Class Act. «Убить слона», наказать гопника, воскресить гея

Class Act. «Убить слона», наказать гопника, воскресить гея

2324
Ukrinform
В Национальной академии им. Чайковского состоялась премьера пьес подростков из Авдеевки и Чопа в рамках проекта Class Act: Схід-Захід.

В этом году в Украине уже третий раз проходит проект Class Act: Схід-Захід. Он интересен тем, что заставляет говорить о себе сразу в двух измерениях: эстетическом и этическом (человеческом и театральном). Суть в следующем: Class Act – это такая театрально-образовательная программа, придуманная шотландским театром Traverse в 90-х. Тогда команда кураторов (основатель и идеолог – Никола МакКартни) проводила работу со старшеклассниками в разных районах Эдинбурга: в течении небольших ударных серий мастер-классов детям объясняли, как писать пьесы, а затем – давали возможность быть услышанными с большой сцены настоящего театра.

В считанные годы этот проект превратился во франшизу и идею Class Act подхватили многие страны. (Кстати, в англ. языке class act – это еще и эпитет, которым можно наградить человека; «мастер», «профи», «хороший игрок»; you’re real class act!). У украинского варианта Class Act: Схід-Захід – свой уклон. В течение года украинская команда (Наталья Ворожбит, Александр Фоменко и др.) отбирает детей в школах маленьких городов (в 2018-ом году – Авдеевка и Чоп) на основе конкурса – сочинений. Летом участников (возраст: 14-16 лет) везут в Киев, где в условиях страшного интенсива они работают над пьесами (драматурги-кураторы этого года: Ольга Мацюпа, Павел Арье, Марина Смилянец, Джек Кловер), а затем – топовые режиссеры и актеры берутся сверстать их в полноценный спектакль за рекордные 5 дней!

Таким образом, Class Act в Украине не просто работает с творческим потенциалом подростков, популяризуя театр – он сливает в одном диалоге детей из диаметрально противоположных «культурных районов», пробуя «подлатать» страну.

Тематический срез

Конечно, в «предлагаемых обстоятельствах» проекта, оптика, с которой смотришь на пьесы, совсем не та, с какой будешь оценивать, например, участников «Украинской новой драмы». Пьесы подростков – угловатые, с массой трюизмов и целым букетом не проговоренных детских желаний. С другой стороны, наивно было бы подходить к работам с мыслью, мол, «устами младенца глаголет истина» или «давайте всех пожалеем, все хороши» (речь ведь идет о 16-ти летних девушках и парнях!). Как ни крути, а не все фантазии/высказывания одинаково ценны в качестве «голоса народа» – просто ввиду того, что это произнес ребенок из проблемного региона.

Класс Акт важен тем, что он дает тематический срез, статистику устойчивых убеждений, стереотипов, наблюдений и взглядов на жизнь; что сегодня проходит по статье «само собой» у подростков, а что – табу. Кажется, есть некий набор паттернов («актантных моделей», как сказали бы исследователи сказок и мифов), который дети всякий раз воспроизводят, меняя «обложки».

Например, так или иначе, присутствует тема «инаковости» и буллинга – будь то ввиду нестандартного тела (Class Act-2017), «не модных» моральных убеждений, сексуальной ориентации («З любов’ю, привид») – наряду с темами безответной любви, непонимания родителей и др. Тут коллизия часто строится вокруг необходимости преодолеть чужое давление – общества/ друзей/ родителей – и просто «быть самим собой», «встать на верный путь».

«Ціна мрії»
«Ціна мрії»

В этом году стройными, напоминающими сказки про добро и зло (в которых, конечно, побеждает добро), были пьесы «Ультрас», «Ціна мрії», «Кольє». Первое (Екатерина Балаевич, Валентин Елизарьев, Владислав Кузяшин) – история о том, как гопники чмырят футболиста, выбивающегося из их компании, но девушка главаря переходит на сторону интеллигентного парня и со временем все понимают, кого действительно не надо уважать. «Ціна мрії» (Дарина Ряшко, Анастасия Куцова, Карина Яблонская) – о давлении со стороны мужчин с «традиционными ценностями» на девушку, что вместо борщей и ведения семейного бизнеса мечтает стать дизайнером (на помощь приходят феминистки!). А «Кольє» (Екатерина Шарко, Назар Чолавин, Игорь Караченцев) – захватывающая, крайне милая история о парне по имени Антон, который совершает кражу дорогого украшения для возлюбленной, но в нужный момент получает возможность исправить последствия поступка, среди которых – алкоголизм, арест отца, безденежье (волшебник, городской сумасшедший с чудным галицким акцентом, открывает для него портал!).

«Ультрас»
«Ультрас»

Элемент магии, deus ex machina, привидений и волшебников – не последний в списке любимых приемов детей. Условно весь корпус пьес Class Act-2018 можно было бы разделить на реалистический (даже социально-критический) и фантастический, где в игру вступают не общественные препятствия, а некое неземное фаталити. Например, если пьеса «Авдіївський Ромео» (Филип Казлаускас, Евгения Ковальчук) – это поражающая своей точностью попытка в духе «новой драмы» (история появления на свет ребенка от девушки, которая сошлась с кем-то в кабаке на одну ночь), то «Закохана в потойбіччя» (Диана Бабунич, Михаил Далыбига), «Обмен жизнями» (Анастасия Караченцева), «З любов’ю, привид» (Анна Гусак) – мистические истории про нереализуемые в «обычной жизни» желания.

«Закохана в потойбіччя»
«Закохана в потойбіччя»

Возвращаясь к статистике! Как показывает опыт наблюдения за проектом, на весь круговорот житейских, общественно важных и типично-подростковых тем обязательно будет одна-две действительно странных пьесы. Таких, где можно будет говорить уже о художественных инструментах, образах, метафорах. О попытке проинтерпретировать реальность за пределами своего мирка. Такой в этом году стала пьеса «Убить слона» (Даниил Чуйков) – опус на грани сна и абсурда, в котором изможденная семья «зомби» пытается пересечь границу между одной и другой страной. По ТВ при этом звучат апокалиптические известия («в стране приняли закон, пенсионный возраст повышен до 75-ти лет»), а строгий пограничник разрешает сбежать в случае, если сын семьи «убьет слона», т.е президента, «главного» (сразу ассоциация – ведущая фигура в шахматах?). Сын, конечно, соглашается, но по пути читает монолог из «Гамлета» («Насмешки недостойных над достойными…») и в критический момент отказывается убивать. Тогда пограничник устраивает расстрел, занимает ложу президента, а в конце на заднике всплывает фраза «Не забудьте выключить телевизор».

«Убить слона»
«Убить слона»

Напоминаем: условия проекта – не менять ни одну из фраз, написанных ребенком; тему и язык дети всегда выбирают сами. И вот в случае с такими работами – думаешь о том, что проект действительно вскрывает некие «уровни правды»…

Фокус театра

Общая конструкция итогового спектакля по пьесам – это формат «капустника» с номерной структурой, состоящего из двух актов (по 5 пьес). У каждого из 10-ти отрывков есть один режиссер, художник, своя команда актеров. Роль того, кто сводит, раздает, распределяет пьесы, выстраивая общую драматургию вечера, принадлежит главному режиссеру – Максиму Голенко. А за «общее пространство» всех пьес и набор сценических конструкций, по возможности пригодных для разных историй – отвечает главный художник, Мария Хомякова.

Этюды в Class Act – очень интересная лакмусовая бумажка для сил наших режиссеров, т.к. здесь нет вспомогательных «костылей» ни в виде крепкой драматургии, ни в виде супер-оригинального, сложного сценографического решения. Ключ к успешному этюду – в том, чтобы почувствовать, какие из заложенных в тексте образов обладают мощным игровым зарядом; в том, чтобы найти оправдания странным, иногда лишенным мотивации поступкам в чисто театральной, зрелищной вселенной.

Сразу становится видно, кто такой опцией обладает (как минимум, фантазия не подкачала в рамках этого проекта), а кто – уповает на привычные иллюстративные приёмы (вроде проекции или гротеска), которые выглядят в отсутствии хорошей истории просто беспомощно. Скажем, в отрывке «Обмен жизнями» (режиссер Влада Белозоренко) попытка сгладить, сделать более естественной магическую встречу двух близнецов (бедного и богатого) выражается в «приподнятой», «крупной» актерской манере, с ламентациями, криком и почти мультяшной пластикой (увы, яростное интонирование фразы не делает ее более интересной!). «Сміливий вчинок» (режиссер Андрей Май) – и вовсе, как подумалось сперва, показательный выпендрёж на фоне детской истории с выпячиванием ряда фирменных фишек Театра DOC: «гробовой» и монотонный голос докладчика, читка текста за кадром, проекция. (Не факт, конечно, что авторы текста не разделяли эту иронию…)

«Сміливий вчинок»
«Сміливий вчинок»

А вот в отрывках вроде «Закохана в потойбіччя», «Кольє» и уж тем более «Убить слона» художники и режиссеры нашли и интересную форму, и среду, и придумали ряд нескучных мизансцен. В пьесе о любви к привидению, например, – такое себе общение сквозь светящуюся неоновую дверь в объятии метров «вздыхающего» целлофана (режиссер Александра Бадаламенти, художник Мария Крутоголова). В истории о краже – идиллическое, в духе старого Голливуда, пропевание имени «Антон» (режиссер Александра Бадаламенти, художник София Дорошенко). «Убить слона» (режиссер Максим Голенко, художник Мария Хомякова) – здесь и говорящая голова Майкла Щура, торчащая из телевизора, и президент с экраном вместо головы, и неловкий монолог Гамлета, который никак не может разместиться в узком луче прожектора.

Отдельный подвиг – втаскивание старой LADA Kalina на сцену академии, которая страшно пригодилась в отрывках «Ультрас» и «Авдіївський Ромео»!

Зачем это все?

Помимо очевидной пользы – налаживание диалога между «будущим нашей страны» с Запада и Востока – Class Act, кажется, произведет куда более серьезный, долгоиграющий эффект. Ведь здесь дети, которые, с одной стороны, плюются от кондовых школьных учебников по украинской литературе, а с другой – выбирают на экзаменах венгерский вместо украинского с прицелом на лучшее будущее, впервые могут почувствовать, что Украина – это не про «ворогів» и «зраду», а про некую территорию адеквата и уважения в рамках приятия общей истории. Про свободу писать на русском с девочкой из Чопа и про свободу защищать с академической сцены феминизм. И тогда – в рамках такого, утопического диалога – и впрямь, может, не будет апокалиптических картин о пересечении границы, а фраза «не включайте телевизор» окажется не нужна: живые люди начнут чувствовать и понимать живых людей.

Елена Мигашко

Фото: Артем Галкин

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-