Алексей Гнатковский, актер, куратор фестиваля «Porto Franko 2018»
Если в том, чтобы бегать голым по улице, есть идея, то это искусство
11.06.2018 16:06 812

По теории большого взрыва, когда он произошел, то одномоментно смешались все элементы таблицы Менделеева и те, что вне ее. Это и дало толчок к развитию Вселенной.

Фестиваль «Porto Franko» – это однозначно художественный взрыв, который совсем скоро всколыхнет украинское культурное сообщество, сделает возможным сочетание различных сфер искусства, взаимодействие талантливых людей, коллаборацию различных течений и направлений, из чего родится много новых неожиданных и гениальных продуктов.

- Алексей, «Porto Franko 2018» – это кураторский фестиваль, у каждого направления есть свой куратор, который занимается концепцией, ищет и формирует контент. Это его личный вкус, стиль и почерк. Вы занимаетесь театральной программой, чем удивите?

- В этом году темой нашего фестиваля выбран «air port» – воздушный порт, поэтому для нас символично, что мы будем закрывать театральную программу спектаклем «Чайка» по Чехову в постановке всемирно известного литовского режиссера Оскараса Коршуноваса.

Концепт «чайка» нам подходит по многим причинам, потому что он объединяет и море, и воздух, а как театральный образ – «Чайка» в нашем случае объединяет классику и современность.

Считаю огромной победой нашей театральной программы, то, что мы пригласили сразу двух китов мировой режиссуры из Литвы Оскараса Коршуноваса и Эймунтаса Някрошюса. Представьте себе, они равновелики и не очень-то и любят появляться на одних и тех же фестивалях.

- Так, может, коротко о репертуаре фестиваля сразу расскажете?

- Да, 13-го июня мы открываемся. Театральная программа начинается в 18 часов во Франковском драмтеатре венским спектаклем «Oh, Magic».

Это такое синтетическое сочетание современного балета, оперы, театрального перформанса и новейших технологий. Там будут работы, которые будут держать микрофоны и автономно двигаться по сцене.

Достаточно откровенная постановка, возрастное ограничение 21+. Такой себе ультрасовременный театр.

На следующий день, 14-го июня, к нам из Польши приезжает моноспектакль «Сладкая» – очень интересный проект, сделанный по мотивам произведения нашей известной писательницы Марии Матиос «Даруся сладкая». В Польше эта театральная постановка взяла очень много наград, и сейчас это один из топовых моноспектаклей.

15-го июня в 18.00 на «Porto Franko 2018» выступит театр со спектаклем Эймунтаса Някрошюса «Книга Иова» с библейскими текстами, а в 21 час дадим спектакль нашего театра по Ремарку «На Западном фронте без перемен». В постановке будет звучать музыка Баха и немецких классических композиторов, ее будет играть очень известный франковский академический камерный оркестр «Harmonia Nobile».

Спектакль пройдет на очень интересной локации – на open space дворца Потоцких. Мы нашли специальное место, где зрители будут сидеть в искусственных военных баррикадах, в условном коридоре между двух разрушенных домов. Будет очень реалистично.

16 июня из Львова к нам приезжает Наталка Половинка со спектаклем «Свадьба». Это такое интересное сочетание классического украинского романса, украинской песни с современными технологиями и современным видением театра.

Наталка – уникальная актриса, педагог, театральный деятель, даже, скорее, уже и теоретик театра. Она исследует древние украинские напевы, технологию их исполнения и, собственно, сочетание с театром. Это очень интересное явление в театральном мире Украины и Европы в целом, потому что у нее есть ученики, которые расходятся по всему миру.

В 21 час этого же дня состоится спектакль «Модильяни. Я прошел по мосту, которого не существует» нашего театра, который мы делали, в том числе, и ради «Porto Franko 2018». Это 3-часовой спектакль-перформанс-лекция, которая творится на глазах у зрителей, лежащих на больничных койках.

Олег Вергелис, один из участников спектакля, он – лектор, арт-критик, но он никогда не знает, как спектакль пройдет именно сегодня, мы придерживаемся принципа «здесь и сейчас».

- То есть, это спектакль-импровизация?

- В большой степени да. У спектакля своя канва, но его линия – это импровизация на тему. Он ведет спектакль и реагирует на нее. Будет много импровизаций, потому что актеры рисуют своими телами полотна, каждый раз новые, потом эти полотна выставляются. Более того, во время спектакля художники проводят пленэр и пишут картины, на которые вдохновляет их этот спектакль, то есть они тоже на нее реагируют...

И завершаем мы фестиваль 17-го числа спектаклем «Чайка» Оскараса Коршуноваса. Это просто фантастическое завоевание и победа нашего фестиваля, мы пригласили этих двух великанов – Някрошюса и Коршуноваса, это, во-первых, дорого, но нам удалось договориться с ними, потому что они поддерживают Украину, они понимают, какая у нас ситуация и идут на уступки.

- Алексей, наша заинтересованность в таких звездных именах понятна, а какой их интерес приезжать к нам? Я так понимаю, не финансовый точно. Новая зрительская аудитория?

- Во-первых, они действительно поддерживают Украину, болеют за нас в контексте политической ситуации. Во-вторых, у фестиваля «Porto Franko» уже есть свое имя за границей, и таким гигантам театральной мысли также интересно сюда приезжать.

Более того, в Фейсбуке можно увидеть как Някрошюс лично приглашает всех зрителей на фестиваль, он сам записал обращение к зрителям Украины.

- Какую аудиторию охватывает фестиваль? Сколько людей за фестивальные дни проходит через вас. Вы считали?

- Вообще, это сотни тысяч. В  прошлом году, я так понимаю, было около 100 тысяч за пять дней.

- Иностранцев много приезжает, добавляете Ивано-Франковску культурного туризма?

- У нас в том году были люди из Китая, Венгрии, Румынии и из многих стран. Серьезное преимущество таких уникальных художественных акций в огромном креативе. Наш фестиваль отличается от всех других фестивалей Украины потому, что его локация – это все город. В каждом районе круглосуточно проходят творческие мероприятия, акции, платформы.

Количество зрителей из года в год увеличивается, уже сейчас мало мест в гостиницах. Мне даже проблематично забронировать номера своим участникам, уже все забито полностью.

Первый сделанный кувшин – искусство, остальное – ремесло

- Зрителей у вас больше, а  участников?

- Для нас не стало принципиальной позицией увеличить число участников. Потому что, поверьте, массовости можно нагнать и набрать шлака сколько угодно.

Просто, тогда это будет парад вышиванок в плохом смысле этого слова, а если это вышиванка, то ее нужно возвести в ранг сакрального, уникального, эксклюзивного, а не просто штампованных китайских подделок.

Мы отсекаем все лишние вещи, которые ведут нас вширь, и берем те, которые ведут нас вглубь – в качественное правильное содержание и к качественному художественно-культурному взаимодействию. Фестиваль должен дать толчок развитию в художественной среде, формировать культурную среду, культурный оазис.

В чем суть искусства? В том, что оно рождает что-то новое, чего никогда не было. Когда ты штампуешь одинаковые кувшины, то это ремесло, к искусству оно не имеет никакого отношения. Первый кувшин – был художественным, остальные – уже нет.

Фестиваль «Porto Franko» во многом не понятен, конфликтен, противоречив, контраверсионен, многие не понимают или не поддерживают его, кому это искусство кажется странным, но в этом также есть суть.

- Скажите, где граница между искусством с элементами провокации – и просто пустой провокацией? Вот смотрите, когда человек...

- Раздевается и бегает голым по улице?

- ... или напечатал книгу, в которой нет ни слова, а лишь пустые листки?

- На самом деле, это очень хороший вопрос, и на самом деле эта грань настолько тонкая, что ее почти не заметно.

Есть два варианта. Если напечатать, условно говоря, пустую книгу, то художественной цены, наверное, у нее не будет. Но, если напечатать ее ради чего-то... Например, ради того, чтобы мир увидел, что в стране автора, в его среде ограничена свобода слова.

- То есть, если есть идея, то художественная ценность может появиться и в провокации?

- Если у него есть идея и сверхзадача – да. Тогда это творческий продукт. И тому есть много примеров: ирландский фотограф Кевин Абош сфотографировал картофелину на черном фоне, эту фотографию купили за миллион долларов; или «Черный квадрат» Малевича.

Это искусство, и поэтому это уже вопрос к культурологам и самих художникам – что они хотят нам сказать. Это просто «понты ради понтов» или в этом весь внутренний вселенная?.

- Мне нравится актуальное искусство, но не случится ли, что новые художественные течения перерастут академизм и пойдут в своем новаторстве куда-то очень далеко?

- Об академизме в искусстве. Возьмем шире, искусство как арт – например, Пабло Пикассо, которые он картины писал? У него было очень много переходных течений – и кубизм, модернизм, экспрессионизм, но начинал он с натюрморта.

Так же в танцах. Можно танцевать разные стили, направления, контемп и современный балет, но все начинается с классического станка.

Чтобы писать стихи, надо знать алфавит, в балете – освоить классический станок, в живописи – научиться сначала рисовать натюрморт, в театре – играть этюды, у каждого свое.

То есть, надо знать всю базу и иметь огромный инструментарий, чтобы потом экспериментировать. Вот, собственно, в этом сочетании рождается нечто новое, то, что мы называем искусством.

- Но ведь искусство тоже бывает разным: для соблазненной аудитории и для широкой, такой себе масс-арт?

Чтобы отличить искусство от «не искусства», надо тренировать свой глаз, ум, читать и культурно развиваться

- Очевидно, есть искусство для более широкой аудитории, есть для узкой, а, в конце концов, не искусство. И об этом также надо говорить.

Вот недавно я был в Мюнхене во всемирно известной картинной галерее, где я увидел за два часа сотни гениальных полотен.

Я многого не понимаю, но я чувствую, что это гениально. То есть, чтобы отличить искусство, условно говоря, от не искусства, надо его видеть, надо тренировать свой глаз, свой ум, нужно много читать, надо развиваться культурно.

Чем выше искусство, тем больше человек должен быть готов к нему

- Да, надо быть подготовленным.

- Надо понимать о чем речь, а то, бывает, кто-то смотрит на «Черный квадрат» Малевича и говорит: «Да, блин, я тоже так могу». А если человек подготовлен, то там он увидит и всемирную большую паузу, и космос, и очень многое, что хотел сказать художник, и будет поражен.

И чем выше искусство, тем больше должен быть готов человек. Поэтому мне нравится термин «элитарное искусство», который родился уже достаточно давно, но в каждой эпохе получает новое звучание.

- Такие творческие акции, как ваш фестиваль, готовят людей к восприятию искусства?

- Да, логика, которой я руководствовался в подборе театральной программы, – пытался взять разные векторы в театральном искусстве от крайне-экспериментального перформанса до классических постановок: «Чайка» Чехова, которая уже известна на весь мир, театральный поиск Наталки Половинки, новаторский театр «Модильяни». Разные события, разные полярности. Это означает, что человек может прийти и увидеть, пусть не весь театральный спектр, который насчитывает миллиарды цветов, а, по крайней мере, его основные гаммы.

У нас будет огромное медиа-сопровождение, я не могу говорить об этом предметно, потому что это не мое направление, но у нас будет канал, который постоянно будет снимать, потом они будут делать архив и будут освещать событие в СМИ местного и государственного значения.

- Конечно, широкое освещение в СМИ усилит вашу просветительско-культурную миссию, ведь больше 80% населения черпают информацию из телевизора. А вот вы, я убеждена, телевизор не смотрите.

- Я не смотрю телевизор, потому что это ужасно. Я не знаю лично никого из телевизионщиков, и слава Богу, поэтому имею возможность свободно говорить то, что они показывают, особенно передачи украинского производства – это прямое зомбирование населения.

Я, более того, убеждаюсь, что это делается сознательно, а не от незнания или ограниченности интеллекта или вкуса. Они просто зашлаковывают человеческий разум и восприятие, население мыслит какими-то однообразными, очень бытовыми категориями и парадигмами. И юмор очень примитивный, а юмор – это прямое свидетельство интеллекта.

К сожалению, у нас нет государственной политики в этой области.

- Многие из ваших коллег, имею в виду театральных актеров, снимаются в отечественных сериалах, которые сейчас активно начали производиться. Вас приглашали?

- Да, сейчас телеканалы ездят по регионам и ищут новые лица, потому что киевские ходят группами из сериала в сериал. Меня также пригласили в один проект. В августе начинается съемочный период.

- Правда ли, что участие в сериальной продукции не идет на пользу актеру? Я часто слышу, что они там «заштамповываются» и теряют профессионализм. На ваш взгляд, это так?

Актер, который снимается в русскоязычном продукте в Украине, идет на компромисс с совестью

- У меня взгляд состоит из двух векторов – художественного и прагматического. Если говорить начистоту, то служить двум богам никогда нельзя, «Не можете служить Богу и мамоне» (Евангелие от Матфея 6:24 – ред.), так же и здесь.

Если актер идет сниматься в заведомо плохой продукт, или еще хуже – в продукт, который снимается на русском языке в Украине, то это значит, что он идет на компромисс со своей совестью и моралью. Или у него их нет, или он готов ими пожертвовать.

Искусство и художник не могут быть аполитичными в наше время

Понимаете, если ты работаешь в концлагере, то даже если ты уборщик, ты работаешь на зло, трупы убираешь. Нет таких вещей: немножко черный или немножко белый, так не бывает.

Искусство и художник не могут быть аполитичными, тем более сейчас – в ситуации, в которой живет наше государство.

Национальное мнение должны формировать художники

Поэтому говорить, что кто-то аполитичен, типа: «я – художник, мне можно выступить на Интере или поехать в Россию» – ничего подобного! Сделал такой выбор – до свидания!

Искусство – это авангард, и художник – это человек, который стоит в авангарде вкуса, мысли, философии и развития общества. И именно художники должны формировать национальную мысль!

Любовь Базив. Киев

Фото: Дмитрий Стаховский

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-