«Молодость-47»: Демоны творчества, бесы диктатуры и домашние боги

«Молодость-47»: Демоны творчества, бесы диктатуры и домашние боги

1123
Ukrinform
О наиболее значимых и изысканных художественных лентах нынешнего фестиваля «Молодость»

Если опасения, что перенос фестиваля с октября на май снизит уровень программы не оправдались, то на посещаемости сезонная перемена сказалась ещё более огорчительно, чем предсказывали скептики. На вечерних сеансах в фестивальном центре, кинотеатре «Киев», не всегда можно было застать больше полусотни зрителей, и даже те, кто пришли на одно из самых значимых и при этом ориентированных на широкую аудиторию событий «Молодости» – показ монохромной версии ленты Джорджа Миллера «Безумный Макс: Дорога ярости», вполне могли бы уместиться в малом зале «Синематика».

Остаётся лишь сожалеть, что международный конкурс, о котором один из кинокритиков заметил «если бы моя жена ушла к отборщику, то после того, что я увидел сегодня на сеансе в 10:00 и вчера в 19:30, я бы ненавидел его немного меньше», не был представлен в октябре, когда целевую аудиторию «Молодости» не выманивали из кинозалов сессия и «Книжный Арсенал», а всех остальных – весенняя погода.

Как бы то ни было, синефилы, которые всё же оказались на конкурсных показах, могли убедиться, что в картинах молодых режиссёров сюжетная оригинальность и готовность не стесняться в выразительных средствах нередко сочетаются со стилистическим изяществом. Среди наиболее изысканных работ стоит отметить австрийский «Лес отголосков» Лус Оливарес Капелле из студенческой конкурсной программы и румынскую «Блестящую наглую смерть» Серджиу Негуличи из конкурса короткометражных дебютов.

«Лес отголосков» стал диковинной интерпретацией мотивов «Пляски смерти». Юные героини ленты, на лоне природы играющие в «живые картины», воспроизводя сюжеты изобразительного искусства от «Пьеты» до «Трёх граций», оказываются в причудливом пространстве отражений, ненароком переходя то ли в иное время, то ли в потусторонний  мир. Подругой в их забавах выступает девушка, чьё тело они находят в реке, – то оживающая, то вновь становящаяся бездыханной. Оливарес Капелле вместе с оператором Себастьяном Талером (участвовавшим в создании «Стремглав» Марины Степанской и «Января-марта» Юрия Речинского) создают таинственный мир детских грёз, в восприятии взрослых предстающий чем-то вроде мистического хоррора или ночного кошмара, показывают, как инфантильная открытость окружающему миру и чуткость к прекрасному способна завести тех, кто ими одарён, дальше, чем следует.

Действие анимационной ленты Серджиу Негуличи также разворачивается в мире, «сотканном из вещества того же, что наши сны». Молодой человек обнаруживает в антикварном магазине письмо, адресованное, как уверяет хозяин, художницей Мартой Динеску поэту Джелу Пауну, чьей музой и возлюбленной она была. Однако, возражает посетитель, всем известно, что Марта была преданной супругой писателя Штефана Динеску. Увлечённый этим возможным любовным треугольником 70-летней давности, герой отправляется в дом престарелых, где доживает дни 107-летняя художница. «Я действительно написала это, но не Джелу. Не помню, кому именно. Какое – и для кого – это имеет значение теперь?..»

Между решёнными в нарочито минималистичной эстетике, подчёркивающей будничность происходящего, сценами посещения магазина и визита к старой даме, разворачивается основное действие – фантасмагорическое путешествие в железнодорожном экспрессе, выступающее аллегорией прожитых лет. В узком пространстве вагона оживают и сплетаются в нерасторжимое целое созданные в первой половине ХХ века поэтические образы, любовные переживания их авторов и вторгающиеся в их частное существование исторические катаклизмы (так, марширующие по коридору вагона, мимо притихших поэтов и их муз солдаты фашистской «Железной Гвардии» и проносящиеся за окном составы, увозящие своих узников к лагерям смерти, напоминают об угрозе, нависшей в годы войны над прототипом героини, художницей еврейского происхождения Меди Векслер Дину и её супругом Штефаном Роллом).

Хранима ли эта поездка в воспоминаниях старой художницы, обречённых вскоре окончательно угаснуть, исчезнуть вместе с её сознанием, придумана ли её молодым собеседником, увлечённым искусством ушедшей эпохи? В фильме Серджиу Негуличи воображение и память выступают полноправными соавторами реальности.

В одной из наиболее примечательных картин конкурса полнометражных дебютов, «Страшной матери» грузинки Аны Урушадзе, стремление художника сочинить альтернативную реальность предстаёт одновременно попытками обрести подлинное «я» и тягой к саморазрушению. Фильм повествует о писательнице средних лет, которая в своём новом произведении выводит членов семьи и друзей в качестве ограниченных невежд, опостылевших и чуждых, препятствующих её реализации, а саму себя изображает опутанным повседневностью сказочным чудовищем, одержимым жаждой насилия и запретных удовольствий.

Мужа и детей героини после их знакомства с текстом не слишком утешают уверения, что описанное в художественном произведении не следует понимать буквально, какими бы очевидными не были параллели с действительностью. Они требуют уничтожить этот оскорбительный для них, лживый и попросту непристойный роман, не осознавая, что для автора выбор между семьёй и творчеством не является ни простым, ни очевидным.

«Страшная мать» придаёт патологическую остроту вопросу о том, должна ли ответственность перед окружающими ограничивать творческую свободу и самовыражение – Ана Урушадзе не только лишает убедительности позицию каждой из сторон конфликта, но и, кажется, не симпатизирует ни одной из них. Если близкие героини и в самом деле выглядят эгоистичными обывателями, склонными заботиться о своём добром имени куда больше, чем друг о друге, а издатели, называющие злополучный роман порнографией – малодушными лицемерами, сама героиня и те немногие, кто убеждён в гениальности её творения, кажутся безумцами, которые прикрывают химерами искусства безответственность и неудовлетворённость. Этому не имеющему разрешения противостоянию – статичность мизансцен, отсутствие психологической убедительности семейных взаимоотношений, выразительные и при этом литературно выверенные монологи – придают некую театральную универсальность.

Другая лента полнометражного конкурса, «Ретабло» перуанца Альваро Дельгадо-Апарисио, также повествует о семейных конфликтах и трудностях самоидентификации (и оказывается весьма актуальной в наших краях, в особенности накануне «Марша равенства-2018»).

Пришедший на сеанс иностранец, который, обнаружив, что фильм является участником не только основного конкурса, но и программы ЛГБТ-фильмов «Sunny Bunny», ушёл восвояси, бормоча под нос «goddamn», пропустил одну из лучших картин фестиваля. Центральный персонаж «Ретабло» – подросток из андского селения, сын и ученик мастера, изготовляющего традиционные фигурки из картофельного теста, человека весьма уважаемого и добросердечного, несмотря на излишнюю склонность к алкоголю. Тайна этого почти неуловимого неблагополучия, червоточина, подтачивающая существование горячо любимого отца, становится очевидной, когда мальчик застаёт его с мужчиной. Если обычная супружеская измена не вывела бы происходящее за пределы семейной драмы, гомосексуальность превращает мастера в объект травли односельчан, в то время как мальчик, осуждающий отца за измену, осознаёт, что является единственным, кто способен оказать ему поддержку.

Честертон замечает в «Вечном человеке», что «только тот, для кого семья священна, способен противостоять государству, только он может воззвать к богам очага, более священным, чем боги города». Так и юный герой произведения, отказываясь подчиниться тирании большинства, диктату ревнителей традиционных добродетелей (для которых, как и для персонажей «Лица» Малгожаты Шумовской, христианство является не совокупностью священных таинств и заповедей любви к ближним, а меткой принадлежности к коллективу, некоей стае, или, скорее, стаду «своих», «наших»), не только обретает собственное место в мире, но и выступает подлинным защитником семейных ценностей.

Александр Гусев, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-