Между отчаянием и попыткой: Третий день Одесского кинофестиваля

Между отчаянием и попыткой: Третий день Одесского кинофестиваля

1524
Ukrinform
Фильмы конкурса: «Перелётные птицы» и «Герой моего времени»

Можно только приветствовать способность организаторов ОМКФ год за годом знакомить отечественную аудиторию с лауреатами наиболее престижных международных площадок, но наивысших похвал заслуживает их умение отыскивать подлинно незаурядные произведения, словно попавшие в слепую зону кинопроцесса.

Ярким примером последних стали вошедшие в международный конкурс «Перелётные птицы» Чиро Герры и Кристины Гайего, колумбийская картина, прежде представленная лишь на «Двухнедельнике режиссёров», внеконкурсной программе Каннского МКФ. Впрочем, один из соавторов ленты, Чиро Герра, уже известен завсегдатаям ОМКФ- сложно вообразить ценителя киноискусства, который, посмотрев в 2015-м году в рамках той же международной конкурсной программы его «Объятия змеи», не сделал всё от себя зависящее, чтобы увидеть его новый фильм.

Ожидаемый (одними с воодушевлением, другие- с некоторым трепетом) от латиноамериканской картины этнографический элемент сочетается в «Перелётных птицах» с мотивами мафиозно-семейной саги. Члены патриархальной индейской общины оказываются втянутыми в прибыльную торговлю марихуаной, на которую падки волонтёры из Северной Америки. Вдали от медельинских кокаиновых путей их деятельность поначалу кажется лишь вполне безобидным развитием традиционных сельскохозяйственных ремёсел, которая без всяких кровопролитий позволяет крестьянам пересесть с осликов на джипы и выстроить бетонные дворцы на месте тростниковых хижин. Но подобно тому, как алкоголь одним лишь немного поднимает настроение, в других же пробуждает дремлющих демонов, неожиданное богатство и необходимость постоянно носить при себе оружие по-разному действуют на героев. Убийство, совершённое одним из вчерашних скотоводов с единственной целью утвердить своё право убивать, становится началом противостояния кланов и племён, грозящего обитателям этого глухого края на севере Колумбии поголовным истреблением.

«Перелётные птицы» нетрудно приписать к антиколониалистским произведениям, живописующим гибельное воздействие западной цивилизации на коренное население - в самом деле, вековой уклад общины постепенно рушится под влиянием наркоторговли, на которую подвигли индейцев чужаки-гринго. В этом смысле ленту Герры и Гайего можно рассматривать как антитезу «Трём лицам» Джафара Панахи с их критикой лицемерия и жестокости патриархальных традиций.

Однако в действительности мудрые старейшины, сохранность фамильных талисманов, забота о неукоснительном соблюдении традиций и отправлении диковинных культов не только не защищают племена от нравственного разложения и кровавых междоусобиц, но являются источником всех бед. Главный герой произведения решает заняться продажей чудо-травы, стремясь раздобыть средства на приобретение абсурдно дорогого приданного, назначенного, как и полагается в этих краях, семьёй невесты- аналогичным образом и войны семейных кланов, превратившихся в наркобанды, оказываются лишь продолжением межплеменных побоищ, ведущихся с незапамятных времён в соответствии с архаическими представлениями о родовой чести и этнической избранности.

Грозным величием характеров, эмоциональным напряжением, размахом насилия, а также языческим мироощущением персонажей «Перелётные птицы» напоминают античные трагедии, хотя несчастья героев фильма Герры и Гайего обусловлены не волей равнодушных к человеческим страданиям божеств, а их собственной алчностью, нетерпимостью и гордыней.

Спасительным в «Перелётных птицах» предстаёт отказ следовать законам племени, способность - ради близких или собственных представлений о справедливости, - поставить человеческое достоинство выше интересов рода и клановых ценностей. Схожие мотивы прослеживаются и в открывшем Национальный конкурс «Герое моего времени» Тони Ноябрёвой.

Этот полнометражный дебют стал своеобразным продолжением короткометражной ленты Ноябрёвой «День независимости», участвовавшей ещё в первой, проведённой в 2012-м году конкурсной программе украинских фильмов ОМКФ, где она получила специальный диплом жюри (в обоих фильмах главную роль исполнил необычайно органичный Евгений Бушмакин). Как и показанный в той же программе «Гамер» Олега Сенцова, «День независимости» представил выразительный образ молодого поколения, существующего в безвременье больших надежд и утраченных возможностей, в том состоянии томления и вялости, в которое погрузилось общество после эйфории Оранжевой революции (или, быть может, из которого значительную часть наших сограждан не сумели вывести никакие социально-политические катаклизмы).

Безымянный заводила в компании молодых людей, с переменным успехом пытающихся в «Дне независимости» отметить главный национальный праздник, в «Герое моего времени» предстаёт Жориком, молодым провинциалом, убеждённым, подобно Растиньяку и Степану Радченко, в своей способности покорить столицу. При этом он остаётся «человеком ниоткуда». Аудитория пребывает в неведении, из какого города или селения явился Жорик завоёвывать Киев, он не упоминает о своём профессиональном опыте, ему не звонят родственники. По сути, он лишён всяких связей, не считая тёти (которая, впрочем, тоже отсутствует, благодаря чему он и получает возможность жить в её киевской квартире) и товарища, неразговорчивого, приземлённого трудягу, не склонного, в отличие от Жорика, к прожектёрству.

Легко существующий в отрыве от своего прошлого, Жорик (что также отличает его от помянутых литературных предшественников) не обладает и сколько-нибудь внятными представлениями о будущем, кроме неколебимой уверенности в том, что оно насыщено триумфальными свершениями. Его план действий в достижении благополучия и процветания можно свести к высказыванию его прототипа из Дня независимости: «Надо приколов каких-то намутить!». Сознание Жорика забито формулами из рекламных брошюрок и мотивационных лекций, которые он рассчитывает применить к окружающей действительности с непринуждённостью ребёнка, не сомневающегося, что сумеет одолеть любого недоброжелателя, как только раздобудет меч-кладенец.

Инфантильность Жорика в его попытках отвоевать место под столичным солнцем не только подчёркивает его отчуждённость «пришлого», но и помогает зрителю словно со стороны взглянуть на привычную повседневность. Эта повседневность, которую Ноябрёва изображает с безжалостной наблюдательностью и остроумием, мало чем отличается от отечественных реалий 2012-го, когда персонаж Бушмакина праздновал День независимости, слоняясь с приятелями от ларька к ларьку. Переданные в повествовании с обескураживающей достоверностью неприглядность спальных районов, коррупция как неотъемлемый элемент будней ЖЭКов и полицейских участков, атмосфера социального бесправия и духовного убожества вполне соответствуют приметам стабильной, мирной Украины времён режима Януковича. Кажется, Евромайданом в это пространство привнесены лишь разговоры о движении в Европу, чья несостоятельность высмеивается раз за разом.

Авторы картины проявляют подлинное гражданское мужество, помещая в центр сюжета наших соотечественников, этим мужеством не обладающих, демонстрируя обществу, упоённому переменами, то, что никакими переменами не затронуто. Политически неудобный, фильм Ноябрёвой является в той же мере тематически непривычным, описывая хорошо знакомый нам мир городских окраин, рынков и дешёвых забегаловок, который почти не попадает в поле зрения кинокамер, и его представителей, практически не получающих на украинском экране права голоса. Продавец надувных игрушек, охранник в галерее, разносчик бутилированной воды- непросто вспомнить другого появлявшегося в отечественном кино представителя специальностей, которые примеряет предприимчивый Жорик, и, однако же, со своим суржиком, доморощенной философией и наивным самокопанием он оказывается не только куда более достоверным, но и выразительным, чем большинство художников, менеджеров и лидеров национального сопротивления, вокруг которых разворачиваются сюжеты украинских лент.

Вместе с тем Жорик соответствует провокационному названию ленты не только в качестве характерного представителя эпохи- в этом современнике волонтёров, правозащитников и гражданских активистов и в самом деле есть нечто героическое. Окружённый людьми, чья душевная апатия, чьё самодовольное невежество и пассивность носят, если можно так выразиться, агрессивный характер, он полон отчаянного (пускай, очевидно, и тщетного) стремления изменить не только собственное существование, но и окружающий мир.

Александр Гусев, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-