Игра в четыре руки. Кино дня - 10.08.2018 09:30 — Новости Укринформ
Игра в четыре руки. Кино дня

Игра в четыре руки. Кино дня

323
Ukrinform
Американско-китайский фильм стал компиляцией всех жанров, вместе взятых, – триллера, фантастики, мелодрамы, приключений и комедии

В украинский прокат вышел блокбастер «Мэг» – дорогой и масштабный аттракцион, созданный для зарабатывания денег одновременно двумя крупнейшими участниками рынка кино на планете – Китаем и Соединенными Штатами Америки.

«Мэг» – пример современной работы киноиндустрии – настолько богат деталями, что врряд ли сожно желать лучшего. Это колосс, который прозрачно и четко «рассказывает» о системе производства, кинематографической мощи и культурных различиях. Сотрудничество двух противоположных по вектору развития стран, в соединении напоминающих существо из анимационного сериала телеканала Nickelodion «Котпес», дает концентрированный результат невероятной силы. Тем интереснее разобраться в условиях ее существования.

В отличие от времен Холодной войны, когда США противостояла империи зла – СССР, сейчас две супердержавы, США и Китай, хотя политически обе и держат кукиши в кармане, – экономически зависят друг от друга. Почти полуторамиллиардный Китай парадоксально – исключительно в пределах собственного выживания – смог породить квазикапиталистическую систему с широким диапазоном личной собственности и индивидуального обогащения на основе развития бизнеса, оставаясь при этом коммунистическим и тоталитарным. Тем временем перманентная капиталистическая система США, которой для существования давно необходимы другие рынки, может предоставить Китаю свою панмировую инфраструктуру, систему распространения собственного продукта. Но в обмен на попадание на китайский рынок...

Ситуация повторяется: так же и того же весь мир хотел в начале XIX века, представляя закрытый Китай, императору которого ничего не было нужно от остального мира – «у меня и так все есть», – самым лакомым кусочком. Тогда англичане навязали китайцам свои желания, путем контрабандного насыщения страны опиумом и последующими так называемыми «опиумными войнами». Сейчас так не выйдет, принимая во внимание военную, экономическую и геополитическую силу Китая. Зато есть привычная система «ты мне – я тебе», ведь каждый держит туза в рукаве.

Китай обладает сейчас крупнейшей в мире кинотеатральной системой, объемом более 54 тысячи кинозалов (каждый день строится в среднем по 20 залов). За первую половину 2018 года эта система собрала 4,83 миллиарда долларов, что на 17,8% больше показателей прошлого года. И в данном случае, причиной таких сборов и такого роста стало и количество качественных для массовой аудитории лент, и увеличение количества кинотеатров, и отношение населения к кино (к собственному в частности, ведь в этом году 80 % сборов дали национальные фильмы, а показатель посещаемости вырос до того уровня, когда каждый десятый китаец посещает кинотеатр хотя бы один раз в год).

У Китая есть деньги (еще два года тому назад количество китайских миллиардеров превысило количество миллиардеров американских), США же нужны рынки сбыта продукции. Поэтому и происходит объединение одного с другим: Китай позволяет себе приоткрыться и допустить американские фильмы и компании в свой необозримый прокат и территории (еще в 2011 студии Disney позволили начать строительство в Шанхае крупнейшего «Диснейленд» в мире, и ежегодно увеличивать квоту на присутствие голливудских фильмов в китайском прокате – в этом году, 19-го июля, цензурна комиссия увеличила квоту с 34 фильмов в год до 44), а США разрешает китайцам покупать компании и кинотеатры у себя (корпорация Dalian Wanda group еще в 2012 году купила одну из крупнейших сетей кинотеатров Северной Америки AMC Entertainment за 2,6 миллиарда, а в январе 2016-го – за 3,5 миллиарда – контрольный пакет акций голливудской киностудии Legendary Pictures).

В то же время, деньги и продукт не обязательно вытекают друг из друга. Только недавно Китай смог показать, что способен делать кино таким, как его делает Голливуд, – не только дорогим, но и качественным и прибыльным. «Великая стена» Чжана Имоу стала таким показательным примером, демонстрацией индустриальной мощи китайских кинопроизводителей, что в итоге обеспечило фильму 335 миллионов долларов мировых сборов. «Warcraft: Начало» Дункана Джонса эту планку поднял еще выше – фильм собрал уже 434 миллиона.

Но важнее, что он был произведен уже на купленной китайцами голливудской компании Legendery Pictures, и, таким образом, легитимизировал «своего» среди «чужих». И здесь не имел значения едва-едва возможный выход фильма «в ноль». Китаю важнее стратегически продвигать себя в мире. А деньги они и без США соберут, как в случае с прошлогодними «Волками-воинами-2», принесшими невероятные, заоблачные 870 миллионов долларов, и это при бюджете в 30 миллионов!

Финансовый провал сиквела «Тихоокеанского рубежа» (несмотря на присутствие среди актеров величественной украинской актрисы Иванны Сахно) также не является знаковым. Главное – вектор развития. Все три упомянутые американско-китайские ленты его определяют без лишней подсказки: вектор – на размер.

Фраза «размер имеет значение», некогда столь удачно придуманная в качестве слогана к фильму Роланда Эммериха 1998 года «Годзилла» о гигантском ящере-мутанте, теперь практически воплощается в жизнь. Голливуд, сам страдающий гигантоманией, в свое время, кстати, присущей гитлеровской Германии, пошел путем годзилл давным-давно. Но темп этого шествия существенно увеличился. Только за первое полугодие вышли друг за дружкой «Тихоокеанский рубеж» о гигантских роботах и еще больших монстрах, «Ремпейдж» – о гигантских горилле, волке и крокодиле, а теперь вот «Мэг» – о гигантской акуле-мегалодоне.

Видимо, большая тварь и большой бюджет – современный выбор большого бизнеса. Проблема лишь в том, что крупные вещи не всегда так радуют, как на это некоторые надеются. «Большой добрый великан» Стивена Спилберга провалился в прокате, «Небоскреб» с большим Дуэйном Джонсоном – провалился, большие «Трансформеры» в итоге дошли до идейного провала. Так что же толкает производителей к такому искусственному наращиванию своих возможностей? Исключительно размер амбиций: показать, что ты можешь... или хотя бы просто показать.

«Мэг» это делает всеми возможными способами, но, по законам современного сотрудничества Китая с США, имеем слияние в одном обоих различных культурно-материальных признаков.

По сюжету, подводной базой, куда вложил миллиард долларов американский миллиардер, руководит китайский ученый, нашедший под дном Марианской впадины еще одно дно – место возможного проживания доселе невиданных существ. Чтобы помочь со спасательной операцией горе-исследователей, вызывают крутого мачо в исполнении крутого мачо Джейсона Стейтема. Который, само собой, влюбляется в дочь ученого, воплощенную Бингбинг Ли, актрисой, модной в Китае и более-менее известной в США (это она играла в «Обители зла: Возмездие» и «Трансформерах: Время вымирания»).

Далее. Станция напичкана суперсовременными технологиями, и героиня Бингбинг в них разбирается быстро и категорично. При этом у нее есть 8-летняя дочь, столь же милая, сколь умная и сообразительная. И именно она служит связью между потенциальной парой Стэтхем-Ли, неким идеалистическим союзом Китая и Америки (не потому ли на роль взяли Бингбинг, чтобы она оттенила и затмила другого китайского Ли, Джета, с которым у Стэтхема 11 лет тому назад была «Война»?).

Чтобы дружба между двумя современными империями воспринималась не как пропаганда и тем более не как идиотская выходка зарвавшихся финансистов, «Мэг» упакована в узнаваемые сюжетные обстоятельства. Например, начало фильма с аварией подводной лодки американского ВМФ максимально напоминает «Бездну» Джеймса Кэмерона, а продолжение – с проплывом акулы вдоль побережья с массой людей в воде – это едва ли не покадровое «заимствования» из классических «Челюстей» Спилберга. Связь красивой женщины с красивым мужчиной, который защищает и спасает женщину – это уже может быть и «Добро пожаловать в рай!» 2005 года, или, скорее, «Глубокое синее мор» 1999 года, где скелет сюжета похож – подводная станция, монстр на глубине и спасение в финале.

Приджние фильму жесткости – отгрызенные руки, кровь, гибель членов экипажа, смертоубийство на пляже – это дань актуальным вкусам публики, которая все же любит погорячее, чем раньше. А рейтинг «R» в прокате США, который, вообще-то, может поставить крест на хорошем прокате, возвращает нас к первому пункту этого бизнес-замысла – чтобы бизнес в принципе был, сначала надо забросить немало дровишек в костер и ждать, когда он разгорится, а пока он где-то там в мире будет разгораться, Китай наверстает свое собственным прокатом, как и случалось со всеми предыдущими американо-китайскими фильмами – две трети их сборов обеспечивались кинотеатрами именно Китая.

Жанрово «Мэг», является компиляцией всех жанров, вместе взятых, – триллера, фантастики, мелодрамы, приключений и комедии – видимо, чтобы сильно не напрячь тех, кто не любит напрягаться, но дать напряжение тем, кто именно для этого и пришел в кинотеатр. И надо сказать, этот паритет жанров странным образом работает.

В определенные минуты ты дергаешься от нарочито неожиданных сцен, хохочешь над клишированными остроумными шутками, впадаешь в тревогу из-за затягивания драматических пауз... и криво ухмыляешься от абсурдности всего вместе. Как эта каша положительно влияет на желудок – не известно, но момента отторжения не возникает. Это огромное Чертово колесо в сочетании с Американскими горками, а в придачу – с комнатой привидений и ток-шоу на телевидении. Как бонус – обнаженный торс Стейтема (на пресс-показе женщины, как и было задумано сценаристами-режиссерами, с удовольствием хихикали). То, что он не бьет никому морды, как обычно, – очевидный минус для любителей боевиков, – компенсировала прибитая им акула, и это не спойлер – вы же не надеялись, что акуле удастся выжить?

Эта 150-миллионная конструкция отражает положение вещей в большом бизнесе, когда, чтобы не потерять хоть кого-то из зрителей, придумывается неорганическая, но политкорректная, толерантная и всеохватывающая конструкция – что бы это ни значило. Жизни в этом – нет ни на грамм, и мировой порядок – именно таков. С улыбкой на 33 зуба производители скалятся, несмотря ни на мраморный блеск лица, ни на неуместность улыбки: главное – продемонстрировать уверенность! Вот ведь, кажется, угодили всем и не забыли ни о гендерном вопросе (женщина в главной роли), ни о национальных сложностях (никакого расизма), ни о секс-меньшинствах (в одной из ролей снималась Руби Роуз, лесбиянка). И закинули крючок о возможном продолжени. В случае успешного проката. Но возможно ли это при подобном раскладе?

Начиная с Индонезии 8-го августа, «Мэг» расписана на весь мир, заканчивая Японией 7 сентября.

Фильм произведен компаниями Apelles Entertainment, Di Bonaventura Pictures, Flagship Entertainment Group, Gravity Pictures и Maeday Productions. В Украине его дистрибьютор - компания «Киномания», официальный представитель Warner Bos.

Ярослав Пидгора-Гвяздовский. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>