Возвращение блудного сына, или Новая-старая «Суперсемейка». Кино дня

Возвращение блудного сына, или Новая-старая «Суперсемейка». Кино дня

435
Ukrinform
Уже на пресс-показе детско-взрослого мульта в Киеве зрители «Суперсемейки-2» разделились на два разных лагеря

Вторая часть мультфильма «Суперсемейка» в очередной раз утверждает – анимация не является прерогативой исключительно детской аудитории – все иначе, сложнее и перспективнее: с помощью анимации легче разговаривать со всеми, от мала до велика, но самое важное – с детьми, которые со временем станут взрослыми.

Еще с давних пор – уже 14 лет! – продолжение мультфильма Брэда Берда «Суперсемейка» входило в список самых желанных сиквелов в мире. Причем желание исходило не только от детей, но и от взрослых (говорю это и о себе, а для меня это один из лучших мультов в жизни). И вероятно, желание исходило и от компании Walt Disney, уже некоторое время владеющей производителем «Суперсемейки», Pixar Animation Studios. Ведь первая часть, датированная 2004-м годом, имея бюджет в 92 миллиона долларов, собрала в мировом прокате 633 миллиона, и таким образом стала самым кассовым анимационным фильмом. И это, не считая того, что мультфильм собрал за продажу ТВ-прав, различных носителей и на VOD-платформах...

Все эти «самый-самый» абсолютно оправданы – и с субъективной точки зрения человеческих реакций, и с объективной – практическим, финансовым подтверждением зрительского внимания. Дело оставалось только за создателем этого шедевра, Филиппом Брэдли Бердом, который, как и каждый художник, не желал зацикливаться на чем-то одном, пусть и успешном. Поэтому после очередного анимационного шедевра, «Рататуй», воплотил свою следующую мечту – поработать в большом кино. И ему снова удалось невозможное – достичь еще более высокой вершины: «Миссия невыполнима: протокол Фантом» собрала почти 700 миллионов долларов в мире, и при этом была лучшей из всех четырех частей франшизы.

Собственно, франшиза, как понятие длительности одной идеи во времени и постоянной ее эксплуатации, не совсем соответствовала мечте Берда о большом и главное – самостоятельном кино. Перспективный работник, он все-таки получил добро на «сделай все, что пожелаешь» – чем бы дитя ни тешилось, – а это бывает крайне редко в Голливуде, где не терпят свободы творчества, мучительно вспоминая времена «нового Голливуда» 60-80-х годов, когда студии и продюсеры – большие бонзы – потеряли контроль над производством. И в каком-то смысле Disney оказался прав: первый, оригинальный художественный фильм Брэда Берда – «Земля будущего» провалился в прокате. Провалился ужасно, с убытками в сотни миллионов долларов. Очевидно, студия отчитала творца, но с патриархальным великодушием приняла блудного сына обратно, в лоно анимации, и в очередной раз – думаю, таких попыток было немало – подсунула ему проект продолжения «Суперсемейки».

Что же придумал Берд, чтобы не впадать в «бред», подобный сиквелам «Тачек» и «Корпорации монстров», и восстановить свои позиции на студии, и найти для себя удовольствие в том, к чему он не хотел возвращаться? Он добавил социальных моментов и сильно осовременил концепт, при том, что оставил героев в условном, ностальгическом прошлом материального мира, где фотокорреспонденты пользуются пленочными фотоаппаратами, мужчины ходят в неприталеных костюмах, а у домов эксцентричные формы первых экспериментов всевозможных миллиардеров.

Уже в первой части важным контекстом была семья, в которой муж, мистер Исключительный, вынужден наступить на горло своей песне, и работать в ненавистной бюрократической системе страховой компании, с тотальным унижением своего достоинства, «энергичности» и перспективности, теряя силы, тонус и время, таким образом лишая мир своей исключительности. Берд вложил свой опыт, фактически списывая историю с себя, и добавил фантастических приключений, без сомнения, в виде фантазий, беспокоящих каждого человека, на какой бы депрессивно-идиотской работе он ни находился. Так же, с необычайной тщательностью, он подает и домашний быт: приготовление еды, уборка, семейные ужины, ссоры с детьми из-за мелочи и с женой из-за нехватки денег. Все, или многие, в этом прекрасно узнают и себя, и свои реалии, потому что мы все, в основном, одинаковы, и желания-страдания наши сродни. Берд это знает, и подкладывает нам наше же, только очень хорошо обыгранное, с массой шуток, оптимизмом и позитивом в финале, когда добро побеждает, именно потому, что в борьбе со злом участвует вся семья без исключения, даже наименьший карапуз, который, для непосвященных, только умеет ползать и смеяться.

Во второй части меняется несколько основополагающих вещей: во-первых, как говорит главный юрист супер-героев, «больше не нужны добрые люди, которые борются во имя добра», а во-вторых, на первое место выступает фемина с ее модным теперь измом. И второе – это главное, центральное, контекстуальное и актуальное в «Суперсемейке». Всепланетная борьба за права женщин достигла максимума активности именно в голливудских фильмах и – уже – в мультфильмах. И речь не о равноправии, как было раньше. Сейчас женщина зарабатывает больше прав. То ли потому, что паритета не может быть в принципе, то ли потому, что время патриархата прошло, и наступает матриархат? Так или иначе, жена мистера Исключительного, Эластика, говорит, мол, ты попробовал работать – и у тебя не очень получилось, может давай теперь я буду работать? Мужчина остается нянчить детей, а жена идет спасать мир.

Конечно, Берд в этом не пропагандирует идею поменяться местами женщине с мужем, хоть изменения, совершенные временем, обстоятельствами и некоторыми влиятельными людьми и организациями, кажется, ведут к этому. Я допускаю, что ему со студийного верха была спущена такая идея, как это не так давно было в фильме «Красавица и чудовище» с персонажем Лефу, сделанного геем, и как будет с продолжением мультфильма «Ледяное сердце», где намерены сделать Эльзу лесбиянкой. Но, подозреваю, Берд просто изображает status quo нынешнего мира. И, опять же, в этом многие могут узнать себя, потому что, на самом деле, детали из второй «Суперсемейки» обыденны: как мама-Эластика пытается ввести натуральное питание – «потому что это полезно», как Исключительный, готовя из Шастиком уроки, не может понять задачку по математике: «Что это за математика? Она что изменилась?!», как дочь собирается на свидание, и конечно, не хочет, чтобы в этот же кинотеатр шли и родители... Таким образом, зритель ассоциирует себя с персонажами, сопереживает им, как себе, и поддерживает игру чуть ли не с собой в главной роли. Собственно, это и есть задача кино. И задача современных блокбастеров – чем доступнее и понятнее зрителю, тем легче он пойдет на фильм, причем и во второй, и в третий раз. «Суперсемейка - 2» в этом смысле несколько отличается.

Да, современные семейные и мировоззренческие проблемы, вписанные в фильм, делают диалог со зрителем проще. Но не с любым зрителем. С одной стороны, искусная анимация, фантастичность и увлекательность приключений плюс динамизм и масса гэгов полностью покоряют подростков, а с другой – серьезность вопросов, гендерная проблематика и узнаваемость ситуаций делают мульт интересным взрослой аудитории. И это разные аудитории, а мульт – один! И уже на пресс-показе в Киеве была очевидна эта дихотомия – четкое разделение зрителей «Суперсемейки» на два разных лагеря: когда героиня, инженер, рассказывает о своем восприятии мира, месте женщины в нем и отношении к ней мужчин, детская аудитория или спит, или собирается на выход, потому что такой монолог, или прочие подобные диалоги, довольно затянуты, и создают напряжение среди тех, кто не понимает услышанного с экрана и кто полностью тут равнодушен. После показа было высказано мнение, что это, и несколько моментов с использованием насилия, так же не подходят младшей детской аудитории. Драка Эластики с потенциальным злоумышленником и в самом деле могла бы быть уместна в той же «Миссии», которая «невозможна», и соответствующим рейтингом 14+. Компенсируют «сценарное напряжение» как раз детские фокусы – истории о детях Исключительного и Эластики. Это сплошное удовольствие, радость, смех, хохот до слез и приколы – как это придумано, чтобы так работало, и как это нарисовано, чтобы так радовать.

Король горы в этом аттракционе – самый маленький, Джек-Джек (о нем еще в 2005-м Берд сделал отдельный короткометражный мультфильм). У него проявились все кредиты вместе взятые, – телепортация, телекинез, пирокинез, трансформация – и теперь их уже увидели все, чему раньше была свидетелем лишь несчастная сиделка с брекетами на зубах. Где-то в начале «Суперсемейки-2» у малого происходит «конфликт» с енотом, и это – поверьте – стоит отдельного упоминания, поскольку - это отдельный мульт в мульте, где экшн сочетается с комедией, действие проходит в таком темпе, что ни Индиана Джонс, ни даже Люк Скайуокер не успели бы среагировать, а смешно, как в «Никчемном мне» или «Корпорации монстров», вместе взятых.

Фактически, все остальные герои подыгрывают Джек-Джеку, потому что малыш выходит из тени второстепенного персонажа – точнее вылетает, проходя через четвертое измерение, и возвращается лишь на приманку-коржик. Папа, Исключительный, усыпляет его (в результате засыпая сам), великая дизайнер супергероев Эдна делает для Джека костюм из кевлара (и в начале имея предубеждения к детям, в конце становится его фанатом). А под финал младший вместе со старшими братом и сестрой спасает и родителей, и весь мир... В нем, как в идее, есть много смысла – самой любви, любви к детям, в семейных ценностях, в единстве, в мужской силе, в будущем. Поэтому когда дети и взрослые после фильма вам скажут, что больше всего положительных эмоций за наименьшее время экранной жизни вызвал именно Джек-Джек – не удивляйтесь.

Вторая «Суперсемейка», расширяя и без того очень широкое поле воздействия на зрителя студии Walt Disney, думаю, достигнет просто непочтительно-больших пределов. И этим «убьет всех зайцев» – енотов? – создаст новый канал для донесения своих мыслей, заработает очередной миллиард, вернет славу Брэду Берду и продолжит радовать и объединять обе части аудитории, несмотря на их естественную противоположность.

Ярослав Пидгора-Гвяздовский. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-