Вера Холодная. 1. Обретенная звезда - 04.08.2018 10:00 — Новости Укринформ
Вера Холодная. 1. Обретенная звезда

Вера Холодная. 1. Обретенная звезда

570
Ukrinform
Укринформ продолжает серию публикаций мультимедийного циклового проекта “КАЛИНОВИЙ К@ТЯГ”

В заметенной снегами Одессе 16 февраля 1919 года буквально на глазах родных и близких сгорела от гриппа-испанки знаменитая актриса, "королева экрана" Вера Васильевна Холодная. За очень короткое время ей, украинке, удалось стать самой яркой кинозвездой всей Российской империи начала ХХ века.

Один из главных сердцеедов страны, автор и исполнитель Александр Вертинский (1889-1957) откликнулся трогательным романсом “Бал Господень”:

- В пыльный маленький город, где Вы жили ребёнком, / Из Парижа весной к Вам пришёл туалет. / В этом платье печальном Вы казались Орлёнком, / Бледным маленьким герцогом сказочных лет. / В этом городе сонном Вы вечно мечтали / О балах, о пажах, вереницах карет / И о том, как ночами в горящем Версале / С мёртвым принцем танцуете Вы менуэт…

Чувствовало ли его возвышенное вдохновение тревогу?

Вера Холодная и Александр Вертинский
Вера Холодная
и Александр Вертинский

Думаю, да; за три года до смерти королевы экрана. Сам Александр Вертинский вспоминал эпизод, случившийся в 1916 году:

- Много новых песен я посвящал Вере. Однажды, помню, принес ей показать последнюю вещь. Я уже отдавал текст издателю в печать и, как всегда, посвятил его Вере Холодной. Песня называлась “Ваши пальцы пахнут ладаном”:

- Ваши пальцы пахнут ладаном, / А в ресницах спит печаль. / Ничего теперь не надо вам, / Никого теперь не жаль. / И когда весенней Вестницей / Понесут вас в тихий край, / Сам Господь по белой лестнице / Поведет Вас в светлый рай.

Когда я прочел текст песни, Вера замахала руками:

- Что вы сделали! Не надо! Не надо! Не хочу! Чтобы я лежала в гробу! Ни за что!

Она очень разволновалась:

- Это смерть! Снимите сейчас же посвящение!

Помню, я немножко даже обиделся. Вещь была довольно удачная, на мой взгляд, и меня удивило ее предубеждение. Я снял посвящение. Потом, через несколько лет, когда я пел в Ростове-на-Дону, в номер гостиницы, где я остановился, подали телеграмму из Одессы: “Умерла Вера Холодная”. Рукописи лежали на столе, издатель как раз сидел напротив, и я достал “Ваши пальцы пахнут ладаном” из этой пачки, перечел текст и надписал: “Королеве экрана – Вере Холодной”.

...И до конца своих дней периодически женатый Александр Вертинский исполнял тот печальный реквием любви, которая так и не состоялась...

* * *

Будущая актриса родилась 5 августа 1893 года в Полтаве, в семье учителя словесности одной из городских гимназий. Будущие родители познакомились и обвенчались в Москве, где отец, Василий Андреевич Левченко окончил словесное отделение столичного университета, а мать, Екатерина Сергеевна Слепцова – частный Александро-Мариинский институт благородных девиц.

Помимо Веры, у супругов родились еще дочери Надежда (1896) и София (1905). Скромно жила семья провинциального педагога, но счастливо. Ни отец, ни мать не отличались особой красотой, зато дочка с детства привлекала к себе внимание – темные кудри, огромные грустные глаза, тонкий овал лица. Более того, с детства она умела быть красивой.

Когда Вере исполнилось два года, после смерти дедушки семья перебралась в Москву. В Белокаменной в 1903 году девочка поступила в Частную женскую гимназию Зинаиды Денисовны Перепелкиной в Большом Кисловском переулке, где на вечерах читала стихи, исполняла роль Ларисы в пьесе “Бесприданница” Александра Островского и прекрасно пела, аккомпанируя себе на фортепиано.

В заведении благородные барышни получали классическое образование. Здесь гимназисткам преподавали актерское мастерство, классические танцы, рисование. В подростковом возрасте будущая кинозвезда считалась разносторонне развитым ребенком. С одной стороны, девочка увлекалась коньками и теннисом, с другой – принимала участие в любительских спектаклях, в “живых картинах”.

Через год девочка успешно сдала экзамен, и Веру приняли в балетное училище Большого театра. По свидетельству младшей сестры, Софьи Васильевны Левченко, которая в 1919 году таки стала профессиональной балериной:

- Вера проявила большие способности к балету и мечтала о сцене.

Однако в училище старшая из дочерей продержалась недолго. Бабушка была категорически против артистической карьеры внучки, и суровых московских правил Екатерина Владимировна настояла, чтобы родители вернули Веру в... женскую гимназию. Не помогли даже уговоры дальней родственницы, известной актрисы Елены Лешковской (1864-1925). До конца жизни Вера Холодная жалела, что не окончила балетную школу, и постоянно упрекала в этом родную мать.

Елена Лешковская

Елена Лешковская

* * *

В 1905 году, когда Екатерина Сергеевна ждала третьего ребенка – младшую Софию, простудился и вскоре умер от крупозного воспаления легких муж. И без того не слишком обеспеченная семья оказалась в затруднительном положении. Ко всему, мать часто болела, и с ранних лет старшей дочке пришлось заботиться о младших сестрах. София вспоминала:

- Поскольку я росла без отца, Вера, будучи доброй, заменила мне отца, она занялась воспитанием и, когда заметила, что я тоже люблю сцену, люблю балет, помогла поступить в балетную школу.

Вера Комиссаржевская
Вера Комиссаржевская

Как бы ни было трудно, а за новинками культурной жизни она внимательно следила. Огромное впечатление на Веру произвела в сентябре 1908 года Франческа в исполнении знаменитой актрисы Веры Комиссаржевской (1864-1910). Пьесу она посмотрела в театре, когда в Москве давали “Франческу да Римини” (“Francesca da Rimini”; 1902) идола российских акмеистов Габриеле д'Аннунцио.

На выпускном балу по случаю окончания женской гимназии З.Д. Перепелкиной в 1910 году Вера Левченко познакомилась с выпускником юридического факультета Санкт-Петербургского университета Владимиром Григорьевичем Холодным (1885-1919).

В уютном уголке актового зала статный красавец страстно прочитал стихотворение “Озеро Чад” (1907) Николая Гумилева, посвященное его возлюбленной Анне Горенко, которая еще не превратилась в Анну Ахматову.

Через несколько месяцев под неодобрительное фырканье со стороны обоих семейств пара стала под венец. После скромной свадьбы молодожены со всей родней въехали в шестикомнатную квартиру в доме по Тверской-Ямской, 50.

В молодой семье Холодных родился первенец – дочь Евгения (1912). Однако немногие догадывались, что после первых родов Вера долго и тяжело болела, а врачи просто запретили ей рожать – по крайней мере, не сейчас. Именно поэтому в 1913 году супруги взяли приемного ребенка – девочку Нонну.

* * *

Молодой муж оказался азартным автогонщиком и принимал участие в издании первой в России спортивной газеты “Ауто”; не раз супруги попадали в аварии, и оба чудом оставались в живых.

Вера Холодная
Вера Холодная

Тем временем Вера посещала артистический клуб “Аларт”, где в доме Перцова в Саймоновском проезде вокруг лирического тенора Леонида Собинова (1872-1934) вилась столичная богема. Часто она появлялась и в кружке молодых артистов Московского Художественного театра, – месте, где время от времени блистали Константин Бальмонт, Леонид Андреев, Андрей Белый и другие.

- Неизменной и приветливой хозяйкой этих мансард во главе с подругами была Вера Холодная, тогда еще совсем юная, в самом начале актерства, – делился воспоминаниями театральный режиссер Александр Мгебров (1884-1966).

А вот интерес к синематографу у девушки появился задолго до того, как она решила стать актрисой. Просто восторг вызвало у нее творчество датской демонической кинозвезды Асты Нильсен (Asta Nielsen;1881-1972), которая снималась с 1910 года преимущественно в Германии. Именно эта безмолвная муза в короне иссиня-черных волос, которая по праву считается первой серьезной кинематографической актрисой, поманила Веру в мир Великого Немого.

Так, среди многих кинонатурщиц Аста Нильсен отличалась именно манерой игры: датчанка не заламывала руки, не закатывала глаза, не гримасничала... Да, она почти не играла, оставаясь перед камерой предельно естественной, что поражало. Все в судьбе украинки оказалось предопределено, как у скандинавской Анастасии Филипповны:

- Я никогда не находила в себе сил бороться с препятствиями, которые вставали на пути, у меня отсутствовало честолюбие, и я полагалась на “авось”, углубляясь в свой внутренний мир, полностью отгораживаясь от требований жизни.

* * *

Есть несколько гипотез, почему актриса пришла в кинематограф. Александр Вертинский утверждал, что произошло это благодаря ему; в мемуарах Пьеро писал:

- Как-то, повстречав ее на Кузнецком, по которому она ежедневно фланировала, я предложил ей попробовать свои силы в кино. Она вначале отказывалась, потом заинтересовалась, и я привез ее на кинофабрику и показал дирекции.

Но не будем забывать также, что к решению стать актрисой Веру Холодную подтолкнули возникшие в семье финансовые проблемы.

Когда началась Первая мировая война, мужа призвали в действующую армию.

Не долго думая, жена прошла кинопробы в компании “В.Г. Талдыкин и Ко”. Однако дебют в кино состоялся осенью 1914 года в другом киноателье – на киевской студии “Тиман и Рейнгард” (“Эра”), где в качестве художника начал творческий путь Иван Кавалеридзе (1887-1978). На кастинг девушка попала к режиссеру Владимиру Гардину (собственно – Благонравову; 1877-1965), и он так описал встречу с необычной статисткой:

- Стройная, гибкая, бывшая танцовщица, она сидела передо мной, опустив красивые ресницы на обвораживающие глаза, и говорила о том, что хочет попробовать свои силы на экране. Вера Холодная тогда умела лишь поворачивать свою красивую голову и вскидывать глаза налево и направо — вверх. Правда, выходило это у нее замечательно, но больше красавица дать ничего не могла.

Владимир Гардин
Владимир Гардин

На свой страх и риск В.Гардин (кстати, правнук зачинателя русского романа Ивана Лажечникова, 1792-1869) снял актрису в эпизодической роли красавицы-итальянки в картине “Анна Каренина”. Хотя метраж полуторачасовой ленты и составил 2700 метров, по сюжету кормилица маленькой Ани (В.Холодная) появилась только в... двух коротких эпизодах. К счастью, она дебютировала в фильме, который считается одним из лучших образцов своей эпохи; основные роли исполняли актеры МХАТа: Мария Германова, Владимир Шатерников, Михаил Тамаров, Зоя Баранцевич, а снимал известный в те годы оператор Александр Левицкий.

Обидно, но творческого диалога у Веры Холодной и режиссера не произошло.

- Мысленно я поставил диагноз из трех слов: “Ничего не выйдет”, – признавался Гардин в мемуарах. Категорическим оказалось и мнение совладельца ателье "Тиман и Рейнгард", чей офис тогда находился на (!!!) Сырце. Когда у продюсера Пауля Тимана (1881-?) поинтересовались, не зачислить ли девушку в труппу, кинопроизводитель заявил:

- Мне нужны не красавицы, а актрисы.

* * *

Вместо интермедии. Не забывайте: синематограф тогда был в новинку, даже в диковинку. Сначала в кино ходили буквально все: хотелось увидеть фигуры и предметы, оживающие в столбе света на экране. Когда в фильмах появились сюжеты, зритель стал выбирать мелодрамы, комедии, исторические саги. Как и в театре, перед сеансом продавались программки, “либретто”, чтобы зритель мог составить представление, что происходит на экране. Немым фильмам в зале аккомпанировал пианист – тапер; этим в юности подрабатывала, к примеру, Любовь Орлова.

В кинотеатрах, где программки не предлагались, сюжет перед сеансом излагал киномеханик. Почти десятилетие российских фильмов в природе не существовало, ленты возили из-за границы. Первой игровой картиной, снятой в Российской империи, была "Понизовая вольница" (1908; хронометраж – 6:14) Василия Гончарова, которая буквально инсценировала известную песню "Из-за острова на стрежень..." о Стеньке Разине и утопленной персидской княжне.

Пережив в 1914 году беспощадный удар по самолюбию, на время Вера Холодная закрыла для себя тему актерской карьеры. Но о дебютантке не забыли. Посмотрев “Анну Каренину”, на юную красавицу в одном из эпизодов обратил внимание совладелец киноателье Пауль Эрнст (на славянский манер – Павел Густавович) Тиман. Немного поразмыслив, в силу собственных, неизвестных общественности мотивов, он дал мадам Холодной рекомендательное письмо к Евгению Францевичу Бауэру (1865-1917), режиссеру-художнику из фирмы-конкурента, киноателье “А. Ханжонков и Ко”.

Так, весной 1915 года кинокарьера полтавской Золушки получила мощное ускорение. Скрытый талант действительно разглядел режиссер и художник столичного общества “А.Ханжонков и Ко” Евгений Бауэр.

Они встретились в московском артистическом клубе "Алатр", название которого пошло от легендарного мистического камня "Алатырь". Познакомившись с актрисой в доме генерала Толмачева на улице Тверской, режиссер увидел в стеснительной девушке непроявленный талант и... неповторимую женственность.

- Я нашел клад, – объявил Евгений Бауэр близким друзьям и весной 1915 года приступил к съемкам картины “Песнь торжествующей любви” по повести Ивана Тургенева, пригласив на главную роль Веру Холодную.

* * *

Будучи профессиональным декоратором, Евгений Францевич создавал на экране идеально красивую картину, где даже в мистической мелодраме актер был лишь... дополнением к декорациям. Более того, на съемочной площадке Бауэр никогда не спорил ни с художником, ни с оператором; ведь он был один в трех ипостасях. Сценарист Никандр Туркин (1863-1919), который сотрудничал с киноателье “А.Ханжонков и Ко”, разделял восторг от утвержденной на роль актрисы, а заведующий художественной части и режиссер общества Чеслав Сабинский (1885-1941) вынес окончательный вердикт:

- Манера и стиль актрисы были безошибочно найдены.

Один из столпов российского кинопроизводства, предприниматель Александр Алексеевич Ханжонков (1877-1945), уставный капитал киноателье которого составлял 500 тыс. рублей, предсказывал успех. Просмотрев рабочие материалы, до монтажа продюсер заключил с 22-летней Верой Холодной контракт на три года.

Премьера “Песни...”, состоявшаяся 22 августа 1915 года, превратилась в сенсацию, которая приласкала актрису славой.

В прокате картина имела оглушительный успех. Даже не дождавшись решения кинопродюсеров, режиссер Евгений Бауэр в восторге от красоты и естественности актрисы, по окончании монтажа первой ленты, даже до начала кинопроката, – приступил ко второй картине с участием Веры Холодной. Салонная мелодрама “Пламя неба”, рассказ о преступной любви молодой женщины, выданной замуж за пожилого вдовца, вышла на экраны первой – до того, как зритель увидел... “Песнь торжестующей любви”. Это даже казалось символичным – сколько любви излучает Вера Холодная!

Довольна состоянием дел осталась и актриса, в своем дневнике младшая сестра София записала:

- Вера Васильевна очень волновалась, но вместе с тем в душе радовалась и была счастлива, потому что это была первая отечественная роль, которая пришлась по душе.

* * *

Показательно, что, по мнению знаменитого "поэта, певца собственных стихов” Александра Вертинского, “Песнь...” стала вершиной успеха молодой Веры Холодной. С тех пор сеансы в кинотеатрах на картины с ее участием сопровождались настоящим столпотворением. Чтобы унять толпу, которая разбила все окна, сорвала с петель двери и штурмом брала кинозал “Ампир”, расположенный на первом этаже доходного дома по ул. Сумской, 5 в Харькове, пришлось вызвать отряд конных драгунов.

Так в море банальных салонных киноподделок с неизменными страданиями героини и трагическим финалом появилась немая королева “драм женской души”. Так Вера Холодная превратилась в самую любимую актрису во всех кругах российского общества.

Среди “первых актрис” Российской империи эпохи Великого Немого – Вера Юренева, Екатерина Рощина-Инсарова, Мария Германова, Ольга Гзовская, Вера Пашенная, Лидия Коренева, Алиса Коонен, Ольга Бакланова – безоговорочно определилась изящная гранд-дама. Как позже отмечал влиятельный господин Ханжонков:

- Чуйка художника не подвела Евгения Бауэра, молодая, не обремененная даже театральным опытом Вера Холодная прекрасными серыми глазами и классическим профилем произвела сенсацию и попала в разряд российских кинозвезд.

Вскоре дебютантку умело перевели из категории “актриса, подающая надежды” в когорту "большой талант”". Очевидно, в ход пошла тяжелая PR-артиллерия. Профильный журнал “Синема”, издаваемый с 1913 г. в Ростове-на-Дону кинопродюсером... А.А.Ханжонковым, утверждал среди коллег мнение:

- Г-жа Холодная - еще молодая в кинематографии артистка, но крупное дарование и даже большой талант проявила она с первым же появлением своим на подмостках кинематографической сцены. Роль она проводит бесподобно; глубокие душевные переживания, безмолвная покорность велениям непостижимой силы, - яркие контрасты чувства переданы без малейшей шаржировки, правдиво и талантливо

* * *

Следует отметить, что конкуренция на кинорынке Империи была весьма жесткой. 10 (23) января 1915 года состоялось освящение нового фабричного корпуса общества “А.Ханжонков и Ко”. Здание представляло собой железный клепанный павильон с двойным остеклением весьма внушительных размеров: 24 м длиной 16,36 м шириной и 6,4 м высотой. Тем временем публика быстро подсела на новый наркотик.

В отличие от кокаина, “кино” от жандармов не прятали в пудреницах или портсигарах, а потребляли открыто, в полумраке зала с рядами удобных кресел.

За календарный (1915) год в киноателье “А.Ханжонков и Ко” Вера Холодная снялась в тринадцати фильмах! Среди главных лент надо назвать "Лунную красавицу", “Детей века”, “Пламя неба”, “Пробуждение”, “Детей Ванюшина”, “Наказанного Антошу”, “В мире должна царить красота”.

Упоминавшийся журнал “Синема” нарадоваться не мог:

- В игре артистки Веры Холодной заметно тонкое понимание условностей экрана, что даже со стороны строгих критиков кинематографических постановок из театральных журналов вызывает только хвалебные отзывы...

Между тем, царская семья представляла значимость “важнейшего из искусств”. Не случайно 4 (17) апреля 1915 года делопроизводитель Собственной Ее Величества Государыни императрицы Александры Федоровны Канцелярии вручил “высочайше пожалованный” подарок А.А.Ханжонкову – булавку с бриллиантами.

Между тем, вне условностей Великого Немого жизнь бурлила драмами. В один из августовских дней 1915 года Вере Холодной вручили сообщение: поручик Владимир Холодный тяжело ранен под Варшавой. Покинув съемки, семью, дочек, актриса помчалась на Западный фронт. Женским самопожертвованием она поразила бывалых фронтовых медсестер: в госпитале актриса не отходила от мужа, пока он не поправился. В Москву, с того света, они вернулись вместе, когда храброму поручику дали отпуск по ранению.

* * *

Получив за храбрость Георгиевский крест и шпагу с золотым эфесом, Владимир Холодный мог до конца войны отсидеться в тылу. Только не смог полевой артиллерист прятаться за чужими спинами. Более того, “звезда экрана” срочно отправилась в Сочи на натуру: импресарио заявил, что из-за ее семейных обстоятельств не должна простаивать вся киногруппа. Оказавшись дома в одиночестве, поручик для порядка немного поскучал в кабинете, а в середине октября, даже не оправившись от ранения в ногу, попросился обратно на фронт.

В Москве киномерцание продолжилось, хотя Первая мировая война представала перед актрисой то одной стороной, то другой. Осенью 1915 года в дверях московской квартиры вырос похудевший Пьеро с грустными глазами: ноги в обмотках, выцветший мундир в пятнах. Солдат лично привез письмо от раненого мужа. Что увидел шансонье?

Она была другой, ей не нужен был “стиль Сафо”, наследуя который полагалось капать в глаза атропин для расширения зрачков, кутаться в яркие шали, полулежа на оттоманке в гостиной, встречать гостей с папироской в длинном мундштуке или нанюхавшись кокаина. Плененный красотой, влюбленный Пьеро приходил каждый день, садился на стул, смотрел на красавицу и молчал.

В мемуарах он признался:

- Как и все тогда, я был неравнодушен к Вере Холодной и посвятил ей песенку “Маленький креольчик”. Я впервые придумал и написал титул "королева экрана". Титул закрепился за ней. С тех пор ее так называла вся Россия.

И речь шла не об одной ариэтке – это к ней, неприступной обольстительнице обращены знаменитые романсы “Лиловый негр”, “Бал Господень”, “Ваши пальцы пахнут ладаном”, “За кулисами”, “Попугай Флобер” и другие.

И еще на один интересный факт я случайно наткнулся.

Планировалось, что в 1916 году московское киноателье “А.Ханжонков и Ко” приступит к постановке фильма с интригующим названием “Пьеро”. Конечно, публика сразу поняла, о чем пойдет речь, поскольку в главных ролях были заявлены два любимца публики – киевлянин Александр Вертинский и полтавчанка Вера Холодная. Картину начали снимать, но по непонятным причинам так и не завершили.

* * *

Вместо интермедии. Именно с украинки начал зарождаться национальный институт кинозвезд России. Как раньше было в кинопроизводстве Империи? Название и содержание фильма держались в секрете, чтобы идею не украли расторопные конкуренты. Между тем картины с участием Веры Холодной уже рекламировались с начала съемок. Поскольку главной драгоценностью заявленного кинопродукта была не коллизия, а яркая личность. С ателье актрису связывал контракт, что исключало любые опасности. Вот поэтому имя Веры Холодной в течение года стало трендом от киноателье “А.Ханжонков и Ко”.

В рецензиях кинообозревателей на премьеру 10 мая 1916 года новой картины “Жизнь за жизнь”, поставленной по роману “Серж Панин” (“Serge Panine”; 1881) модного французского писателя Жоржа Онэ (Georges Ohnet; 1848-1918), очень успешного в жанре “житейские битвы”, явно сместились акценты. Даже рупор конкурентов, журнал “Проектор”, издаваемый владельцем киноателье “И.Ермольев”, продюсером Иосифом Николаевичем Ермольевым (1889-1962), упрекал за сдержанный успех картины 51-летнего постановщика Евгения Бауэра, мол:

- Виноват режиссер, дающий мало передних планов, столь выигрышных для артистки, и очень коротенькие сценки.

К 1916 году Вера Холодная сменила статус звезды первой величины на трон “королевы экрана”. Этот статус закрепился после того, как по экранам Империи прокатилась картина “Жизнь за жизнь”. У рядового зрителя картина имела бешеный успех. Сеансы привлекали такое количество желающих, что впервые в практике российской киноиндустрии пришлось ввести предварительную запись на билеты.

В Харькове встретили фильм небывалым ажиотажем. В местном синематографе “Мишель” картину показывали с 24 мая по 5 июня – это было впервые, когда фильм без перерыва демонстрировался 12 дней подряд. Показательно, чтобы посмотреть “нашу Верочку”, как киноманы называли звезду, билеты на сеансы с ее участием “с боем” покупали не только “юные прапорщики и подпоручики из числа бывших студентов”, но и “штабные капитаны и даже удачливые подполковники”.

* * *

Кинокартина “Жизнь за жизнь" стала одной из лучших постановок своего времени. Особой интригой оказалось соперничество актрис, творческая битва двух талантов, которая развернулась прямо на экране между Верой Холодной и актрисой МХАТа Лидией Кореневой (1885-1982), дебютировавшей в Великом Немом фильмом “Кумиры” лишь весной 1915 г. В “Жизни за жизнь” непримиримые коллеги играли сестер-соперниц – Нату и Мусю, чья драма заключалась в браке без любви. Критикам представилась возможность сравнить обе манеры.

Известный сценарист и теоретик кино Валентин Туркин (1887-1958), в то время заведующий сценарных отделов двух профильных журналов – “Пегас” и “Вестник кинематографии”, заметил:

- Игра Л.М.Кореневой внимательно наблюдалась, волновала и задевала, но запомнился образ другой героини, Веры Холодной, которая не играла, а жила на сцене, была в родной стихии.

Да и рецензент “Театральной газеты” указал на “полный контраст” двух актрис:

- Из исполнителей, прежде всего, отметим госпожу Холодную, которая наиболее чутко усвоила основной Бауеровский ритм.

Хотя, кто в доме хозяин – и на этот раз определила касса. Через несколько дней после проката фильма “Жизнь за жизнь” имя Веры Холодной поднялось со второго места на первое. Проследив за реакцией публики, сами кинопрокатчики подвинули на вторые роли Лидию Кореневу.

* * *

Никто больше не сомневался, кто является “королевой экрана” в России. За два с половиной года провинциальная жена московского юриста превратилась в законодательницу мод. Кроме портретов в дорогих журналах, где звезда позировала в шикарных нарядах, свое дело сделали демократические открытки с ее изображениями. Они печатались огромными тиражами и заменяли женщинам Российской империи модный “глянец”. Органично объединяли две разные аудитории – сегменты luxury и casual – серии открыток, которые представляли кинозвезду в тематических сериях: открытые вечерние платья, меха, женские шляпки, цыганские наряды, мужской костюм.

Вместе с тем оказалось, что украинку отличает изящный оригинальный вкус. Ведь было время, когда вследствие нужды и бедности Вера Левченко придумывала себе фасоны, подбирала ткань и фурнитуру, собственноручно шила шляпки. Учитывая это, именно Вера Холодная, а не Любовь Орлова стала первой народной кинозвездой.

Поэтому голь на выдумки хитра? А как по-другому, чтобы произвести эффект...

Даже в выборе и представлении духов Вера Холодная проявляла изобретательность: просто на коже актриса смешивала два аромата – французскую розовую настойку “La Rose Jacqueminot Coty” (“Роза Жакмино”; 1906) и английский одеколон “Fashion Decree” от официального парфюмера Королевского двора Англии, торговой марки “Atkinsons Of London” (“Аткинсона”; 1906), некогда считавшийся любимым ароматом великой Сары Бернар. Вот так Вера Холодная и получала только ей присущий горьковато-сладкий запах, в котором таинственно звучали нотки китайской магнолии, индонезийских пачули и марокканской розы.

Проработав год вместо оговоренных контрактом трех в ателье Александра Ханжонкова, снявшись в полутора десятках картин, Вера Холодная перешла на студию “Торговый дом Харитонова”, созданную в 1916 году в Москве харьковским кинопромышленником Дмитрием Ивановичем Харитоновым (1886-1946). Этот цепкий предприниматель умел договариваться; для начала он пообещал кинозвезде больше творческой свободы, а также подчеркнул: его ателье находится в пяти минутах ходьбы от ее дома, мать сможет чаще бывать с детьми, и она поверила.

И действительно, на московской улице Лесной украинский предприниматель быстро оборудовал самую большую в России киностудию. Более того, он переманил ведущих режиссеров, сценаристов и актеров империи: Петр Чардынин, Вячеслав Висковский, Михаил Бонч-Томашевский (главный режиссер Киевского театра “Дом интермедий”), Чеслав Сабинский, Владимир Максимов, Витольд Полонский, Осип Рунич и другие. Чем? Дмитрий Харитонов пообещал творческим личностям полную свободу и умопомрачительные гонорары. Похоже, что именно тот сообразительный харьковский купец первым в Старом Свете юридически предложил и материально слепил “систему звезд”, в дальнейшем ловко позаимствованную Голливудом.

Чтобы развиваться в светотворчестве (когда-то искусствоведы именно так называли кинематограф), предстояло двигаться дальше. В мемуарах София Левченко утверждала, что старшая сестра ушла из киноателье “А.Ханжонков и Ко” из-за нежелания играть в пошлых и бессмысленных фильмах, а по словам самого А.А.Ханжонкова, причиной стал вдвое больший гонорар, предложенный “Торговым домом Харитонова". Это при том, что месячная ставка Веры Холодной и Витольда Полонского равнялась годовой зарплате среднего театрального актера.

С 1916 года гонорар актрисы за одну картину составлял 25 тысяч рублей.

Говорят, большое видится издалека, а я считаю, большое видится сквозь годы. Особенно когда речь идет о художниках, творческих личностях. Через несколько лет мощный актерский потенциал “кинонатурщицы” разглядел и первый кинорежиссер Владимир Гардин, который не без пиетета нахваливал:

- Уверен, что она прошла бы все ступени от живой модели до подлинного мастера. В последних фильмах с ее участием чувствовалось пробуждение богатой и одаренной натуры.

* * *

Новым проводником в эстетике Великого Немого стал для полтавской красавицы режиссер Петр Иванович Чардынин (1873-1934), который в 1891 году занимался по драматическому классу Музыкально-драматического училища при Московском филармоническом обществе у В.И.Немировича-Данченко, а в 1916 году тоже перешел от А.А.Ханжонкова к Д.И.Харитонову. С тех пор “королева экрана” снималась только у него и только в исключительных случаях соглашалась работать с другими кинорежиссерами.

Харьковский импресарио ввел еще одну необычную практику: с подачи Д.И.Харитонова за каждой из звезд немого кино, связанных с киностудией прописанным контрактом, закрепилось амплуа. Менялись сюжеты, локации, эпохи, а Витольд Полонский, Владимир Максимов оставались “элегантными героями-любовниками или развращенными фатами”, а Вера Холодная редко выходила из экранного образа “безвольной скорбной жертвы собственных или чужих страстей”. Если учитывать сборы от проката, ставка была вполне оправданной.

В искусстве светотворчества те визуальные ярлыки, навязываемые киноателье, обозначила общая картина “У камина” (1916), снятая Петром Чардыниным по одноименному... романсу, коллизия которого перецепилась через любовный треугольник. По сюжету, Вера Ланина (В.Холодная), жена важного чиновника (В.Полонский) в минуту слабости отдалась влюбленному в нее князю Печерскому (В.Максимов). Когда страдалица покаялась перед мужем – все, как на исповеди, – тот пожелал им счастья и дал развод. Но сама госпожа Ланина не простила себе измены и ушла из жизни. В финале мелодрамы у гроба покойницы встретились двое – раздавленные горем муж и любовник. Думаю, сценаристы сериала “Богатые тоже плачут” могли бы дружно бежать топиться в океане светлых слез, наплаканных после просмотра “У камина”.

Александр Рудяченко. Киев.

Продолжение следует.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>