сам не выбирает себе книжку, он не берет кошелек или карточку, и не идет в книжный магазин, ее всегда приносят или не приносят.

Наши точечные встречи с детьми, в частности, в школах, разрушают такой железобетонный миф, что писатель бывает только мертвым, потому что школа к этому приучает. Он приходит к ним – современный, живой, с чувством юмора – человек, которого дети могут встретить в общественном транспорте, рядом в кинотеатре, еще где-то, и у них появляется ощущение присутствия вот здесь в этой стране, в этом обществе, в этой культуре, в конце концов, в этой литературе, они становятся как бы законными владельцами своей жизни.

- Кстати, ты говоришь, что в своих книгах выкладываешь то, о чем мы забываем поговорить с детьми. Что самое важное мы пропускаем в общении с ними?

Надо отменить школьную программу по литературе и дать детям возможность читать интересные книги

- Я написала энциклопедию для девочек «Панночка», когда у меня был еще один ребенок. Он тогда был именно в передподростковом возрасте, я работала с утра до вечера, и реально не могла с ним учить какие-то рецепты, искать психологические подходы, как коммуницировать с другими людьми или выходить из ссоры.

Работающим родителям просто не хватает времени, но и эмоционально их тоже часто не хватает, и компетентности не хватает, потому что не каждый человек сядет и будет гуглить статьи психологов.

И поэтому в какой-то момент я поняла, что я хочу написать настольную книгу для своего ребенка. Так и произошло. «Панночка», кстати, до сих пор остается украинским бестселлером.

«Антиучебник» про интернет «Як не заблукати в павутині» тоже родилась из этого. Даша, моя старшая дочь, у меня спросила: ой, а как там что-то найти в интернете. А я говорю: разве вас этому в школе не учат? Я стала смотреть школьные программы, был такой предмет информатика. Нет, не учат, оказалось. Дети не знают элементарных принципов, как погуглить что-то.

- Выходит, твои пособия в определенной степени заменяют детям школьные учебники. Если копать глубже, то есть проблема во всей школьной программе. Какие, по твоему мнению, нужны изменения в учебниках, чтобы они помогали детям, чтобы им было и интересно, и полезно?

Мы тратим кучу времени, изучая 120 часов Тараса Григорьевича, великого нашего Шевченко

- У меня есть ответ, но он не понравится людям и Министерству образования, потому что мы не можем ребром решать такой вопрос.

Мой ответ таков: мы отменяем курс украинской литературы, который на самом деле является для детей курсом истории украинской литературы, которая им не нужна, вот пусть она потихоньку впишется в курс истории Украины.

Так и должно быть, это должны быть интегрированные предметы, детям нужно просто дать возможность читать интересные книги. А как узнать, какие интересные книжки? Это очень просто. Проанализируйте отраслевые сайты, у нас они есть, их много, проанализируйте книжные премии, у нас очень много действительно интересной детской литературы, подростковой, которая соответствует их возрасту, их эмоциональным запросам, в конце концов даже их физиологии – когда подростку хочется читать про первый поцелуй, он должен читать про первый поцелуй.

Книга для того и есть, чтобы постигать смыслы, переваривать их в себе, а не для того, чтобы затем написать краткий конспект, о чем эта книга.

Иначе какой смысл? Это протирание юбочек и штанов и абсолютная потеря драгоценного времени, когда у ребенка все становления личностные, психологические, все-все представления о мире формируются. И мы тратим кучу времени, изучая 120 часов Тараса Григорьевича, великого нашего Шевченко.

- Но наша система образования еще не готова к такому шагу, наверное?

- Любые системы не готовы, они на то и системы, чтобы вынуть один кусочек – положить другой. Так мы и сделали, когда реформировали программу по литературному чтению в начальной школе. Мы осторожно вынули авторов, которым уже более 100 лет, и ввели больше 40 новых современных писателей.

И то было яростное сопротивление, но это произошло, и, по крайней мере, в начальной школе мы дали возможность детям читать актуальные произведения, те, которые их заденут. Возможно, еще не все потеряно, но для меня позитивом является то, что происходит переход от официоза к запросам современного чтения в общественные инициативы, то есть общество уже предлагает, люди включаются в этот процесс.

- Какие еще положительные изменения были внесены в школьную литературную программу?

- Было выпущено 2 тома «Хрестоматии современной украинской детской литературы»: 1-й том – 1-2-й классы, 2-й том – 3-4-й классы. Эти книги попали во все школьные библиотеки и во все классы.

А в средней школе позитива, к сожалению, очень мало, и он приближается к нулю. Только были внесены рекомендации читать Жадана, на самом деле очень много мне удалось туда вписать имен, но это просто рекомендации, рекомендации читать с подростками прекрасную поэзию Савки, Кияновской, рекомендации читать какую-то прозу, которая реально писалась именно для подростков. То есть, почти ничего не произошло.

- Сейчас появилось много переведенной на украинский детской литературы, и она, можно так сказать, вытесняет русскую литературу, которая еще недавно была доминантом. Где среди всего этого место украинского писателя?

- Места на самом деле очень много. Еще лет 5 назад его не было, потому что так много запросов на рукописи не было. Это свидетельствует о бурном развитии детской литературы, но издателям из-за разных, прежде всего, финансовых вопросов проще издать готовый бестселлер, где они покупают оформление, вычитанный текст, то есть, нужно только хорошо перевести это произведение.

Но в этом бурном развитии появляются новые голоса, потому что каждому писателю так или иначе надо выписаться, а наши детские писатели из-за отсутствия большого запроса не выписывались. Раньше такой динамики не было и, если перечислить имена детских писателей, которые постоянно издаются, их на самом деле не так много, но рынок уже требует больше.

И читатель совсем не тот, который был 15 лет назад. Поколения читателей, детей-читателей кардинально отличаются друг от друга, это уже другой, даже не просто другой язык, а другой тип письма должен быть.

- А родители маленьких читателей готовы к этим изменениям и новым книжным тенденциям?

- Когда мы говорим о запросе на книгу, мы должны проанализировать поколения покупателя, да, и вот это поколение – оно тоже другое, и я считаю, что многие готовы к этому новому восприятию. Но когда покупают дедушки или бабушки, а это тоже очень часто происходит, и там конечно все немного пессимистично, они еще хотят покупать Агнию Барто, например...

А если у нас читатель 2-3-х лет, давай проанализируем, какого возраста родители? Это, если очень приблизительно, родители 25-35-ти лет.

Какое это поколение? Оно родилось уже во время существенных изменений, это не те консервативные советские люди, они открыты для нового, и запрос на покупку книги у них уже тоже другой, они хотят требовательные, красивые, достоверные иллюстрации, у них запрос на посыл в книге не просто о-ля-ля проехал трактор, засветило солнышко, это уже урбанистические, преимущественно, родители, открытые для новых смыслов, для более сложных тем.

- Будет ли означать такой литературный всплеск, что наконец-то у наших писателей появилась возможность зарабатывать на своих произведениях?

- Зарабатывать они должны, потому что любая работа должна быть оплачена. А когда говорим, какие это объемы, размеры, то это лишь приятные бонусы, скажем так, но они не влияют на общий бюджет семьи.

Условно говоря, за рукопись книги, если очень приблизительно говорить, для младших подростков, которая будет иметь 100 страниц, это, возможно, одна или две среднестатистические зарплаты, на что это влияет? Ни на что. Книжка будет на рынке 2 года, одна зарплата – это один месяц жизни, если так совсем примитивно говорить, а работа над этой книгой – это минимум полгода. А на практике работа над такой книгой может длиться 2 года. То есть, работая над произведением год, например, мы получаем одну зарплату, так? Это не совсем правильно, но это такой у нас процесс.

- Есть ли среди украинских детских писателей, такие, кто может составить конкуренцию зарубежным изданиям?

- Это очень-очень важный вопрос, и несказанно обидно, что об этих победах не кричат на центральных каналах телевидения, я, в частности, сейчас говорю о студии «Аграфка», которая завоевала на мировых соревнованиях среди детских книг несколько самых престижных мировых премий в детской литературе. Их произведения переведены в разных странах, но видели ли мы когда-нибудь, знает ли вообще это название – «Творческая студия «Аграфка» – рядовой украинец? Нет, не знает.

Другие страны вкладываются в то, чтобы пропагандировать свою литературу в мире. У нас очень много североевропейской, немецкой переводной литературы, потому что они, эти страны, в этом заинтересованы. У нас, к сожалению, пока такой системы нет, и из-за событий, происходящих с институтом книги, перспективы весьма туманны.

- Ты сейчас готовишься к Книжному Арсеналу, это очень большое событие. Что оно дает авторам, в частности детским, и какие подобные книжные форумы для тебя самые важные, обязательные?

- Дает в первую очередь ощущение сплоченности, что очень важно для писателей. Я неоднократно слышала, я и сама это наблюдаю, что сообщество детских писателей очень отличается от сообществ взрослых – мы очень много делимся общей информацией, помогаем друг другу в профессиональном улучшении.

В частности, мы на Книжном Арсенале уже проводим 2-ю всемирную конференцию украинских детских писателей – это, собственно, и есть то задание для ощущения сплоченности, потому что мы идем все в одном направлении – делать этот мир лучше и давать возможность детям его воспринимать лучше.

Это дает огромный отклик от читателя, потому что мы все знаем, какие огромные толпы читателей, покупателей ходят на Книжный Арсенал, и на встречах, на презентациях мы видим, что хочет читатель и как он воспринимает то, что мы предлагаем.

Бесспорно, это контакты с издателями, например, моя книга «Їжак Вільгельм» появилась именно с таким прекрасным опытом на форуме издателей во Львове. Ко мне сама подошла издатель Юля Орлова из издательства "Vivat" и сказала – мы хотим издать вашу книжку.

И это то, в чем любой автор очень нуждается – чтобы издатель хотел выпустить, а не так, как у нас зачастую происходит – бедный писатель эту рукопись всем предлагает, ждет, что хоть кто-то откликнется, а издатели пишут, что "мы не обязаны вам отвечать".

На самом деле, стоит отметить, что в Украине сейчас много местных форумов: «Толока» в Запорожье, «Зелена хвиля» в Харькове и Одессе.

Это очень круто, что вокруг книг и издательского бизнеса уже начали собираться и местные громады. А план-максимум, конечно, – это наконец поехать в Болонью на детский европейский фестиваль.

Дмитрий Стаховский. Киев

Фото, видео автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>