Николай Бандривский, доктор исторических наук
В парных погребениях Высоцкой культуры у мужчины и женщины – уста к устам, ладонь в ладони
29.06.2018 09:00 739
Могут ли рассказать о любви и супружеской верности человеческие останки? Те, что хранятся в застекленном саркофаге во Львовском музее истории религии, – уж слишком красноречивы. Скелеты мужчины и женщины лежат, "тесно обнявшись”. Он касается устами ее лба, а она обняла его, положив одну руку на грудь любимому, а второй касаясь его плеча. И так прошло три тысячи лет...

Парное погребение нашла археологическая экспедиция под руководством профессора Николая Бандривского возле села Петриков на южной окраине Тернополя еще в 1995 году. Об этих и других находках – разговор корреспондента Укринформа с доктором исторических наук, и.о. заведующего отдела археологии Института украиноведения имени. Ивана Крипякевича НАН Украины, профессором кафедры археологии Львовского национального университета им. Франко, заведующим отделом Института религиоведения Львовского музея истории религии Николаем Бандривским.

ПО СОХРАНИВШИМСЯ ОСТАНКАМ МОЖНО ВОСПРОИЗВЕСТИ ДОСТОВЕРНЫЕ «ФОТОГРАФИИ» ЛЮДЕЙ

- Насколько редкие такие парные захоронения в Украине и мире?

- Очень редкие, ведь встречаются они только на территории северных районов Львовской и Тернопольской областей. Это - Высоцкая культура и именно для нее характерны такие парные захоронения. В других регионах Центральной и Западной Европы их нет.

- Сколько таких захоронений вы нашли?

- Мы не охотимся за ними, для нас интересен сам феномен. Я четыре года проводил раскопки возле Петрикова, где нашли 183 захоронения, среди них – шесть парных захоронений, где мужчина и женщина, женщина с ребенком...

Рис. Парные захоронения Высоцкой культуры из с. Высоцкое Бродовского уезда на Львовщине (по Т. Сулимирським, 1931)
Рис. Парные захоронения Высоцкой культуры из с. Высоцкое Бродовского уезда на Львовщине (по Т. Сулимирським, 1931)

- Чем примечательна эта пара, почему именно ее поместили в музей?

- Это захоронение уникально тем, что похороненные в нем мужчина и женщина были сплетены в объятиях. Оно отражает очень сильный институт брака и семьи, который существовал в то время – более трех тысяч лет назад, во времена Соломона и царя Давида, если брать религиозную хронологию. За тысячу лет до рождения Иисуса Христа на территории современной Украины существовала высокая культура, и прежде всего, духовная. Скажем, в то время Европа сжигала своих покойников, а остатки пережженных костей ссыпала в урны, сверху клали украшения, оружие... И когда сейчас западные антропологи ставят вопрос, как выглядели тогда люди, то воссоздать внешний вид тамошних людей той далекой поры уже невозможно. А вот на нашей территории мы имеем сохранившиеся скелеты, по лицевым костям черепа которых можем воспроизвести физиономические особенности, то есть, не фантазировать, а иметь достоверную “фотографию”.

- Не пробовали сделать это со львовскими Ромео и Джульеттой?

- Ищем спонсоров. Сейчас для таких реконструкций по костям черепа есть компьютерные программы, которыми пользуются криминалисты всего мира. По сохранившимся костным останкам они воспроизводят внешний вид. Это недешевая работа, и мы как бюджетная организация не можем себе этого позволить. Но было бы очень интересно увидеть не рисунок художника, а графическую реконструкцию на основе современных антропологических методик.

- А не могло ли быть так, что эту женщину принесли в жертву?

- Начнем с того, что в этом захоронении подзахоронение женщины исключено, мертвому телу невозможно придать такого положения. Поэтому женщина перед смертью могла выпить яд, возможно, настойку цикуты, чтобы уйти в иной мир вместе со своим мужем.

И это не было исключением в Высоцкой культуре, это была устоявшаяся традиция для небольшой группы племен, живших на нашей территории. Муж умирал, а жена еще живой сама ложилась рядом и уходила вслед за мужем. Здесь речь идет о том, что его подруга, к примеру, не хотела нарушать обет, данный любимому, и жить с кем-то другим. Они были верны друг другу и еще при жизни решали уйти вместе при любых обстоятельствах.

Для нас, людей начала ХХІ века, смерть является чем-то трагическим, фатальным, тем, о чем мы не любим думать, что хотим оттянуть. У людей той поры было другое отношение к смерти – для них это были двери или своего рода окошко в другой мир, а земная жизнь была приготовлением к тому, другому миру. Пребывание на земле воспринималось как период испытаний: то, что человеку выпадает на долю и как он перенесет, – от этого зависело его будущее. И поэтому люди в то время не боялись смерти. У нас есть много свидетельств из античных источников, когда наши предки совершенно безбоязненно шли на риск, на смерть, на страшные муки, зная, что за эти страдания их в будущем ждет особая награда.

Мне немножко больно, что люди сегодня порой воспринимают представление о «том мире», как одну из возможных теорий, а не как аксиому. Вот такое наше двоякое отношение к смерти, к состоянию души после нашего ухода из земной жизни – немного опасное. А тогда не колебались: они знали, для чего живут и знали свое будущее, если добросовестно выполняли то, что приказывали их законы и выверенные временем традиции.

НЕ НАЗЫВАЛ БЫ ПОСТУПОК ЖЕНЩИНЫ ИЗ ПАРНОГО ЗАХОРОНЕНИЯ САМОУБИЙСТВОМ, ТУТ ДРУГАЯ МОТИВАЦИЯ

- Это было еще до христианских времен, Церковь строго осуждает самоубийства...

- Я, собственно, хотел бы подчеркнуть, что это, по моему мнению, ни в коем случае не было самоубийством. Не надо путать причину появления таких парных захоронений с суицидом. Самоубийство – это когда прыгают с многоэтажки, бросаются под поезд или режут себе вены в ваннах. Все это - самовольное, сознательное избежание тех проблем, тех своего рода «тисков», в которые попал человек. Однако в случае с парными захоронениями Высоцкой культуры речь идет не об избежании проблем, а о совсем другой мотивации. Другими словами, мы не видим доказательств, которые бы свидетельствовали, что представители рассматриваемого сообщества хотели лишить себя жизни только для того, чтобы таким кардинальным способом избежать каких-то болезненных для них проблем. Наоборот, те люди, которые жили на наших просторах три тысячелетия назад, так же, как и мы сегодня, хотели жить дальше, любоваться цветами, солнцем, наслаждаться любовью, но... при определенных обстоятельствах они все-таки выбирали, что лучше уйти вслед за своим избранником. Не думаю, что женщина, обреченная на такой «выбор» обстоятельствами, перед тем, как это сделать, себя как-то ломала или заставляла. Это был абсолютно сознательный выбор. И, за неимением каких-либо доказательств (и с учетом того, что о религии того времени мы почти ничего не знаем достоверно), должны поверить, что при тех обстоятельствах это был единственно приемлемый выход для женщины. Мотивация во всем этом была только одна – после смерти мужа она хотела быть с ним и дальше. Любой ценой. И это было на первом месте в их взаимоотношениях. Поэтому здесь присутствует совершенно другая – героическая и благородная мотивация, чем в суицидальных случаях.

Парные захоронения Высоцкой культуры начали исследовать еще с конца XIX века, в том числе Михаил Грушевский, который проводил раскопки в селе Высоцкое Бродовского уезда на Львовщине и нашел 14 захоронений, среди них и парные. Вместе с ним в соседнем селе Чехи (ныне Луговое) проводил раскопки Изидор Шараневич, сеньор Ставропигийского института. И вот эти два ученых открыли Высоцкую культуру. После них на парные захоронения наталкивались профессор Львовского университета Тадеуш Солемирский, а также киевский ученый Вячеслав Канивец, и профессор Лариса Крушельницкая, учеником которой я являюсь, и которая для меня стала фактически второй мамой. Я продолжаю ее дело, потому что проблематика Высоцкой культуры ее увлекала больше всего.

Так вот, археологов все время удивляло и интересовало: почему в парных погребениях Высоцкой культуры ладони женщины иногда вложены в ладони мужчины или же почему губы мужчины касаются лба женщины. Очень часто тела обоих умерших ну просто сливаются в объятиях. И патологоанатомы, которые изучали эти останки, утверждали, что сплести в такие объятия мертвое тело невозможно. Единственное высказанное ими предположение - это человек сам, своей мускулатурой должен была придать телу такую форму. Учитывая возрастающее количество таких парных захоронений Высоцкой культуры (на сегодня больше 60) мы должны радоваться тому, что наши земли донесли до нас такой очень интересный, уникальный феномен, который, без сомнения, имеет не только общеевропейское, но и мировое значение для познания духовного мира древних цивилизаций. Изучать такие парные захоронения только с помощью археологических инструментов невозможно. Здесь необходимо задействовать междисциплинарный подход, который находился бы на стыке наук - археологии, религии и религиоведения, антропологии, психологии и социологии...

- Есть слухи, что саркофаг с влюбленными хотят убрать из музея.

- Хотелось бы, чтобы это захоронение здесь осталось и сохранилось. Иначе оно уничтожится. Там планируется вместо отдела археологии сделать экспозицию УГКЦ.

- Как относятся к этому церковные деятели?

- Я говорил с духовными лицами, они не видят в этом (экспонировании парного погребения из Петрикова) какого-то нехристианского подхода. Другое дело, что музейные площади, на которых размещена археологическая экспозиция (она сразу при входе), «бросились в глаза» какому-то ну очень уж конфессионально заангажированному музейщику или деятелю от культуры, который не хочет видеть в планируемой музейной реэкспозиции ничего «чужого».

ПОГРЕБЕНИЕ БЫЛО ВЫРЕЗАНО МОНОЛИТОМ И ЭКСПОНИРУЕТСЯ В ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ВИДЕ

- А насколько этично, что человеческие останки выставлены на всеобщее обозрение?

- Этот вопрос я задавал сам себе с 1995 года, когда нашел это парное захоронение: насколько этично выставлять их на всеобщее обозрение? Хотел бы я, чтобы моими костями когда-то распорядились именно так? Но, поставим вопрос по-другому: как мы сможем доказать, что действительно эти кости находились в таком положении, в котором были выкопаны, а не в другом? В археологии, как и в судопроизводстве, на первом месте находится не только сам факт, но и «чистота» его представления, то есть, можно ли ему доверять. Если бы я сдвинул с места хотя бы одну из костей, назад ее уже «вставить» нельзя, наука этого не позволяет, поскольку достоверность уже была бы нарушена. Автентика во всем мире ценится больше всего. С другой стороны, глядя на эти пылкие объятия после расчистки уже там, в поле, решил что не имею права нарушать их идиллию. По крайней мере, это буду не я, и не сейчас. Поэтому у меня просто не поднялась рука разбирать эти скелеты, поэтому это погребение было вырезано монолитом. Таких вещей в мире больше нет. В разных музеях мира есть много реконструкций древних захоронений, в которых косточки помытые, пошифрованные и аккуратно сложенные. Но, здесь, во Львове, у нас значительно более важный артефакт, поскольку он представлен в экспозиции в первозданном виде, и нам его надо сохранить для следующих поколений исследователей. Кто знает, будут ли в будущем приборы и технологии, которые смогут вычитать из скелетов этих влюбленных более достоверную информацию, чем имеем теперь.

- Зарубежные коллеги не интересовались этим экспонатом?

- У нас есть сотрудничество с американцами, в частности, с профессором Никитиным. Они приезжали, брали костный материал из этого захоронения на С14 (углеродный анализ – ред.) и на молекулярный анализ и даже извлекли молекулы ДНК из скелета женщины, в котором ДНК-структура сохранилась прекрасно. У нас вышла хорошая статья на английском, которая прослеживает предков женщины из рассматриваемого захоронения на много поколений вглубь веков.

- А потомков?

- Проследить, сохранились ли в нас, сегодняшних западных украинцах, хоть какие-то следы того генофонда Высоцкой культуры, конечно, очень интересно. Но этот проект, опять же, довольно дорогой. Несомненно, такие исследования возможны и перспективны, но дело и здесь упирается в нехватку финансирования.

Фото парного захоронения №27. Раскопки Н. С. Бандривского, с. Петриков Тернопольской области, 1995 г.
Фото парного захоронения №27. Раскопки Н. С. Бандривского, с. Петриков Тернопольской области, 1995 г.

- Я читала, что схожие с нашими парные захоронения находили в Италии.

- Видимо, вы имеете в виду захоронение из Мантуи. Там скелеты лежат на боку с подогнутыми ногами один напротив второго. Нет объятий и почти нет сопроводительного инвентаря. Знаем парные захоронения во многих других культурах, где мужчина и женщина лежат рядом, не касаясь друг друга. Таких объятий, как из наших западноукраинских земель, которые бы удостоверяли, что это одновременные захоронения, больше нет нигде.

В Высоцкой культуре есть и другие типы захоронений, например, кремационные, когда на грудь мужчины ставили горшок с сожженными костями женщины, или несоженный скелет мужчины, а рядом - сожженный скелет женщины, но выложенный в анатомическом порядке. Имеем также около трех десятков захоронений, из которых верхние части черепов переходили в новые захоронения. С какой целью это делалось, трудно сказать. Были разные манипуляции, были ритуальные вторжения в могилы через какое-то время после захоронения. Но это не был грабеж, потому что все бытовые вещи, украшения, оружие оставались на своих местах. О цели таких поздних вмешательств мы сегодня можем только догадываться.

ИСТОРИЯ НАХОДКИ «НАПОЛЕОНОВСКОГО» КЛАДА

- Над чем вы сейчас работаете?

- Не хочу рассказывать наперед.

- Тогда вернемся назад, знаю, что вы нашли наполеоновский клад...

- Я не уверен, что его можно назвать «наполеоновским», это монеты време правления Наполеона III и Республики Франция. Тот случай произошел 30 марта 1995 года. Как раз за четыре месяца до открытия вышеуказанных парных захоронений в Петрикове. Директор Львовского органного зала решил исследовать крипту под храмом святой Марии Магдалены (сегодня – органный зал на ул.С.Бандеры) и обратился с письмом к тогдашнему председателю НТШ члену-корреспонденту НАН Украины Олегу Романову с просьбой провести раскопки. Из членов Археологической комиссии НТШ была создана группа в составе Романа Сулика – историка церковного строительства, Юрия Лукомского – известного исследователя белокаменных церквей княжеского Галича и меня. Крипта – это тайное подземное помещение, как правило, под Главным Престолом, где хоронили наиболее выдающихся церковных деятелей, в том числе и из монашеского сословия. Название происходит от греческого “криптос” – укрытие. В упомянутой крипте мы нашли много человеческих костей, металлические детали обивок гробов, вереницы, нательные крестики, медальоны...

Особый интерес вызвала т.н. костница – своеобразный колодец в углу крипты, доверху наполненный аккуратно сложенными человеческими останками. Ее расчищал Юрий Лукомский, а я в тот день раскапывал рядом участок возле порога. За нами стоял директор органного зала Юлиан Винницкий и наблюдал за раскопками. И насколько помню, где-то в 16.20 у меня из-под ножа посыпались сначала по 2-3 монеты, а потом больше. И первой мыслью было: не из какого они металла, а почему они не зеленые? Такое уже выработалось у нас на подсознательном уровне восприятие цветного металла, в том числе и монет. Потому что медь или бронза, которые мы обычно находим на раскопках, имеют необыкновенно красивую изумрудную патину, которую еще называют благородной. А вновь выявленные монеты были не блестящими, такого рыжеватого цвета. Но как только проведешь пальцем по монете, так весь рыжеватый налет с нее исчезает, и она начинает сиять, как свежеотчеканенная! Только тогда я понял, что случайно наткнулся на какую-то интересную и уникальную вещь и, позвав Юлиана Винницкого и Юрия Лукомского, закатив рукава начал выкапывать остальные монеты и раскладывать их на кирпиче, лежащем рядом. Всего оказалось 26 монет: 25 – по двадцать франков и одна – десятифранковая. Самая древняя монета датируется 1853 годом, самая поздняя – 1913 годом.

Мы тут же оповестили о находке городское управление МВД, оттуда пришли люди в штатском и занялись своей работой. Стали нас по одному вызывать, выяснять, кто где стоял в момент находки клада, кто, где и как держал руки и так далее. А затем сопоставляли эти показания. После этого вызвал меня господин майор и (сразу предупредив, что сейчас скажет что-то не совсем для меня приятное) сообщил, что согласно действующему законодательству, должен составить протокол добровольной выдачи клада. Я, конечно, с пониманием кивнул и не очень задумывался. Интересно, что прибывшие следователи сделали за короткое время очень профессиональное описание каждой из монет, перечислив на бумаге даже малейшие особенности изображений и надписей на них. Потом, позвав всех в кабинет, правоохранители опечатали все монеты, поставили на сургуче печать и забрали их к себе в управление, где почти месяц держали. За это время, кроме проведения всех предусмотренных Законом процедур, правоохранители обратились в Инспекцию пробирного надзора при Министерстве финансов Украины, где подтвердили, что найденное золото - высшей девятсотой пробы. Решали, где находка должна храниться и сошлись на том, что в фондах Музея истории религии. Клад до сих пор там. Конечно, хотелось бы, чтобы он экспонировался... Сейчас готовится публикация о нем.

- А свои 25 процентов за найденный клад вы получили?

- Нет, я официально отказался от этого. Так принято в нашей археологической среде, что никто из коллег, когда находят, скажем, золотую скифскую пектораль или другие сокровища, не претендует на какие-то дивиденды: не для этого мы копаем, не за этим охотимся. Да, по закону мог бы получить долю каждый из нас. Но есть чувство научной этики.

- Какие еще знаковые вещи попадались вам на археологической ниве?

- Еще были раскопки раннескифских курганов.

- Где они у нас находятся?

На Галицком Подолье – на Тернопольщине, Хмельнитчине. В 2007 году я начал раскопки в Чертковском районе, где возле с.Швайкивцы мы откопали огромную усыпальницу, обнаружили очень сложную постройку: каменную площадку, выложенную плитами, столбовые конструкции, которые поддерживали каменный свод, который на время раскопок уже просел и придавил собой вещи, которые там были (видимо, поэтому они и уцелели от рук грабителей). Боковая сторона той постройки имела длину более 11 метров. Внутри в ней была выстроена еще одна постройка, по центру которой располагалась каменная ритуальная площадка. По углам этой внутренней камеры было разложено много предметов.

Особый интерес представляли три железных панциря ассирийского (чешуйчатого) типа, один из которых был подвешен на столбе, а два - разостланы на полу. Эти защитные доспехи были, возможно, трофеями с какого-то из военных походов, а возможно, были изготовлены в какой-то из здешних мастерских наподобие защитных доспехов из Ассирии. Отмечу, что на один панцирь шло около 7 тысяч чешуек размером 1,5-2,0 см, нашитых на кожаную основу, как рыбья чешуя. Пробить их было очень трудно. От такой чешуйчатой брони рикошетили не только стрелы, ее не пробивали даже копья. А вот тогдашние (а речь идет о второй половине 7 века до Р.Х.) древнегреческие бронзовые кирасы было легко пробить, потому что они были выкованы из расплюснутых тонких пластин. А вот человек, защищенный чешуйчатым доспехом, становился практически неуязвимым. К тому же он не сковывал движений, когда надо было рубиться с лошади или стрелять из лука. Часть находок мы вырезали монолитом и привезли сюда. В Музее истории религии есть большая витрина с этими артефактами.

В селе Коцюбинчики – ближе к Хмельнитчине, в следующие два года раскопок наша экспедиция нашла значительно большее и полностью построенное на известняковом растворе ритуально-погребальное сооружение, в котором обнаружили золотую нашивку в виде горного козла с подогнутыми под живот ногами и повернутой назад головкой с большими ветвистыми рогами (нашивка выставлена в экспозиции Музея). Там же, в захоронениях, нашли также шипы, сделанные из электра, с обтянутыми сверху золотом головками и много других вещей – рукоятка зеркала, наконечники стрел. В одном из соседних курганов мы во время раскопок нашли остатки колесницы, в частности, прекрасно сохранившуюся упряжку для шести лошадей с палиями, удилам, зооморфными навершиями, которые выполнены в т.н. зверином стиле и др.

КАК МИХАЛКОВСКИЕ СОКРОВИЩА ОКАЗАЛИСЬ В РОССИИ

- Ваша докторская диссертация – исследование этой тематики?

-Да. Результаты этих и других моих раскопок включены в основную ее часть. Диссертация называется “Культурно-исторические процессы на Прикарпатье и Западном Подолье в поздний период эпохи бронзы – в начале эпохи раннего железа». Перед защитой (2015 г.) издал ее отдельной монографией, которую, учитывая спрос, пришлось несколько раз допечатывать. За три года до этого мы с Ларисой Крушельницкой издали монографию о Михалковских сокровищах – золотых драгоценностях, обнаруженных возле с.Борщев на Тернопольщине в 1876 и 1897 гг. общим весом 7,5 кг. Эти сокровища, как пишут сегодня в своих трудах наши польские коллеги, были вывезены в Эрмитаж: диадемы, фибулы-застежки, чаши, тысячи бусин и др. Датируется этот клад девятым-восьмым веком до рождения Христа. До конца 1930-х гг. эти драгоценности, как собственность графства Дидушицких, хранились в одном из львовских банков (на нынешней площади Мицкевича). Обидно, что никто из наших чиновников – ни Комиссия по возвращению культурных ценностей, ни Министерство культуры не ставят перед Россией вопрос о возвращении Михалковских сокровищ Украинскому государству.

- Россия – не та страна, которая возвращает захваченное...

- Да дело не в том, вернут сегодня или завтра. Но каждая страна в мире добивается своего. Турция, например, ставит вопрос перед Британским музеем, чтобы вернули ей вырезанные скульптуры из Персиполя. Каждая нация стремится к тому, чтобы о ее прошлом знали как можно больше людей в мире. Знали, что вот эти или другие прекрасные произведения искусства были созданы на их территории, их предками. Такими вещами удостоверяется цивилизационность наций и народов. Получим мы обратно из Санкт-Петербурга наши Михалковские сокровища по первому ходатайству от нашего правительства или по десятому, но уже при поддержке ведущих научных учреждений мира, – это вопрос не столь важен. Все равно Михалковские сокровища когда-то вернутся во Львов. Главное – бороться за это. Кстати, Британский музей в 1936 г. оценивал Михалковские сокровища в более чем три миллиона швейцарских франков золотом. Сюда приезжали оценивать их самые выдающиеся музейщики и археологи мира (например, Михаил Ростовцев). Но проблема в нас, что мы, зажатые ежедневными проблемами, так и не находим времени, чтобы за них – эти западноподольские драгоценности киммерийской эпохи – сражаться и перед своим украинским правительством, и вообще перед миром. В истории этого сокровища замешаны и криминал, и любовь, и политика, и большие деньги.

- И мистика?...

- Ученые не играют в мистику. Есть религия, есть наука – и все. Люди называют мистикой то, что не хотят называть нормальными порядочными словами: духовный мир, обрядность, традиции. А порой в историях из прошлого мы ищем какую-то черноту: то нам надо, чтобы монахи по ночам в музейных подземельях появлялись, потому что посетители за это платят и оно больше интригует; то будто бы прозрачная женская фигура наводит ужас на охранников музея ночью... И таких нелепостей, связанных с музеями и древностью, становится все больше. Пересказывая такие глупости мы, тем самым, как будто говорим, что ничего более стоящего, способного не менее сильно пленить воображение и обогатить внутренне, у нас нет. В конце концов, для музейщиков, как и для журналистов, в отношении популяризации старины должна быть планка профессионализма: или ты даешь проверенный материал (а, главное, умеешь его подать, чтобы заинтересовать), или не даешь ничего...

Справочно. Львовский музей истории религии был основан в 1973 году. Как отметил его директор - Орест Малиц, он создавался как отдел исторического музея и его задача была очень идеологической. Ведь тогда он назывался – Музей истории религии и атеизма. И последнее слово определяло основную цель функционирования музея, по сути, как антирелигиозного. Партия на этом акцентировала. Организовывались целые поезда со всего Советского Союза, которыми люди приезжали, чтобы посетить этот музей. Несмотря на это, его коллектив активно занимался сбором экспонатов. Надо отдать должное выдающемуся ученому Борису Возницкому. Он был человеком, который шел против системы и его следами шло много львовских музейщиков, которые спасали иконы, старопечатные книги, занимались сбором других сакральных памятников, которые ив противном случае были бы просто сожжены, разворованы, уничтожены. И благодаря им в музее собралась неплохая коллекция, которая на сегодня насчитывает 100 тысяч экспонатов. Сейчас она выполняет другую функцию. Довесок “атеизма” из названия музея убрали, но не механически. Представлена новая концепция его деятельности. Сейчас это место, открытое для людей разных конфессий и людей, далеких от религии.

Самые ценные экспонаты Музея – Пересопницкое Евангелие (копия), французская Библия 1581 года, одна из лучших коллекций иудейских Тор, иудейское серебро, уникальная подборка украинских икон, археология, книги, коллекции украинских художников... При этом в экспозиционных залах задействовано только до 2 процентов всего собрания. Но движение экспонатов есть, и согласно новой концепции, изменения в экспозиции будут и в дальнейшем.

Нинель Киселевская, Львов
Фото Алены Николаевич, графические изображения предоставлены Николаем Бандривским

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-