Десятка невероятных музейных артефактов. Часть 2

Десятка невероятных музейных артефактов. Часть 2

1079
Ukrinform
Не всегда широко известные, но неизменно впечатляющие музейные жемчужины Украины способны удивить и самого требовательного туриста

Публикуем вторую часть подборки «Десять историй о невероятных музейных артефактах» (часть первую смотрите здесь), для создания которой мы попросили региональных корреспондентов агентства найти в своих городах музейные экспонаты, которые удивили и заинтересовали бы наших читателей – как краеведов, так и туристов.

ВИННИЦА. ЗОЛОТО САРМАТСКОГО ЦАРЯ ИНЕСМЕЯ

Более двух тысяч лет назад на территории нынешней Винницкой области нашел последний приют сарматский царь Инесмей. Как он оказался в этих землях, при каких обстоятельствах ушел в другие миры – ученые еще не выяснили. Известно, что после него остались чеканные деньги, которые ходили в Ольвии, и его захоронение, которое ученые Винницкого областного краеведческого музея нашли возле села Пороги Ямпольского района. Эта находка в 80-х годах прошлого века стала научной сенсацией, а обнаруженное во время раскопок золото – самым известным экспонатом музея.

“Это были мои первые раскопки. В октябре-ноябре 1984 года в селе Пороги Ямпольского района проходила экспедиция нашего музея. Руководителем экспедиции был Борис Лобай, еще в ней принимали участие археологи Валентина Загоруйко и Владимир Прилипко. Почему раскапывали тот курган? Потому что в то время на полях работала оросительная система «Днестр» – махина на огромных колесах, а курганы мешали ее движению. Поэтому фактически это была спасательная операция. Курган был высотой всего один метр, и никто и не надеялся, что там будет такое чудо”, – рассказывает завотделом охраны памятников, истории культуры Винницкого областного краеведческого музея Марина Потупчик.

Марина Потупчик
Марина Потупчик

По ее словам, этот курган ничем особенным не выделялся среди других 600, разведанных на территории Винницкой области. Собственно, курганов в области было больше, но в 50-е годы прошлого века в агрокультуру пришла глубокая вспашка и значительное их количество было уничтожено. Сейчас их можно распознать разве что на аэрофотосъемке.

Что касается «царского» кургана, то сначала там нашли захоронения, относящиеся к эпохе бронзы – это так называемая ямная культура.

“Но когда все было более-менее расчищено, мы увидели каменныую закладку и поняли, что это отнюдь не ямная культура. Начали расчищать дальше и увидели огромную погребальную яму, где и лежал сарматский царь Инесмей. Это было настоящее открытие, значимое и для нашей области, и для Украины, ведь это было первое захоронение сарматской культуры, обнаруженный на Виннитчине”, – рассказывает ученый.

Царь был похоронен в деревянном саркофаге – это свидетельствовало о влиянии античности и было знаком уважения к этому человеку и его высокого статуса. В погребальной камере также стояли две замечательные амфоры с остатками винного камня, и, конечно, все, что было на царе. В частности, возле него лежала гривна – шейное украшение, в центре которого – две лошадиные головы, которые целуют солнце. В этих вещах были воспроизведены основные силы, которым поклонялись люди. Еще был золотой браслет.

Марина вспоминает, что через две тысячи лет после своего погребения сарматский правитель предстал перед глазами археологов в красном кожаном одеянии. Куртка его была расшита золотыми пронизками – цилиндрами, собранными в орнамент. Еще на нем было два пояса – парадный и портупейный. Парадный – красивый, он имел две золотые бляхи на железной основе. На них изображен «хищный» сюжет – грифоны, кромсающие друг друга. И еще пять накладок с тамгой – личным клеймом человека, который был там похоронен.

“Вот пойдемте, сами посмотрите, у нас сейчас экспонируются копии вещей из того клада, – приглашает Марина Потупчик и показывает царские украшения. – Видите, элементы с портупейного пояса – великолепное произведение ювелирного искусства. Он украшен эмалью, имеет две полностью литые золотые пряжки. На них изображен человек восточного типа с раскосыми глазами и хвостиком на голове, а на груди у него – закрытый халат. Он сидит за протомой – верхней частью тела пантеры и держит за лапки двух грифонов, которые кромсают какое-то животное. Очень воинственные сюжеты, не так ли? Да и звериный стиль отражает суть сарматов – кочевников и завоевателей. Поэтому не удивительно, что в захоронении и царский меч нашелся, – железный, в деревянных ножнах, обтянутых красной кожей. Они украшены золотыми накладками – пластинкой в виде безгривого льва в состоянии покоя. А на рукояти меча – лев в прыжке”, – демонстрирует Марина.

А еще приближенные царя снарядили в другой мир серебряным кубком с удивительной ручкой в виде неизвестного животного. Далеко не сразу археологам удалось выяснить, что это степной конь, на которых передвигались сарматы. Он очень красивый, горбоносый, тоже заклеймен тамгой.

Госпожа Марина говорит, что это клеймо и помогло идентифицировать, чье же захоронение нашли винницкие археологи.

“Когда мы начали выяснять, кто же это мог быть, нашли в исторических источниках, что в 80-е годы первого века н.е. во всем известной Ольвии соправителями были сарматские вожди Форзой и его преемник Инесмей. Существует монета, которая чеканилась в то время. На одной ее стороне было изображение правителя ольвиополита, а с другой – портрет мужчины с бородой и надпись «Базилевс Инесмей». И это дало возможность на 90% утверждать, что у нас был похоронен именно он, Инесмей, на котором заканчивается род Форзоя. Тамга, обнаруженная на найденных предметах, относится именно к схеме Форзоя-Инесмея. А то, что они попали в письменные источники, свидетельствует, что это были выдающиеся правители своего времени”, – утверждает ученый.

Интересно, что череп сарматского царя был расколот. Возможно, его повредила при падении крышка саркофага, но не исключено, что царь погиб в бою. Пока что ученые этого не выяснили, как и того, каким образом он попал на территорию нынешней Винницкой области.

“Но это еще не все: возле мужского захоронения было найдено и женское. Эта погребальная камера была неглубокой и небольшой. Там лежал скелет женщины с золотыми украшениями. У нее были золотые височные подвески со стеклянными вставками, ожерелье с подвеской в виде бабочки, а воротник платья был обшит золотыми накладками. Возле нее нашли два сосуда – шаровидный кувшин возле головы, а также курильницу, которую, как мы предполагаем, использовали для одурманивающих веществ. Интересно, что в захоронении не нашли никаких орудий труда. Мы так поняли, что это жена Инесмея, женщина царского рода”, – говорит госпожа Марина.

Сейчас копии сокровищ царя Инесмея и его спутницы в загробной жизни экспонируются на выставке раритетов музея, посвященной его 100-летию. Оригиналы же, страховая стоимость которых достигает сотен тысяч долларов, хранятся в запасниках музея, поскольку выставлять их – учитывая историческую ценность – дорого и хлопотно, нужна специальная охрана. Последний раз их экспонировали в 2016 году во время выставки «Драгоценные страницы истории Подолья». Впрочем, можно заказать частную платную экскурсию и увидеть сокровища сарматского царя.

Кстати, Винница могла бы и не иметь такого приобретения, ведь после выявления сарматского золота его очень хотели забрать в столичный музей сокровищ. Впрочем, тогдашнему директору краеведческого музея удалось отстоять находку и она осталась в Виннице. С того времени экспонаты побывали в разных странах Европы, а в Украине их, считайте, и не видели.

ТЕРНОПОЛЬ. ЭНКОЛПИОНЫ – НАГРУДНЫЕ КРЕСТЫ ВРЕМЕН КНЯЖЕСКОЙ РУСИ

Среди более 280 тысяч экспонатов Тернопольского областного краеведческого музея, которому в этом году исполняется 105 лет, есть два родственных, хотя найдены они в разное время в разных уголках области.

Это – так называемые энколпионы, нагрудные кресты времен Княжеской Руси, которые часто носили поверх одежды. Об их ценности и раритетности говорит то обстоятельство, что из определенных соображений сейчас эти сакральные вещи не выставлены на всеобщее обозрение в музейном учреждении, а хранятся в особом хранилище, откуда, специально для корреспондента агентства заведующая сектором фонда археологии музея Тамара Ковальчук вынесла их «на свет» и трепетно передала в руки своему коллеге – известному тернопольскому историку, археологу, заведующему отделом древней истории музея Олегу Гаврилюку.

Олег Гаврилюк
Олег Гаврилюк

“Это уникальные артефакты, которых мало где встретите в других музеях. По сути, эти два энколпиона, которым не меньше 750 лет, это – миниатюрные раскладные коробочки из бронзы. Одна из створок всегда делалась с изображением распятия Иисуса Христа, двторая – Пресвятой Богородицы. Такие религиозные обереги имели особый «секрет». Они, закрепленные на цепочке, раскрывались, а внутри у них хранились частицы святых мощей или освященной просфоры Богородицы”, – рассказывает Олег Гаврилюк.

Такой «крест-складень», который носили князья, монахи, состоятельные паломники, часто называли «мощевик» и придавали ему особое значение, считая, что это – свидетельство благодати Святого Духа.

“А как попали они сюда, в музей?”, – интересуюсь у Гаврилюка.

По его словам, тот, где изображен Иисус Христос, Богородица и шесть апостолов, лет десять назад в музей принесла жительница села Слободка Залещицкого района, это на юге Тернопольщины.

“Когда она развернула платок, то мы просто оторопели. Такой уникальной, очень ценной археологической находки за более чем 100-летнюю историю музея у нас еще не было. А когда мы спросили, а сколько же та женщина хочет за этот археологический артефакт, то она задумалась и тогда сказала, что... 40 гривен. Я эту сумму отдал, и впоследствии это уже экспонат-раритет с соответствующим паспортом-описанием занял свое место в музейных фондах”, – вспоминает Олег Гаврилюк.

Он также рассказал, что другой крест-складень, точнее, одна его часть была найдена возле села Городище Козовского района.

“В тех окрестностях был когда-то древний курган, по крайней мере, я там не раз находил остатки культуры Княжеской Руси. А когда-то, еще в советские времена, там прокладывали дорогу – и тот курган распахали, местные жители до сих пор в той округе находят различные археологические свидетельства древней истории. По преданию, там был град Бозко, который сожгли татаро-монголы. Кстати, этот град даже упоминается в Ипатьевской летописи. Вот там несколько лет назад и нашли этот бронзовый крест-складень, на котором изображена на троне Матерь божья с Иисусом Христом на руках. Здесь же – погрудные рельефные изображения двух святых или апостолов”.

К сожалению, неизвестно, где отлиты эти кресты, на них нет определенных свидетельств древнего мастера-ювелира. Возможно, в Византии, откуда и происходит название – «энколпион», или в Киеве, или же в Галиче, где тоже действовали в то время ювелирные мастерские по изготовлению таких крестов-оберегов, добавил Олег Гаврилюк.

УЖГОРОД. ГИГАНТСКИЙ ДОМАШНИЙ ЭЛЕВАТОР ИЗ ЦЕЛЬНОГО КУСКА ЛИПЫ

Гигантский кадуб для хранения зерна, сделанный в ХVIІ веке, был найден на Закарпатье (Великоберезнянщине) и перевезен в Музей народной архитектуры и быта в Ужгороде в 1968-м году известным этнографом Павлом Федакой.

Василь Коцан
Василий Коцан

“Таким экспонатом не может похвастаться ни один другой скансен в стране, – говорит Татьяна Сологуб-Коцан, заведующий отделом массовой научно-просветительной работы Закарпатского музея народной архитектуры. – Уникален он потому, что эта емкость сделана из цельного куска дерева – липы, имеет более 1,5 м в диаметре. Высотой кадуб – два с лишним метра, вмещает более 2 тонн зерна. Толщина стенок – 7 см”.

“Нашли его ученые во время экспедиции в селе Гусный на Великоберезнянщине, – рассказывает директор Закарпатского скансена Василий Коцан. – Один дед в дселе узнал, что ученые ищут эксклюзивные вещи, так привел их в свою хату и показал этот кадуб. Интересно, что стоял он на чердаке, и когда его захотели снять, он не пролез в проем, который вел на чердак. То есть, этот кадуб туда вынесли еще тогда, когда хата только строилась – до перекрытия крыши. После этого его никто не трогал. Владелец говорил, что сделан он «ні за мої, ні за мого нянька тямки» – то есть, даже отец того 90-летнего мужчины не помнил, с какого времени этот кусок дерева был там. Но ни до, ни после похожих кадубов для зерна музейщики не находили”.

Конечно, ученые, которые сразу же хотели забрать уникальную вещь у селянина в музей, расстроились, но впоследствии выяснилось, что дети того деда планируют сносить старую хату и ставить новую. Поэтому через год, когда старую деревянную хату разобрали, этот кадуб таки сняли с чердака и доставили в музей. С чердака на грузовик его снимали шесть человек!

“Примечательно, – говорят музейщики скансена, – что днище у кадуба приставное, отдельное – за время, когда кадуб стоит в музее (это более 50 лет), оно уже дважды сгнивало. А саму гигантскую бочку-элеватор ученые нынче дважды в год обрабатывают антисептиками – чтобы не завелся шашель и уникальная древность не пропала.

СУМЫ. РАЛО – ПРЕДВЕСТНИК ПЛУГА

Деревянные земледельческие орудия являются редкими археологическими находками, и в основном их находят за пределами археологических памятников: в болотах, где хранится древесина, на периферии освоенных человеком территорий.

В экспозиции Сумского краеведческого музея одним из самых ценных экспонатов является деревянное рало, которое было случайно найдено в 1921 году на торфянике возле села Токари вблизи Сум.

„Оно привлекало к себе внимание многих известных исследователей, в частности Дмитрия Березовца, Бориса Шрамко, Юрия Краснова, которые пытались установить более-менее точную дату появления этого артефакта, но и сейчас в плане его интерпретации и датировки существуют противоречия”, – рассказывает нашему корреспонденту ученый секретарь Сумского краеведческого музея Вера Иванова.

Вчений секретар Сумського краєзнавчого музею Віра Іванова
Ученый секретарь Сумского краеведческого музея Вера Иванова

В частности, Дмитрий Березовец, который сделал первое описание орудия, предположил, что оно имело железный наральник, односторонний отвал и, следовательно, было ранней формой плуга. Исходя из этого, он датировал орудие второй половиной i тысячелетия нашей эры.

Другую гипотезу выдвинул известный скифолог Борис Шрамко. Общая схема конструкции позволила ему отнести токаривское орудие к группе грядильных кривогрядильных рал и, при наличии вблизи места находки поселения скифского времени, определить его как скифское рало V-IV вв. до н.э.

Юрий Краснов обратил внимание на сходство токаривского рала и дабергоцкого из Германии и довольно аргументированно указал на одинаковые традиции изготовления этих орудий и их хронологическую близость (дабергоцкое рало датировано радиокарбонным методом 733±80 годом н.э., то есть VIII ст.).

Как рассказала заведующая сектором Сумского краеведческого музея Лариса Белинская, благодаря помощи научного сотрудника института истории материальной культуры Российской академии наук А. Щегловой, образец древесины токаривского рала был передан в лабораторию радиоуглеродного анализа и исследован с учетом всех обстоятельств, которые могли влиять на точность.

Полученная радиоуглеродная дата образца не соответствовала ни одному из высказанных ранее предположений.

Таким образом, по ее словам, с учетом поправок, орудие следует отнести к III-IV ст. н. э., то есть периоду распространения на Днепровском Левобережье киевской и черняховской археологических культур.

ЧЕРНОВЦЫ. КАРТИНА, ДАВШАЯ БЕДНОМУ ПАРНЮ ШАНС НА ОБУЧЕНИЕ

В старейшем музее Буковины – Черновицком областном краеведческом (в 2018 году заведение отмечает свое 155-летие) хранится крупнейшее собрание материалов, касающихся природы, археологии, истории, этнографии и культуры региона (больше 100 000 экспонатов).

Среди них есть много уникальных и интересных, с особой историей. Например, картина 1936 года, на которой изображена резиденция митрополитов – нынешний центральный корпус Черновицкого национального университета, который включен в Мировое наследие ЮНЕСКО.

Об истории создания этой картины нам рассказала Мария Унгурян, заведующая отделом новейшей истории краеведческого музея.

«Об авторе картины «Общий вид резиденции митрополитов» Николая Петрова нам, увы, известно немного. Выходец из бедной семьи, он с самого детства мечтал учиться в самом престижном на то время заведении. В 1935 году Николай попытался поступить в университет. Но не смог этого сделать за неимением средств. Это был период господства в Черновцах румынской власти, тогда обучение в университете было платным», – поясняет музейный работник.

Но парень не сдался. Он задумал большой проект. Решил создать картину с изображением резиденции митрополитов. В течение года Николай Петров работал над своим творением.

«Картина сделана методом выжигания на дереве с использованием краски. Когда парень завершил свою работу, он пришел в университет и подарил картину буковинскому митрополиту. За такой красивый подарок ему позволили учиться в университете бесплатно. Он поступил на теологический факультет и учился на священника», – сказала Мария Унгурян.

О дальнейшей судьбе автора картины работникам музея ничего неизвестно. Некоторое время картина хранилась в музее Буковинской митрополии. А в 1940 году после объединения краевого, промышленного, музея народоведения и музея Буковинской митрополии, экспозиция попала в нынешний областной краеведческий музей и хранится здесь до сих пор. Она наглядно подтверждает, что любой цели можно достичь, если упорно к этому стремиться и упорно работать.

Антонина Мних, Олег Снитовский, Татьяна Когутич, Сергей Ханин, Виталий Олийнык. Винница, Тернополь, Ужгород, Сумы, Черновцы

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-