Ирина Костюк, кинопродюсер
У нас было 300 вариантов экранного образа Мавки
14.08.2018 13:10 799

Вряд ли найдется человек, который скажет, что не любит мультики. Хотя для каждого они означают что-то свое: привкус детства, буйство фантазии, цветную и наивную простоту.

Анимационный фильм – это всегда магия, рисованное чудо, которое владеет универсальным языком. С недавних пор украинские чудеса начали оживать, катиться по миру и получать международное признание.

Блистательные приключения «Украденной принцессы» и долгожданное предвестие появления чувствительной «Мавки» побудило меня встретиться с человеком, который непосредственно колдует над их появлением – в гостях у Укринформа побывала Ирина Костюк, продюсер «FILM.UA Group» и анимационного фильма «Мавка. Лісова пісня».

- Ирина, вы сделали удачную карьеру на телевидении, а сейчас уже долгое время успешно работаете в продакшн, поэтому в совершенстве знаете спрос и предложение. По две стороны баррикад побывали. Спрашиваю у вас, как у специалиста уровня «бог», что качественного украинские телепроизводители уже готовы и могут предложить зрителю, а какие ниши и жанры еще провисают, хромают, до чего мы еще не доросли?

- Глобальный вопрос, поэтому прежде всего мы должны сначала разделить весь контент на 2 части: телевизионный и кино-контент.

Телевизионный – производится исключительно для телеканалов, и, в зависимости от того, на какое время показа он ориентирован (утро, день, прайм-тайм), он отличается бюджетом. Поэтому говорить, качественный он или не качественный, видимо, немножко субъективно, он просто разный по целому ряду составляющих, но по бюджету в первую очередь.

Ранее модель телевидения и телепроизводства работала таким образом, что большинство производителей делали контент на две территории: на Украину и на Россию. Теперь львиная доля украинских производителей работает только на украинские каналы и должны приспосабливаться к новым реалиям – это период становления и роста.

Но замечу, что украинцы всегда делали очень качественный продукт, такой, что даже наши северные соседи учились. Особенно – телевизионные игровые сериалы и телевизионные шоу. Очень высокий процент сериалов, которые шли на российском телевидении, производились Украиной.

Конечно, сейчас в плане бюджетов стало сложнее, поскольку они существенно уменьшились, но спрос у зрителя такой же. Хотя сам зритель уже «разбалован» довольно дорогостоящим контентом, который Украина теперь не может себе позволить, и перед производителями возникает сверхсложная задача - сделать за меньшие деньги контент того же качества.

Некоторые зрители не прощают, когда видят телевизионные сериалы низкого качества, поэтому мы должны стать в позу «зю» и сделать хороший контент за меньшие деньги.

- То есть, львиная доля сериалов, которые шли в России, производились Украиной? А мне казалось, что наоборот – у нас одни российские сериалы крутили...

- Вы должны понимать, что модель бизнеса работы наших продакшн-студий до 2014 года была совсем другой: в Украине было дешевле производить, но наши производители должны были работать на два рынка, потому что на обеих территориях есть общий язык и они делали один контент на две страны. И, конечно, примерно 70 процентов всех доходов украинских производителей приходило с российского рынка. Поэтому деньги приходили на наш рынок и мы дальше реинвестировали в качественный контент.

Потом все изменилось, но украинцы по-прежнему создают качественный продукт, только теперь продают его только на отечественные каналы, но и иногда на ближнее зарубежье.

На самом деле, все к лучшему - передел рынка дал нам толчок к новому качеству, новым высотам. Теперь мы смотрим и на Запад, пытаемся делать, например, англоязычные сериалы, копродюсировать с другими странами и также работать на другие территории. Конечно, есть и сериалы, которые мы делаем только для украинских каналов.

- А какие новые рынки нам уже открылись? С какими странами сотрудничество самое активное?

- Да они, наверное, и были открыты, просто мы на них не сильно смотрели. Это произошло бы, рано или поздно, потому что у рынка есть «потолок», который мы уже начали перерастать.

Есть очень качественные сериалы, тот же «Нюхач», который мы продали в 40 стран, как готовый продукт и как формат. Уже существует его японская версия, японцы купили наш сценарий и сделали своего «Нюхача».

Поэтому, в любом случае, пришло время идти дальше и так совпало, что мы стали смотреть и на другие территории. Например, на Польшу, хотя с ними тяжело, потому что они очень медленные. Мы смотрим в сторону Европы и Западной Европы, конечно, есть амбиции делать что-то и с американцами.

Если уже переходить к «киношной» части контента, то именно сейчас, например, идет работа над фильмом «Захар Беркут» совместно с американцами. Он снимается на английском языке для того, чтобы опять-таки экспортировать украинскую культуру и украинские произведения за рубеж и зарабатывать деньги на зарубежных территориях, а потом снова их вкладывать и делать еще более качественный контент.

- Там в главной роли снимается голливудский актер?

- Да! Если вы помните фильм «Терминатор-2», то робота Т-1000 из текучего металла играет Роберт Патрик, именно он играет Захара Беркута.

Актер первый раз видел Украину и был приятно удивлен. Это тоже своего рода демонстрация мира нашей культуры и наших традиций.

- Ирина, при условии небольшого финансирования телесериала, на чем, в первую очередь, экономят? Что пострадает в первую очередь: качество сценария, подбор актеров или что-то другое?

- Однозначно, что не сценарий, потому что успех контента это – в первую очередь, история. Сценарий должен быть сильным, мы в этом убедились на таких продуктах, как наш сериал «Дежурный врач», который имеет уже более 200 серий. Он идет на ТРК «Украина» и стоит очень немного по сравнению с тем же «Нюхачом», который стоит полмиллиона долларов за одну серию.

Но за счет того, что он адаптируется, экспортируется и продается на многих территориях, он коммерчески успешный.

Знаете, это как масс-маркет и лакшери. То есть, для поддержания нашего имиджа и бренда на зарубежных территориях есть лакшери – «Нюхач», а для того, чтобы удовлетворять спрос наших каналов за их бюджет – «Дежурный врач», который тоже очень качественный в плане истории.

Экономия на актерах может происходить следующим образом: первые роли играют профессиональные актеры, а вторые – любители. Это, конечно, видно в кадре, но, если история качественная, интересна зрителю, и уже имеет спрос и рейтинг, сериал может быть вполне успешным.

- Так, сценарий не трогаем, на актерах тоже, я так понимаю, стараются не экономить, а за счет чего тогда можно существенно удешевить стоимость изготовления телесериала?

- За счет правильно выстроенной технологии производства. Если для дорогого сериала серия снимается 6-8 дней и больше, то в сериалах, которые снимаются “конвейером”, на одну серию уходит 2-3 дня.

Свой покупатель есть у любого товара. Конечно, жаловаться можно, но есть реалии рынка, и поэтому, я считаю субъективными упреки: «ой, вы делаете сериалы для дня не такого качества, как для прайм-тайма». Если у канала есть 50 тысяч долларов на серию для прайм-тайма, то для дня у него есть 10 или 20 тысяч. И мы должны работать в этих реалиях.....

- Еще одно уточнение. Я часто общаюсь с актерами и уже неоднократно слышала об очень низком качестве телесериальных сценариев. Вы как человек, через которого проходит большое количество сценариев, тоже считаете, что у нас нехватка хороших сценаристов?

- Это действительно так. Существует проблема нехватки сценаристов на рынке, хотя сценаристы, видимо, так не считают... Знаете, у нас сложилась двоякая ситуация: сценаристы считают, что сценаристов много и все они талантливые, а плохие продюсеры их не видят. А мы – продюсеры, наоборот, считаем, что качественных сценаристов не хватает. Но это все – проблема роста и становления, которая решится с дальнейшем процессом производства, и чем больше мы будем производить контента, тем больше они будут набивать руку на хороших сценариях.

Конечно, есть нехватка, особенно сейчас, когда началось такое развитие украинского кино. Не факт, что авторы, которые работали на сериалах, смогут написать полный метр, потому что это совсем другое ремесло, но все стараются, есть некоторые продюсеры, которые сами садятся и пишут сценарии. На них злятся сценаристы: «не лезьте не в свое дело!». Такой вот «кавардак» постоянный.

- Сейчас в украинской литературе появилось много новых имен. Мне отдельные актеры даже говорили, а почему бы, например, не делать сериалы по нашим современным авторам?

- И делают. И много. Но, знаете, у нас есть национальная черта – нашим людям никогда ничем не угодишь! То кричали, что все сериалы ментовские и русскоязычные. Ладно, сделали первый украиноязычный сериал «Дежурный врач» - многосерийная, медицинская, самая долгоиграющая драма в нашем эфире. Казалось бы, на украинском языке, украинские актеры, украинское производство, что не так? «Ой, опять про врачей. Неужели нет других тем?».

Но наше дело - умело продолжать свое дело - делать тот контент, который нам заказывает канал, который нам хочется самим делать, и который развивает рынок – это тяжело сочетать, но мы стараемся. Мы большая студия и балансируем между различными факторами, у нас не одноплановый контент: здесь мы делаем «Нюхач» за много миллионов, здесь мы недорого делаем «Дежурного врача», здесь мы делаем «Захара Беркута» на английском языке за большие деньги, а здесь мы делаем «Безумную свадьбу» за меньшие деньги, но на украинском языке для нашего рынка. То есть у нас очень диверсифицированный контент.

- Ирина, а поддержка, которая есть со стороны Госкино, это же существенная помощь?

- Это существенная помощь, но, здесь главное – не перегнуть палку. Есть такие продюсеры, которые приходят и сразу просят профинансировать все 100%. Мы держим баланс, никогда не просим у государства больше, чем 30-35% и мы были первой студией, которая эти деньги начала возвращать.

Я не хочу никого обидеть, но есть «митці», в не очень положительном смысле этого слова. Не буду называть имен, но раньше случалось, что им выдавалась государственная поддержка и делалось такое «художественное кино», что его можно было разве что положить на полочку, не говоря уже о даже минимальном коммерческом успехе.

Мы были первыми с фильмом «Несломленная», кто, получив 33% государственной помощи, потом вернули их государству. Фильм «Поводырь» (наших коллег) тоже отдал деньги государству. Но мы никогда не просим больше, чем 30-35%, поскольку понимаем, что нам государство ничего не должно. Мы, как производители, обязаны создать такую бизнес-модель, бизнес-структуру для каждого проекта, которая будет самоокупаема, и будет приносить деньги и нам, и государству, а также будет иметь функции социального значения.

Да, мы коммерческая студия, нам нужно зарабатывать деньги, но вместе с тем мы балансируем между другими, более благородными целями, поэтому и берем государственную поддержку. Но мы всегда планируем ее отдавать и отдаем.

- Существует мнение, что только комедии могут быть прибыльными, а все остальные отечественные фильмы, какими бы они суперклассными не были, только для души, а не для кассовых сборов. Это правда?

- Я бы перефразировала и сказала, что комедийный жанр - самый популярный среди жанров кино, но в то же время и самый сложный в реализации, потому что писать драматические сериалы у нас уже научились, мы их давно делаем, а вот написать комедию – это намного сложнее, потому что юмор - очень субъективная штука, и продюсер должен читать сценарий глазами массового зрителя, а не своим субъективным предпочтением.

Комедийный жанр является драйвером всего остального контента, вот посмотрите на брендоформирующие сериалы любого канала – это почти всегда комедии: «Сваты», «Последний москаль», или комедийные шоу «Квартал», «Дизель» и др. То есть все, что набрало наибольшие рейтинги, всегда было комедийным, но вместе с тем его очень трудно писать. Очень сложно найти авторов, правильно все спродюсировать, и чтобы тот юмор зашел людям.

- Совсем скоро в прокат выйдет фильм «Безумная свадьба», что вы ждете от него? Чего нам ждать?

- Мы ждем безумной кассы, безумной зрительской аудитории, сиквела и приквела, и вообще, чтобы это стало большой франшизой и мы запустили сериал.

Вот буквально на днях мы принимали первую версию монтажа и мне кажется, что это кино в традициях лучшей украинской свадьбы. У нас там будет все лучшее сразу: лучшие актеры, очень хороший сценарий, прекрасный молодой режиссер и все популярные украинские звезды.

- Олег Винник будет?

- Винник будет (смеется). Мы не можем сказать, кого он играет, но он замечательный! Если вы видели трейлер, то он там очень красиво появляется в своем амплуа. Не буду больше ничего раскрывать, но у нас есть еще один козырь в руках, и, наверное, за месяц до релиза мы уже сделаем финальный удар в маркетинговом плане.

- Вы говорили об интересной тенденции, что чем больше локальных тем в фильме или сериале, тем лучше он воспринимается зрителями.

- Да, есть такой тренд. Тебе гораздо интереснее смотреть кино, если в нем ты видишь улицу, по которой когда-то ходил, какие-то знакомые пейзажи, людей, слышишь обсуждения тем, которые дома за столом обсуждаешь.

Этот тренд сейчас повсюду, но кроме такой локальной тенденции есть еще, как мы называем, «глокализация» – сочетание глобал и локал. Это тема, которая вроде и местная, аутентичная, но вместе с тем очень интересна международной аудитории и зарубежному рынку.

Вот когда ты находишь тему, которая корнями вцеплена в тебя и в твою культуру, надо суметь ее запаковать так, чтобы она зашла и международной аудитории, тогда попадешь в самое яблочко. У нас вот так получилось с анимационным фильмом «Мавка».

- О, анимация – это вообще волшебство! В кино все понятно: актеры, режиссер, площадка. А мультик появляется ниоткуда, из чьего-то невероятного воображения, какие-то волшебники его рисуют. Может, вы на примере своих анимационных работ расскажете, как это происходит?

- Пожалуй, в плане производства и всего того разнообразия контента, что мы делаем, анимация – самый сложный. В плане физического производства это дольше.

Мы крупная компания, которая производит контент различного плана, за разные бюджеты, с разным назначением. А анимация - это тот жанр, который разговаривает на универсальном языке, это тот жанр, которого нам, видимо, не хватало еще три года назад.

У нас было кино, сериалы, digital-контент, а анимации не было. Вот для того, чтобы сложить этот пазл, сделать разворот на 360 градусов, мы и должны были запустить направление анимации.

Наша компания «FILM.UA Group» состоит из примерно 20 компаний, которые делают кино, сериалы, спецэффекты, запускают каналы. И вот мы запустили «Animagrad», который производит анимацию. Мы решили, что он будет делать как сериальный телевизионный контент, так и полнометражную анимацию.

Это контент для семейной аудитории, она собирает много зрителей в кинотеатры, на ней потом строятся бренды, мерчандайзинг, продаются игрушки, одежда и т.д.

Когда мы только начинали с «Украденной принцессы», наша стратегия была - запустить линейку из пяти полнометражных фильмов и выпускать по фильму в год.

Но все приходит с опытом, и в ходе работы стало ясно, что это не так быстро делается, и мы немного переформатировали нашу стратегию. Решили делать по одному фильму в два года. Потом, когда мы начали думать, на чем базировать эти фильмы, решили, что они должны базироваться на уникальных сильных женских персонажах, это, кстати, тоже глобальный тренд. Сейчас женские персонажи в тренде по всему миру и в плане кино, и в плане анимации.

Наш первый фильм о киевской принцессе Миле мы выпустили 7 марта этого года и держим национальный рекорд в прокате, рекорд украинского кино в международном прокате, и рекорд в плане количества стран, куда мы его продали.

Вторым нашим фильмом станет «Мавка», тоже уникальный женский персонаж с колоссальным мифологическим бэк-граундом. Третий фильм, который у нас выйдет в 2022 году, это «Роксолана» – мощный, исторически сильный женский образ.

То есть у нас линейка уникальных женских персонажей, наша аудитория их знает, а вот мир – еще нет. Но мы увидели, что тот визуальный язык, основанный на нашей культуре, который мы придумали в «Мавке», мир еще не видел, но с восторгом воспринял ее.

- А как рождается визуальный образ, который потом мы видим? Много раз он меняется? Сколько было вариантов, пока появилась Мавка или та же Мила?

- Вы немножко раньше спрашивали, кто над этим работает, как создается эта магия, так вот, в штате у нас работает около 100 художников, они очень талантливые, и это тоже одна из наших миссий - вернуть их в страну, потому что пока у нас не было анимации, они все работали на международные компании за рубежом. Сейчас мы их стараемся собрать в кучу, они "горят" этими проектами.

Что касается образов. Например, образов Мавки было очень много, и это один из факторов, почему мы так долго работаем над этим фильмом, потому что наше желание – сделать его лучше.

Она, кстати, меняет цвет волос и глаз несколько раз по ходу сюжета – когда меняются сезоны. Там много разных деталей. Мы очень долго искали именно тот образ и нашли самый удачный.

У нас разработана так называемая библия проекта – такой здоровенный талмуд, где собраны все образы, над которыми мы работали, пока нашли финальный. Их очень много, где-то около 300, и каждый по-своему очень красивый, оригинальный, но, конечно, всем не угодишь.

В ходе работы образ Мавки менялся несколько раз. И из-за того, что страна очень рано узнала о том, что мы начали работу над проектом (аудитория узнала о ней, еще когда даже не было сценария), мы - под микроскопом с самого начала до сих пор. Планка ожидания уже очень высокая, все ждут чего-то грандиозного, и отчаянно работаем, чтобы не подвести. Ответственность на нас такая, что иногда немного срашно.

Обычно мир узнает о фильме примерно за год до релиза, а о нас знали уже за 3 года. И все ждут.

- На каком этапе работа над ней сейчас? Что сегодня происходит с «Мавкой»?

- Техническим языком сейчас происходит процесс отрисовки аниматиков – это когда черно-белым карандашом создается, по сути, весь фильм.

До того, как вы увидите фильм в финальном виде, мы должны “снять” три раза в разных форматах.

- Сначала его все равно должны нарисовать карандашом реальные люди?

- Да! Реальные люди сидят и карандашом рисуют, они называют это языком аниматоров «огурцы» - то есть сначала такие палочки вместо ножек, потом уже рисуются образы, формируются стори-борды, все прорисовывается карандашом с черновой озвучкой, и весь фильм прогоняется полностью в таком формате.

Далее, когда это утверждается, все озвучивается, затем делаются 3D - модели, снимается анимация, и так далее. На каждую сцену снимаются реальные актеры (видео-референсы), из которых потом аниматоры будут делать анимационных персонажей. Это мой первый анимационный проект, поэтому я сама до сих пор учу техническую терминологию (смеется).

- На какой стадии сейчас работа над анимационным фильмом «Роксолана»? Я прочитала, что вы уже выбрали концепт-арт.

- Что касается «Роксоланы», у нас было очень много споров, поскольку там есть такие противоречивые моменты, как, например, гарем. Показывать гарем в детском фильме или нет? Мы до сих пор об этом спорим.

У нас была цель протестировать спрос зрителя на такого персонажа. И когда мы в соцсетях объявили конкурс на концепт-арт главной героини, то были удивлены количеством работ от художников, как профессиональных, так и аматоров.

Отклик был очень большой, потому что вообще, когда делаешь какие-то конкурсы, народ в основном любит комментировать, на диване им это легче. А когда просишь что-то реальное сделать, прислать, то отклик намного уменьшается.

На этот раз отклик был очень большим, мы получили больше сотни работ, нам даже сложно выбирать было – создали комиссию, ставили оценки, спорили.

Кто-то говорил - это вторично, или не оригинально, а это аутентично, или, а почему она должна быть худой? Хватит уже делать худых и пропагандировать анорексию, давайте делать настоящую украинскую женщину! Было очень много мыслей, был выбран базовый образ, и наши художники будут дальше работать.

Наша «Роксолана» должна стать чем-то уникальным, стилизованным, красивым, конечно, без шароварщины.

- Ирина, в завершение такой чисто женский вопрос, я знаю, что у вас маленькая дочь...

- Нет, она уже давно не маленькая, ей 10, но она какая-то очень большая!

- Но ведь она была маленькой, а о вашем трудоголизме легенды ходят! Как вам удается совмещать активную работу, карьеру и уход за ребенком?

- Вы знаете, я люблю говорить, что у каждого свои приоритеты. Конечно, семья на первом плане, но ты не сможешь воспитать ребенка в гармоничной атмосфере, если сам не счастлив от того, что делаешь.

Если жизнь состоит из элементов, которые делают тебя счастливой, а у меня работа – это один из неотъемлемых элементов, то, если бы я забросила работу и посвятила себя полностью малышу, я бы не стала счастливее и ребенок не был бы счастлив с неудовлетворенной до конца мамой, поэтому тут каждому свое.

Когда ребенок видит, что мама работает, а я хочу, чтобы мой ребенок тоже работал, а не сидел и просто ждал счастья с неба, то я сама для него пример.

Да, я балансировала, возможно, уделяла меньше внимания, как кому-то кажется, но здесь нет каких-то стандартов, ей нравится, она принимает активное участие во всех творческих процессах.

- Вы ее привлекаете к работе? Ей нравится то, чем мама занимается?

- Привлекаем, конечно! У нас даже есть домашняя фокус-группа. Мы – медиа-семья, поэтому без работы это не могло никак произойти, у нас семейный подряд (смеется). Мы с моим мужем (Сергей Созановский, руководитель FILM.UA Group – ред.), наверное, уже 16 лет вместе, и только 3 года из этой семейной и рабочей карьеры я работала отдельно (не “на семью”) - на канале «ТЕТ». Это очень полезный опыт, но лучше работать на себя и на свою семью.

- Так, может, дочь вас на анимацию как-то и вдохновила?

- На то, куда мы стратегически идем, вдохновляет исключительно муж. Он стратег, мы его иногда называем космонавтом, потому что он далеко летает и очень далеко планирует. Сергей так разрабатывает свои стратегии, что иногда сидишь и думаешь, ну, и когда мы до этого дойдем? Но все равно, он ставит цель, а наша задача как продюсеров, тех, кто делает это руками, реализовывать.

Вы спросили об одном, а я уже дошла до космоса... Просто семейный подряд - это когда все гармонично и вы дополняете друг друга.

- На самом деле, это же прекрасно, когда есть стратегия, есть к чему идти и есть команда, которая вам помогает!

- Да. Но, собственно, на анимацию, меня, скорее, не дочь вдохновила, а была поставлена стратегическая задача мужем. Хотя... Его, возможно, вдохновила дочь. Он как-то рассказывал историю в одном из своих интервью, что когда Насте было 3 года, он купил большую книгу «Сказки Пушкина» и читал ей “Руслана и Людмилу”. Наверное, это где-то тогда и зародилось.

У нас очень большая команда. На самом деле, анимацией руководит Егор Олесов, который построил «Animagrad», собрал этих художников и сделал ту самую “Украденную принцессу”, да, нам было трудно, но его первый анимационный фильм сразу стал рекордсменом, и мы этим очень гордимся.

Любовь Базив. Киев

Фото: Евгений Любимов, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-