Однажды на Диком востоке: Шестой и Седьмой дни Одесского кинофестиваля

Однажды на Диком востоке: Шестой и Седьмой дни Одесского кинофестиваля

1688
Ukrinform
В Одессе показали «Вулкан» Романа Бондарчука, «Когда падают деревья» Марыси Никитюк и «Донбасс» Сергея Лозницы

Показанный в Международном конкурсе полнометражный игровой дебют известного документалиста Романа Бондарчука «Вулкан», как и «Герой моего времени» Тони Ноябрёвой, исследует реальность постреволюционной Украины.

Сюжетной завязкой выступает исчезновение сотрудников миссии ОБСЕ, словно растворившихся в просторах херсонских равнин вместе со своим джипом. Неведомой, но, несомненно, печальной участи смог избежать лишь 35-летний переводчик-украинец, выбравшийся из злополучного автомобиля.

Село, в котором он оказывается (подобно воспетой в самом популярном фильме Бондарчука «Украинские шерифы» Старой Збурьевке, располагающейся приблизительно в тех же краях), выступает своеобразным фронтиром, ненадёжным рубежом между цивилизацией и варварством, где государственные институции то ли переживают окончательную деградацию, то ли лишь начинают формироваться. Неказистые ландшафты отечественной современности, по которым путешествует герой, словно приближающийся к сердцу тьмы капитан Уиллард (просёлочные дороги с возникающими из ниоткуда и уходящими в никуда людьми с оружием и без опознавательных знаков, общежития с ночными попойками и потасовками, сборы пожертвований на бронежилеты, которыми не обеспечивают своих солдат ВСУ) создатели фильма описывают как зачарованное пространство, одновременно нелепое, гротескное и поэтичное (Бондарчук в полной мере реализовывает свой вкус к столь характерному для украинской литературы и кинематографа магическому реализму, проявившийся ещё в его игровой короткометражке «Таксист»).

При этом в «Вулкане» отсутствуют те несколько решительных и предприимчивых граждан, которые в «Украинских шерифах» поддерживали видимость порядка, пытались преобразить этот край бесправия и нищеты вместо бездействующих либо превратившихся в криминальных вожаков властей. «Ты же был на Майдане, сражался в АТО, - укоряет герой приютившего его местного жителя, - почему ты ничего не пытаешься изменить?» Тот отзывается: «Майдан был там, АТО - там, а здесь - дикое поле, где ты не проживёшь, если не приспособишься». В одном этом коротком обмене репликами Бондарчук отражает одну из ключевых особенностей отечественной современности - изменить с помощью идеалов революционных баррикад привычную повседневность столь же сложно, как сохранить в душе и воплотить в поступки благочестивые устремления, которые наполняют нас в церкви.

Наиболее обескураживающий образ ленты - сам попавший в ловушку переводчик, который словно воплощает молодое поколение наших сограждан, призванных изменить плачевное положение вещей. Подобно учёному энтомологу из «Женщины в песках» Кобо Абэ, герой, приходя в ужас и недоумение от происходящего вокруг, постепенно смиряется со своей участью и, кажется, не делает сколько-нибудь серьёзных попыток ни бороться, ни бежать.

Герои другого дебюта, «Когда падают деревья» Марыси Никитюк из Национальной конкурсной программы, не так легко позволяют одержать над собой верх бесу конформизма. Уже накал взаимной страсти, связывающей девушку и парня из захолустного селения, кажется в этом обывательском царстве чем-то неуместным и непристойным. Впрочем, юные герои кажутся уроженцами не столько захудалого села, сколько окружающего приземистые домики и пыльные дороги леса, в чьих таинственных созданий, наполненных языческой чувственностью, подростки преображаются, оставаясь наедине под его сенью.

И всё же влюблённая пара мечтает об иных краях, а для того, чтобы раздобыть необходимые для осуществления побега средства, заняты вещами, преступными отнюдь не только с точки зрения своих ограниченных и угрюмых односельчан - юноша состоит в банде молодых налётчиков. Никитюк изображает мир, в котором вырваться из удушающего пространства скуки и мракобесия можно, кажется, лишь преступив человеческие и Божеские законы. Однако авторы ленты всё же оставляют, с помощью нескольких поэтичных аллегорий, надежду на нашу способность противостоять окружению, сохранив свою душу незапятнанной.

Гораздо меньше надежды может отыскать зритель едва ли не самой ожидаемой из украинских лент фестиваля, вошедшего в программу «Специальные показы» «Донбасса» Сергея Лозницы, составленного из десятка новелл, представляющих собой кинематографическое воплощение рассказов очевидцев и роликов из YouTube, посвящённых происходящему в «народных» республиках.

Ввиду готовящегося выпуска «Донбасса» в отечественный прокат должен заметить, что те синефилы, которые (подобно многим испытанным фестивальным завсегдатаям, приехавшим на Одесский фестиваль) не решатся посмотреть эту картину, пропустят самое захватывающее кинематографическое произведение, созданное представителем украинского кино за многие годы и, возможно, со своим безукоризненно выдержанным сочетанием смешного и страшного, гротеска и трагедии являющееся наиболее точным отражением отечественных реалий.

«Донбасс» Лозницы, изобилующий столь узнаваемыми (для их свидетелей и тех, кто находил в себе душевные силы просматривать соответствующие видеозаписи) сценами отжатий, расправ и свадеб, всей этой праздничной вакханалией люмпенов, добравшихся до автоматов Калашникова, трибун и кожаных кресел в высоких кабинетах, можно выдать за карикатурное упрощение, за пропаганду ненависти, вызывающую желание отгородиться от украинского Востока, словно от проклятых руин Иерихона. Боюсь, он и будет изображён подобным образом представителями самых различных идеологических чудачеств, от адептов «русской весны» до тех наших сограждан, которые убеждены, будто Донецкая и Луганская области населены представителями какого-то иного животного вида.

Однако незаангажированный зритель не только увидит среди взбунтовавшегося сброда тех праведников, что призваны спасти этот край от участи Содома и Гоморры, но и пугающую зыбкость границы, отделяющей от нас оккупированные земли - один из эпизодов недвусмысленно указывает на связь заправил из «народных республик» с украинской политической элитой. При этом «Донбасс» представляет собой нечто гораздо более значимое, чем выразительное изображение кошмара украинской современности. Вчерашние уголовники, прикрывающие мародёрство идеологическими лозунгами, чиновники, удерживающиеся на своих постах, присягая на верность новым властям с тою же невозмутимостью, с какой это делают их киевские коллеги, готовность заурядных людей при случае присоединиться к толпе, глазеющей на очередное поругание Христа, и мигом превратиться из зрителей расправы в её участников, весь этот распад государственных институций и социальных связей, приводящий к распаду человеческой личности (или, быть может, позволяющей личности проявить свою подлинную природу, обычно сдерживаемую страхом уголовного наказания и общественного осуждения), предстаёт репортажем из преисподней цивилизации, не имеющей чётких географических координат, таящуюся в нашей душе.

Александр Гусев, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-