Поддубный. Иван Великий - 12.08.2018 09:30 — Новости Укринформ
Поддубный. Иван Великий

Поддубный. Иван Великий

533
Ukrinform
Укринформ продолжает серию публикаций мультимедийного циклового проекта “КАЛИНОВИЙ К@ТЯГ”

8 августа 1949 года от инфаркта в г. Ейск, Краснодарский край, РСФСР, умер Иван Максимович Поддубный. В последние годы 78-летнего дедушку Ваню, который почти не вставал с постели и временами даже голодал, сердобольные соседи по очереди проведывали и незаметно оставляли гордецу краюху хлеба.

Старожилы помнят, что гроб старика установили в здании местной ДЮСШ №1, а земле покойного предали не на кладбище, а в Ейском загородном парке. Там от Великой Отечественной войны пестрели могилы погибших в небе над городом военных летчиков. Местные власти только и сподобились, что обнести захоронение простой оградой, а на скромной дощечке написать суриком: “Иван Поддубный”. 

До уровня земли ход времени сравнял могилу, снег и дожди добавили свое. Буйная трава превратила захоронение в погост, где беспечно выпасались местные козы с коровами. 

И вот однажды в новостях Русской службы Би-Би-Си сообщили, что в советском городе Ейск почти стерта с лица земли могила чемпиона чемпионов, богатыря Ивана Поддубного – спортсмена, которого никто в мире так и не смог положить на лопатки.

Получив пинка из Москвы, спохватились краснодарские чиновники, разыскали заброшенную могилу, поставили над ней надгробие, на котором появилась надпись:

- Здесь лежит русский богатырь Иван Максимович Поддубный.

Все было правдой в тех скупых словах, кроме одного: русский.

* * *

В 1955 г. в Москве вышла книга под названием “Русский богатырь Иван Поддубный”. Во всех монографиях о цирке, газетах и журнальных статьях выдающийся спортсмен первой половины ХХ века именуется, как “русский борец”.

Россия привыкла считать его своим, то есть русским! Хвала Богу, хоть в Украинской Советской энциклопедии (том 8, 1982 г.) Иван Поддубный назван УКРАИНСКИМ спортсменом.

Да, его не считали образованным, едва писал и то – очень медленно, о существовании знаков препинания, кроме точки – вообще понятия не имел. С манерами у него тоже не сложилось, потому что борец мог под настроение величественно подать какому-нибудь шалапуту вместо руки... два пальца.

В вопросах этикета зияли пробелы: он даже не научился пользоваться ножом и вилкой. Но что точно нельзя было никогда и никому отнять у Ивана Максимовича Поддубного, так это представления о чести, достоинстве и гражданске мужество, чего в ИХ университетах никогда и не преподавали.

В рамках аннексии исторической памяти кратко напомню то, о чем не рассказывают 2500 экспонатов Мемориального музея И.М.Поддубного, открытого в г. Ейск в 1971 г.

1
Иван Поддубный в семейном кругу

* * *

Будущий чемпион впервые победно вскрикнул аккурат на Иоанна Богослова – 26 сентября (8 октября) 1871 года. Случилось это в бедной козацкой семье в с. Красенивка под Золотоношей, что на то время была уездным городком Полтавской губернии (теперь – Чернобаевский район Черкасской области).

Отец-труженик из рода потомственных запорожских козаков, Максим Иванович, тащил на собственном горбу небольшое сельськое хозяйство. И обладал он, сказывали, невероятной физической силой: сам, не напрягаясь, забрасывал пятипудовые мешки с зерном на телегу. Однажды чугунный “ход”, основа от телеги, странным образом сорвался и сломал козаку... ногу. Вспомнив матушку, тот бережно удерживал купленную на базаре деталь до тех пор, пока не подбежали односельчане и на подсобили. Отказавшись от лишней помощи, хозяин сам повез покупку домой. Таким был отец чемпиона.

Мать Ивана Поддубного, Анна Даниловна, происходила из старинной козацкой семьи Науменко, род которых славился долголетием. Рассказывали, дед Иван по материнской линии, бывший солдат, отслужив в армии четверть века, дожил до 120 лет!

Их семья быстро разрасталась. После старшего Ивана в семье Поддубных родились еще три сына и три дочери, но все должны были с детства работать на земле.

Поэтому с семи лет старший сын Иван помогал по хозяйству отцу, Максиму Ивановичу: пас гусей, гонял на пастбище коров, возил на волах зерно, а с 13 лет батрачил у местных богачей в родной Красенивке, потом – у помещика Абеля в соседней Богодуховке, куда семья хлеборобов перебралась в поисках лучшей жизни. Обычное детство простых сельских детей Украины.

Как старшего сына, в армию его не взяли, хотя в 16 лет парень легко за рога нагибал к земле корову.

Когда Иван Максимович стал прославленным спортсменом и к нему обращались с провокационным вопросом – встречал ли он людей сильнее себя – украинец неизменно отвечал:

- Если говорить о борцовской силе, то, пожалуй, нет. А вообще-то сильнее люди попадались. Например, мой отец был точно сильнее меня... – Соседи знали: когда Максим Иванович схватит за колесо телегу, то сколько бы волов не впрягли, скотина с места не сдвинется.

* * *

Управляющий экономией Абеля, худосочный мужчина доставал молчаливого Ивана разными придирками: не так кобылу запряг, неправильно мешки на телегу положил, не в те ворота со двора заехал. Сдерживался Иван не один месяц и не спорил с барским надзирателем. Так продолжалось до ранней весны, а вот тогда однажды Иван работал на току, сортируя зерно и складывая зерно в амбары. Целый день он носился с тяжелыми мешками, а уже вечером присел передохнуть.

Именно тогда в комору заглянул управляющий и с порога закричал:

- Что ты здесь, болван, прохлаждаешся?! Работы у тебя нет, что ли?

На тот раз Иван не сдержался, но не убил его. Аж засвистела и разлетелась в щепки деревянная лопата, упав о землю. И глазом не моргнув, парень торопливо ушел домой. Удивленному отцу объяснил кратко:

- Больше, отче, на дармоедов спину гнуть я не буду.

Так, в 21 год Иван Поддубный и отправился на заработки. Поначалу он разгружал пароходы в Одессе, а весной 1891 г. отправился в Крым, где в Севастополе устроился такелажником в греческую фирму “Ливас”. По 14-16 часов в сутки юноша с прибаутками-поговорками гонял на трапах, перетаскивая грузы.

В начале 1895года сообразительного парня перевели в Феодосию, где назначили бригадиром местного отделения компании “Ливас”. Именно там судьба свела сына селянина с двумя учениками мореходных классов Антоном Преображенским из города Кинешмы Костромской области и Василием Васильевым из Казани. Все трое жили в одной съемной квартире.

Вместе с тем, два новых приятеля Ивана оказались отчаянными и любознательными спортсменами, страстными пионерами тяжелой атлетики в Украине. Они обратили внимание на крепкое телосложение Ивана и принялись всячески склонять украинца попробовать себя в тяжелой атлетике. Сначала Иван их ложь пропустил мимо ушей, но упрямый Преображенский таки втюхал Поддубному автобиографию знаменитого немецкого атлета-борца Карла Абса, которому постоянными тренировками удалось увеличить свою природную силу втрое...!

Спустя годы ежедневных тренировок (будет интересно – опускаем), спустя десятилетия целенаправленных занятий Поддубный доказал всему миру: смысл не в том, чтобы развить и сезонно обладать выдающейся физической силой! Кстати, Иван Максимович не был таким рельефным шварценеггером, но мышцы лежали по всему его телу колоссальными пластами.

Фигура украинского козака поражала большой спокойной мощью. Вчитайтесь в антропометрические данные! При росте 184 см Иван весил 118 кг; обхват груди – 134 см, бицепс – 45 см, предплечье – 36 см, запястье – 21 см, шея – 50 см, пояс – 104 см, бедра – 72 см, икры – 47 см.

А теперь добавьте, что Поддубный был еще и умным борцом, который рассчитывал свои силы и хорошо ориентировался в возможностях противника, не употреблял спиртного, не курил, ежедневно закалял организм утренней гимнастикой, а в течение дня спарринговался с тремя разными спортсменами.

* * *

Как бывает в жизни, все решил один счастливый случай. В декабре 1896 г. в Феодосию приехал цирк Ивана Митрофановича Бескоровайного. На то время в составе труппы работали известные в спортивных кругах атлеты и борцы: огромный поляк Петр Янковский (1861-1932), двукратный чемпион мира по французской борьбе Георг Лурих (1876-1920), Бороданов, Аким Глинкин, Матюшенко, Козуляк, Разумов, итальянец Сен Паппи. Несколько дней подряд Иван Поддубный ходил в цирк, чтобы посмотреть на выступления атлетов, которые ломали подковы, гнули толстые металлические пруты, толкали гири и огромные шаровые штанги. Как всегда, в конце выступления самодовольный атлет, подвернув пышные усы, предлагал всем желающим зрителям повторить физические упражнения – понятное дело, за денежное вознаграждение.

Однажды вечером Иван Поддубный ступил на арену и попытался кое-что выполнить, но – неудачно. Злясь из-за неудачи, надеясь на свою природную силу, юноша записался для участия в соревнованиях.

Произошло чудо: в борьбе на поясах никому не известный грузчик победил всех борцов за исключением Петра Янковского. Но ту ничью с Поддубным борцы считали величайшей победой... в спортивной карьере поляка.

Правда, встретившись через несколько лет с тем гигантом из Варшавы в тульском цирке, украинец легко поборол его.

Стало понятно и другое. Одной силы в спорте мало, нужна еще и техника. К счастью, первая неудача не отбила желания выходить на манеж, а тут еще и антрепренер предложил Ивану Поддубному поработать в путешествующем цирке несколько месяцев в качестве атлета. Цирк в Феодосии находился до глубокой осени, и украинский богатырь принимал участие во всех соревнованиях борцов, потому что российско-швейцарская поясная борьба интересовала Ивана Поддубного значительно больше, чем силовые упражнения с 32-килограммовыми гирями и штангой на 112 кг.

Так полтавчанин и увлекся ареной. Работу в Феодосийском порту на некоторое время бригадир бросил и прилично жил на средства, которые зарабатывал в цирке.

А в начале января 1898 г. он получил полный расчет в конторе “Ливас” и перебрался в Севастополь, где летом того же года 27-летний украинец стал штатным борцом цирка, владельцем которого был итальянский антрепренер Энрико Труцци (Enriko Trutstsi; 1870-1939).

С огромным сожалением опускаю большой кусок жизни украинского богатыря. Далее – для желающих все подробно представлено в жизнеописаниях.

* * *

В Европе, на подиумах французской борьбы мастер достиг всего, но 28 сентября 1925 г. он подписал полугодовой контракт с чикагским антрепренером Джеком Пфефером и, 13 ноября того года, получив американскую визу, отправился в Соединенные Штаты. После тщательного медицинского осмотра иностранец получил разрешение на участие в публичных спортивных соревнованиях.

Но за океаном пришлось начинать с нуля, ведь... отныне предстояло бороться по правилам вольной борьбы! И Поддубный прибег к интенсивным тренировкам. Здесь следует объяснить: все атлеты Западной Европы выступали по строгим правилам так называемой французской борьбы, но тот спорт был неприемлемым для цирков Америки. Здесь вошла в моду так называемая вольная борьба, которая отличалась грубостью и порой – дикостью приемов. Все, что не разрешалось борцам по правилам французской борьбы, в вольной борьбе вызывало восторг американской публики. Главным требованием тамошнего зрителя было: скорее убей соперника! Делай с ним, что угодно: сломай ногу, скрути шею – лишь бы вырвать победу!

После интенсивных тренировок, сбросив лишний пуд веса, украинский атлет в совершенстве освоил приемы вольной борьбы. В среде американских спортивных обозревателей за ним закрепилось прозвище “Русский медведь”. Довольно быстро Иван Максимович навел порядок, и на ковре, и в партере положив на лопатки кумиров нью-йоркской публики. Под нашествием Поддубного признали поражение болгарин Дан Колов (1892-1940), канадец Джо Гешто, итальянец Анжелло Тормаши, немец Эмиль Фогель, грек Тафсалпос, ирландец Джеймс Томпсон. Тем временем нью-йоркская пресса печатала обзоры, не жалея в заголовках новых и новых ярлыков: “Иван Грозный”, “Иван Железный”, “Иван Страшный”, “Иван Непобедимый”.

Чтобы был понятен уровень подготовки спортсменов, только один факт: балканский лев, Дан Колов, официально провел 1500 встреч (неофициально – более 2000) и проиграл только в трех...

Долго колесил Поддубный по американским городам - Нью-Йорк, Чикаго, Филадельфия, Лос-Анджелес, Сан-Франциско. Как и в Европе, здесь тоже пытались вырвать у него победу любым способом: уговорить украинского силача, подкупить, запугать, шантажировать невыплатой гонорара, споить. Но “Человек-гора” ни разу не дал слабину, заканчивая все поединки победами. Вничью закончился только один его поединок – в январе 1926 г. с польским чемпионом Станиславом Збышко-Циганевичем (1879-1967), который якобы в нужный момент, лежа на ковре, жалобно прошептал:

- Не ложи меня, Иван Максимович.

Это при том, что Збышко из “Меченосцев” был не подарком: штангу весом в 104 кг на тренировках он толкал 25 раз подряд, беря ее на грудь столько же раз в один темп. Антропометрические данные: рост – 175 см, вес – 120 кг, окружность грудной клетки при вдохе – 130 см, бицепс – 52 см, предплечье – 38 см, бедро – 78 см, голень – 46 см.

И второй факт: поединок между поляком и украинцем длился 44 секунды. За то время поляк успел попросить противника о милосердии. И третий: Станислав Збышко-Цыганевич выиграл 350 поединков, а проиграл только один. Не случайно, что в 1921 и 1925 годах именно тот поляк становился “чемпионом Америки”.

Спортивный паспорт Ивана Поддубного

* * *

Одолев целую плеяду выдающихся борцов на коврах в Чикаго, Филадельфии, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско, Иван Поддубный получил титул “чемпиона Америки”.

Свои спортивные достижения настоящий козак объяснял доходчиво:

- Выходя на сцену, я молюсь за Украину. Поэтому и побеждаю!

В мае 1927 г. Иван Поддубный провел в Нью-Йорке серию блестящих поединков.

Тем временем местный спортивный антрепренер Рудольф Миллер (Rudolph Miller) предложил Поддубному заключить с ним новый контракт сроком на полгода для участия в чемпионатах, которые пройдут в Соединенных Штатах, Британии, континентальной Европе и даже Новой Зеландии. Но то соглашение Поддубный не подписал, а от дальнейших зарубежных гастролей отказался.

Патриот не мог продать Родину за доллары. Иван Максимович отказался и от заманчивого предложения “Русского народного общества взаимопомощи имени А.П.Чехова”, которое тогда действовало в Нью-Йорке, занять должность спортивного директора клуба того просветительского Общества. Мало того, что в 57-летнем возрасте Ивана Максимовича официально назвали “чемпионом Америки”, но и на международном конкурсе мужской красоты в США его еще и отметили титулом “самого красивого мужчины”.

Только тоска по Украине охватила сердце Поддубного, он засобирался в дорогу. На пафосном прощальном пире в феврале 1927 г., говорят, присутствовало более тысячи человек... На вопрос одного из журналистов, кто была его самая большая любовь в Америке, Поддубный ответил:

- Украина, конечно! А то кто же еще?

По-своему отыгрались янки: они обманули спортсмена юридически! Заработанные за полтора года гастролей по США миллионы так и не были вручены украинцу. Местные чиновники, наученные адвокатами, предложили... менять гражданство, а иммиграционная служба Соединенных Штатов даже ультиматум Ивану Максимовичу выдвинула:

- Или, мистер Поддубный, вы остаетесь в Америке, или – лишаетесь всех нелегально заработанных денег , – на что победитель заявил:

- Конечно, я возвращаюсь на Родину. Для меня она дороже всего на свете. А за деньги, о которых вы говорите, меня не купишь. Хотите их конфисковать – пожалуйста. Плевал я на ваши доллары.

Между прочим, до сих пор неизвестно – остались ли те гонорары на счетах в американских банках или ними таки воспользовались родственники борца.

1

* * *

В конце мая 1927 года Человек-гора вернулся из полуторагодовалого заокеанского турне пароходом в Ленинград.

В СССР И.М.Поддубный вернулся в год своего 30-летнего юбилея работы в цирке. Это стало заметным событием в культурной жизни северной столицы. В частности ленинградская “Красная газета” в числе за 5 июня 1927 г. написала:

- Вчера на стадионе им В.И.Ленина состоялось первое выступление после возвращения из Америки известного борца Ивана Максимовича Поддубного. Уже в четыре часа дня на стадион было не пройти. На Петровском проспекте все деревья густо облепили мальчишки, которые везде успевают. В программе чествовании И.М.Поддубного по случаю его 30-летнего юбилея принял участие весь ленинградский профессиональный спортивный мир. Празднование началось выступлением легкоатлетов, далее были заезды велосипедистов и показательные выступления по французской борьбе. Кульминацией программы стал долгожданный поединок Поддубного с “русским самородком” Петром Лютовым, чемпионом РСФСР.

Играя с “самородком”, приемом бро-руле Иван Поддубный положил Лютова на лопатки за девять минут. Быстро пролетели пять минут перерыва, и украинец снова положил Лютова, теперь – за семь минут. В тот же момент толпа безумных зрителей прорвала кордоны милиции и, чтобы лучше видеть удивительное действо, притислась впритык к подиуму ринга.

В Ленинграде И.М.Поддубный задержался до осени, выезжая на некоторое время на гастроли в Москву. Во второй половине 1927 г. и первой половине 1928 года украинский богатырь побывал в ряде городов РСФСР и других республиках Советского Союза.

Только осенью 1928 г. Иван Максимович попал на родную Украину, в частности – на Полтавщину. В с.Богодуховка было немало теплых встреч с друзьями детства и односельчанами. С первого взгляда Иван Поддубный казался строгим и неприступным великаном. На самом же деле в теплом обществе он очень быстро открывался, превращаясь в простого и душевного человека. Мировая слава нисколько не испортила чемпиона чемпионов, не слепила из сына земледельца “напыщенную и недостижимую” шишку.

С удовольствием Иван Максимович заходил к односельчанам в простые хаты, живо интересовался, как идет сбор урожая, посеяны ли озимые, как живут товарищества по совместной обработке земли, нравятся ли земледельцам колхозы. Да и сам “король цирковой арены” не отмалчивался, а охотно садился с гостеприимными хозяевами за стол, угощался наваристым украинским борщом, пирогами с капустой, яйцами, сваренными вкрутую, угощал сельских ребятишек конфетами и с юмором рассказывал, с каким аппетитом в Нью-Йорке он “уплетал” черную редьку, которую присылала ему в Соединенные Штаты сестра Евдокия Максимовна.

* * *

Но Иван Максимович ушел из спорта. Вместе со второй женой, приветливой, но необразованной ростовской булочницей Машошиной Марией Степановной он переехал в курортный городок Ейск на берегу Азовского моря. На углу улиц Советов и Пушкина супруги приобрели добротный двухэтажный дом с большим садом на берегу Ейского лимана, где прожили до конца земных дней. Украинцу по происхождению показался родным и по-южному мягким местный климат. Кубанский говор “шо?” и ”га?” отличался животворящим юмором, таким знакомым по Одессе и Крыму.

Кстати, Ейск Иван Масимович выбрал не случайно, не вслепую ткнув в карту. В Приазовье жило немало предков Поддубного, которые вынужденно переселились во второй половине ХVIII века из Запорожской Сечи.

Да и до сих пор в этой местности фамилия Поддубный не редкость.

- Знаменитый спортсмен стал кумиром всех мальчишек Ейска, – пела дифирамбы местная партийная газета. Споем и мы, но собственную думу.

Отпрашиваясь у своего “министра финансов” и ”министра двора” – у миниатюрной Марии Степановны, он часто ходил рыбачить – любил богатырь это дело и умел этими своими горстями размером со сковородку ловко подсекать бычков.

На старости лет И.М.Поддубного всплыли печальные факты из жизни украинского спортсмена в России. Один ейский фельдшер по секрету поведал ближайшим родственникам, мол, ставил он однажды Поддубному банки и увидел: у того вся спина в страшных рубцах от ожогов!

Полез, было, врач с вопросами, да мрачный богатырь грустно пробормотал:

- Это меня Энгельс учил ленизму (слово “ленинизм” чемпион не произносил – А.Р.).

В 1937 г. Ивана Максимовича упекли в тюрьму Ростовского управления НКВД, которая находилась на улице Энгельса. Знаменитого спортсмена пытали электропаяльником, требуя назвать номера счетов и адреса иностранных банков, в которых он мог держать сбережения.

И только через год особисты отпустили арестованного, осознав, что денег они с 68-летней железного человека не получат.

* * *

А схватили Поддубного под предлогом “за порчу документа”, и паяли старику антисоветчину, якобы, за... украинский буржуазный национализм!

Какой там национализм?! Помните – борец едва умел писать!

Поводом стал серпастый-молоткастый паспорт, в котором собственноручно силач зачеркнул два чужих для него слова, зато два родных – вписал. Когда выдавали документ оседлости в СССР, фамилию атлета исказили на “Поддубный”, а национальность и вообще переврали – “русский”. Гордый козак взял и поменял все, как было от роду: “Піддубний” и “українець”.

Словом, после 1938-го на любых соревнованиях чемпион выступал исключительно в спортивном трико с... закрытой спиной.

Хотя от рода-племени своих не отказался, а предков не предал.

* * *

В 1941 г. непобедимого борца в возрасте 70 лет проводили на пенсию. Жить бы и жить на Азовском побережье, купаться в местном лимане, ходить на базар за сочными фруктами, выступать с воспоминаниями в городском драмтеатре, подучивать начинающих спортсменов...

С августа 1942 г. по февраль 1943 г. в Ейск хозяйничали гитлеровцы. Поскольку уже тогда подводило сердечко, Иван Максимович отказался от эвакуации. Жить стало еще труднее, приходилось из кожи вон лезть, чтобы прокормить семью. Как вы понимаете, продовольствия “чемпион Америки” требовал немало: обычно Поддубный брал буханку хлеба, резал пополам, намазывал с полкило масла и съедал. Такой себе бутерброд.

- Чтобы не умереть с голоду, я вынужден был держать бильярдную, – признался спортсмен в воспоминаниях. Она располагалась в матросском клубе, по улице Р. Ефремова (ныне – Свердлова), напротив санатория “Ейск”, между ул.Ленина и ул.Коммунаров.

Полгода Иван Максимович работал маркером в бильярдной, где рядом, в городском кинозале, оккупанты часто смотрели свою фронтовую кинохронику. И Поддубный ничего не боялся – правда, немцы знали, КТО он такой:

– Иван Великий.

А тот плевать хотел на мышиную солдатню и шокировал гитлеровцев тем, что на лацкане пиджака открыто носил... орден Трудового Красного Знамени, которым его родина наградила в ноябре 1939 г. Как ни в чем не бывало, Иван Максимович прогуливался по улицам Ейска до Лимана со своей знаменитой “тросточкой” весом в 19,5 кг.

Когда весной 1943 г. в город вернулись неистребимые патриоты, особисты из НКВД ему снова выкатили предъяву:

- Что, сучий потрох, на немцев работал? У гитлеровцев лакействовал!

1

* * *

Не сладко пришлось несколько лет, но от 15-летних гастролей по лагерям Сибири Боженька как-то отвел. Чем мог, чемпион чемпионов старался помогать стране: ездил по военным частям, пропагандируя спорт и здоровый образ жизни, помогал ребятне в спортзале. Тем временем свои изводили не по-детски.

Так, чинуши из Ейского горисполкома тянули и тянули с талонами на питание в столовой и карточками на получение сухих пайков, которые выдавали только специалистам.

Непобедимому борцу пришлось ходить и кланяться, не за себя, за семью:

- По книжке я получаю 500 граммов хлеба, которых нам не хватает. Я прошу добавить еще 200 граммов, чтобы я мог существовать. 15 октября 1943 года.

Письма, говорят, переправили самому товарищу Ворошилову, однако ответ герой Гражданской не прислал.

Чтобы вы представили аппетит 72-летнего деда, такой факт: когда Поддубному добрые люди присылали из Краснодара дополнительный сахарный паек на месяц, лакомства Ивану Максимовичу хватало ровно на один день.

Чтобы как-то продержаться, Заслуженный артист РСФСР отнес... в скупку одну за другой спортивные медали и трофеи.

Иногда от недоедания “самый красивый мужчина США” с опущенными плечами, с выражением печали и обиды, застывшими на лице, по несколько дней не мог встать с кровати – не хватало сил.

Он не сдавался, этот борец-ударник из рода потомственных запорожских козаков. Украинец пересиливал невзгоды и не позволял никому себя ломать.

* * *

Представляете, и это в 74 года! Представляете, и это в 74 года! Собирая последние силы, он вставал с кровати, чтобы отправиться в местный клуб и выступить перед горожанами с воспоминаниями, он заходил в зал борьбы ДЮСШ №1, чтобы правильно показать молодежи некоторые приемы борьбы. Допоздна засиживаясь за письменным столом, он мучился с бумагой, ручкой и чернилами, но прилежно отвечал на все вопросы молодых спортсменов, которым давал дельные советы.

Изо всех сил Поддубный жил и не сдавался. Тем временем тайком от других знакомому фельдшеру станицы Старощербиновской Ф.В.Харченко, с которым они давно дружили, украинец периодически посылал записки с просьбой отпустить для него “сердечной травы пакетик”. Болезнь быстро прогрессировала, и приступы повторялись один за другим с завидной регулярностью.

В один майский день 1947 г., возвращаясь с базара, заслуженный мастер спорта СССР внезапно упал и получил закрытый перелом шейки бедра!

Врачи разводили руками – ничего поделать нельзя. Могучий организм износился, измучился, исстрадался, вот потому кость и не срасталась. Если есть усталость у металла, то имеет ли право на усталость организм чемпиона? Нет.

Преодолевая жуткие боли, Иван Максимович сползал с кровати и без посторонней помощи шел. Как его умоляло остановиться ноющее бедро... Никаких поблажек!

Чемпиону удавалось на костылях доковылять до скамейки, которую к калитке выставляла “баба Мура”, как ласково называли соседи жену И.М.Пуддубного, Марию Степановну. Он упрямо выходил на свой подиум и боролся – сил теперь оставалось только на то, чтобы поговорить с прохожими.

Чемпион мира по классической борьбе скучал по своим пятифунтовым гантелям, с которыми он раньше так легко бегал. С особой нежностью Поддубный смотрел на любимую штангу в 75 кг. Когда никто не видел, он оплакивал сухими слезами невозможные три поединка в день с борцами разных весовых категорий.

Борцовское сердце ежеминутно проклинало костыли и постельный режим. Піддубний оставался українцем. Даже когда жизнь сократила его человеческие возможности, и пришлось только довольствоваться тренировками, стоя на одном костыле. Потом – лишь с палочкой: нет, никому не положить его на лопатки! 

…Однако, даже большое украинское сердце отказало.

8 августа 1949 г. в 6:15 утра богатырь позвал жену, попрощался с “бабой Мурой” и отправился на Олимп, где его уже ждали боги и великие чемпионы.

Врачи констатировали диагноз: инфаркт миокарда.

Чтобы лично попрощаться с Иваном Максимовичем, самолетом из Москвы прилетели: старый друг, знаменитый российский борец, старший тренер по борьбе спортивного общества “Динамо” Клеменс Буль (собственно: Клементий Иосифович Буль; 1888-1953), его воспитанники – трижды чемпион СССР Александр Мазур (1913-2005) и четырехкратный чемпион СССР Арсен Мекокишвили (1912-1979), негритянский артист Роберт Росс. Каждые пять минут менялся почетный караул. На траурную вахту в г. Ейск становились рабочие, земледельцы, садовники, виноградари, рыбаки, спортсмены.

Похоронили Великого Украинца Поддубного под сводами могучих деревьев в Загородном парке, рядом с могилами летчиков, погибших в небе над Ейском в годы II Мировой войны. Попрощаться с дедушкой Ваней высыпали буквально все горожане и жители окрестных станиц, прилетели и знаменитые борцы страны.

* * *

В 1988 г. полотно стелы из серого лабрадорита над могилой ВЕЛИКАНА вандалы разбили, а поверх золотых букв казенной эпитафии ночью трусливо наляпали:

– Хахол-петлюровец!

* * *

Теперь вы представляете, как особист Пореченков (ну, этот – агент национальной безопасности с улиц разбитых фонарей) обгадил образ истинного украинского чемпиона в тошнотворном пропагандистском байопике “Поддубный”. 

Даже не думайте мне сходить и посмотреть эту целлулоидную рвоту!

* * *

Полностью согласен с Госкино Украины, которое на территории страны запретило прокат российского фильма “Поддубный”, потому что он – бездарно крашенная глиняная поделка, которую нам пытались втюхать как мраморную статую славного украинского козака.

Александр Рудяченко. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>