«Дон Жуан» – на линии разграничения - 24.06.2018 09:00 — Новости Укринформ
«Дон Жуан» – на линии разграничения

«Дон Жуан» – на линии разграничения

717
Ukrinform
В конце лета в Северодонецке состоится культурное событие, без преувеличения, европейского масштаба

Корреспондент пообщался с инициатором проекта “Музыку слышно сквозь стены”, театральным продюсером Петером Шварцем, который намерен осуществить полноценную оперную постановку в Северодонецке.

Как известно, в нашей сфере культуры чего-то подобного еще не было и вряд ли скоро случится. Об этом свидетельствует не столько перечень стран-участниц, столько локация проведения мероприятия. Следовательно, до конца августа желательно дожить без военных потрясений. Ведь город, если напрямик, лежит в каких-то тридцати километрах от линии фронта.

НА ФИНИШНОЙ ПРЯМОЙ

О намерениях руководителя культурологического объединения «VladOpera e.V.» Петера Шварца осуществить в Северодонецке постановку полноценной оперы Укринформ рассказывал еще в марте прошлого года. Мы тогда говорили об этом с Петером как о нечто практически неосуществимом – достаточно сказать, что на то время в городе элементарно не было хоть какой-нибудь приличной сцены. Но уже в августе 2017-го Президент торжественно открыл отреставрированное здание областного музыкально-драматического театра, а на днях я неожиданно узнал, что проект не то, что не умер вполне естественной смертью, он сегодня – на завершающей стадии.

Поскольку почти все участники оперной постановки живут далеко за пределами Северодонецка (некоторые - даже за пределами Украины), я направился к единственнму в нашем областном центре человеку, который имеет к ней прямое отношение – к завлиту Луганского театра Татьяне Плис (когда-то я брал у нее интервью по поводу ее участия в другом проекте Петера Шварца – театральной постановке «Байки Севера»). Татьяна подтвердила: премьера назначена на 28 августа.

– Теперь все уже закрутилось, и репетиции начинаются с 15 июля – это первая встреча солистов этой команды в рамках проекта «Музыку слышно сквозь стены». Планируется постановка оперы Моцарта «Дон Жуан» («Don Giovanni ossia il Il dissoluto punito, как назвал ее сам Вольфганг Амадей) – и небольшой фестиваль при поддержке ПРООН, в рамках которого, кроме собственно оперной постановки, состоится знакомство гостей, в том числе и иностранных, с Северодонецком – они увидят, как мы тут живем. Еще мы собираемся на площади перед дворцом культуры химиков организовать public viewing – то есть зрители на больших экранах смогут параллельно смотреть спектакль.

Тетяна Пліс (у центрі) на прем’єрі «Байок Сєвєра» в Сєверодонецьку
Татьяна Плис (в центре) на премьере «Байки Севера» в Северодонецке

По этому поводу Татьяна встретилась с режиссерами. Петер попросил, чтобы она приехала в Киев, потому что два режиссера – киевляне, а главный постановщик Торстен Келле – вообще немец. Последнему, как оказалось, очень нужен feedback («обратная связь» – англ.) с Северодонецком, чтобы почувствовать нашу атмосферу.

– Торстен еще хотел меня видеть как представителя театра. Они встречались в течение четырех дней – три режиссера, художница по костюмам (она украинка) Кристина Лысак... В один из дней к ним присоединилась я. В принципе, я нужна больше была Торстену. Он начал расспрашивать, что такое Северодонецк, что здесь происходило во времена перестройки, как он сейчас живет, какие здесь люди – вплоть до того, как они женятся и каким видят свое будущее; как они относятся к тем, кто живет в Луганске.

Татьяна спросила у него – зачем такие подробности, и режиссер ответил, мол, действие оперы будет перенесено в современность – при том, что он не будет отходить ни от музыки, ни от текстов. Но современные костюмы будут, и все будет перенесено в наши реалии.

– Я уже хочу себе представить, как это будет! – от восторга Татьяна аж рассмеялась.

БЕЗ КРИНОЛИНОВ

В рамках проекта планируются открытые репетиции: педантичные немцы предоставили северодонецкому коллеге кипы разнообразных графиков, где, в частности, назначены даты тех репетиций, и все желающие, зарегистрировавшись на сайте проекта, могут на них присутствовать. Это будут группы из 30-40 человек; они могут после репетиции пообщаться с режиссером в формате открытого оперного кафе.

Зустріч митців на дачі Олексія Доричевського під Києвом. Торстен Келле – босоніж
Татьяна Плис – во время встречи с режиссерами на даче Алексея Доричевского под Киевом. Торстен Келле – босиком

– Сначала это будет у нас в театре, а потом мы, возможно, найдем другую локацию. Поэтому ответы на заданные им вопросы для Торстена очень важны. Я, конечно, спросила: если опера такая уж слишком классическая, зачем ее так осовременивать. Не будет ли по этому поводу упреков от зрителей...

– Упреки? От северодончан? Которые только четыре года назад неожиданно оказались в областном центре... Да оно в Луганске после 1941-го оперного театра не было.

– Ну, я думаю, люди все же джут чего-то классического.

Сошлись на том, что наши земляки получат представление сразу об оперном «модерне», минуя все предыдущие стадии развития оперного искусства, и для них именно он станет определенным эталоном на будущее.

– Торстен сказал, что не хочет делать из оперы сказку, которая никого не цепляла бы, и с которой зритель ушел бы после первого действия. Говорит: я хочу сделать так, чтобы зритель что-то почувствовал, чтобы он изменился после трех часов, которые длится действо. Это такая сверхзадача. Насколько я знаю от Петера (Шварца – ред.), очень много сил привлечено из разных стран – из Украины, Польши, Армении, откуда он приглашает музыкантов. Несмотря на то, что опера будет проходить на базе нашего симфонического оркестра. Вокалисты будут из разных стран, и здесь встает вопрос: будет ли жить дальше эта опера?

Вопрос действительно... интересный. Хочется, чтобы оперу посмотрели не только в Северодонецке, а как потом снова собрать такой... интернационал? Конечно, украинские режиссеры и исполнители, принимающие участие, смогут поставить «Дон Жуана» собственными силами и в том же контексте – но будет ли считаться постановка той же? Это уже дело Министерства культуры.

– Мы собираемся об этом говорить – в рамках проекта назначен и «круглый стол» с привлечением директоров других театров, критиков, министерских чиновников. Потому что получается так, что без международных грантов мы не можем реализовать такой проект. Если там подобные проекты планируются за год, и Петер уже знал, на что может рассчитывать и готовил это событие, – то у нас в министерстве надо планировать за три месяца. Допустим, они за два дня до премьеры нашу записку рассмотрят, дадут добро или нет – еще не известно... Ну, невозможно так работать с крупными проектами.

НЕМНОГО ОБ ЭРОТИКЕ И НЕ ТОЛЬКО

Кстати, Петер Шварц хочет организовать открытые дискуссии даже не по поводу оперы, а по поводу проекта в целом. Дело в том, что он называется «Music overcomes walls», что моя собеседница перевела как «Музыку слышно сквозь стены».

– Услышат ли нас на той стороне, приедет ли кто-то к нам...

– Если и приедет кто-то из Луганска, то никому об этом не скажет.

– Да. Обидно, но... Он хотел бы там раздавать флаеры проекта, чтобы люди могли посмотреть на это событие...

– Кстати, что же Торстен понял о нас из вашего рассказа?

– Конечно, я могла нарисовать ему яркую картинку. Живем здесь, как можем. Не могла же ему сказать, что много улыбающихся людей на улицах увидим – или же уверенных в себе, как в Киеве. А он... Не то, чтобы очень удивился, но он был уверен, что после перестройки, а особенно после двух Майданов – все у нас идет на лад. Здесь я его немного разочаровала.

Даже та свобода, тот эрос, о котором идет речь в опере... Я ему сказала, что у нас далеко не так. «Почему?» – Потому что «В СССР секса не было». Мне казалось, эту формулу знают все, и переводчику пришлось ему объяснять, в чем дело. «Да?!!», – он был так удивлен. А потом начал вспоминать, что у них там тоже есть немцы, которые жили по ту сторону Берлинской стены; они более скованы по сравнению с западными немцами...

Келле даже поинтересовался, как у нас вступают в отношения, выходят замуж или женятся. Делают они это самостоятельно – или под давлением родителей. Как проходят свадьбы.

– Так может посмотреть расписание свадеб в ЗАГСе и договориться с молодоженами...

– А он бы с удовольствием. Сказал, что будет такая небольшая сцена в опере. Я ему рассказала, как подъезжают машины к ЗАГСу, как им все автомобилисты сигналят; цветы, деньги... А для него это что-то необыкновенное: «А что дальше происходит?». Говорю, есть специальные конкурсы для дружка и дружки, есть испытание молодого – «О, класс! Класс! Вот это надо использовать! Это мы сделаем в опере...» Как?!!

НЕУДАЧНИК ДОН ЖУАН

Интересный поворот. Может, у немецкого режиссера Дон Жуан в опере еще и живым остается?

– Нет, он погибает. Просто в опере есть сцена, где селянка Церлина выходит замуж за своего жениха Мазетто. На эту свадьбу попадает Дон Жуан, пытается соблазнить Церлину... Собственно, в опере ему никого соблазнить не удается. Есть донна Эльвира, которая его преследует; есть донна Анна, которую он не успевает соблазнить, потому что появляется Командор. А Церлину от него спасает ее ревнивый муж. Так что точно мы не знаем, на самом ли деле главный герой является таким, каким его рисуют легенды.

– Не планируется ли разбавить местную публику зрителями из оперных городов – Львова, Харькова, Одессы? Чтобы создать соответствующую «премьерную» атмосферу в зале.

– Я знаю, что многих людей на личных контактах приглашают постановщики. Будет Ивано-Франковск; киевляне, конечно, будут. Конечно, из Германии приедут зрители, из Беларуси будут гости. Кстати, у немцев сложности с покупкой наших билетов на Karabas.com. Сайт не имеет представительства там; трудно купить за границей билеты в наши театры.

Естественно, я поинтересовался, кто будет представлять в проекте Северодонецк. Оказалось, что северодонецкий хор «Радани» будет выступать чуть ли не в полном составе плюс актеры театра (который в названии имеет слова «музыкально-драматический»). Про солистов пока ничего не известно, хотя в городе есть несколько вокалистов, которым аплодировала даже Вена. Поэтому, скорее всего, речь идет не о дефиците, а о проблеме отбора лучших.

...И все же полной уверенности, что проект будет удачным, нет. Слишком широкие планы, которые выходят далеко за пределы самого действа, как наметили себе его инициаторы. И где? – на самой границе цивилизации и варварства (причем с попыткой за эту границу еще и заглянуть). Конечно, надо пожелать им успехов на этом пути, но все равно как-то боязно.

Михаил Бублик, Северодонецк
Фото – автора и Кристины Люльченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>